The L Word

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The L Word » ✗ альтернативная реальность » Грехопадение.


Грехопадение.

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Ощущения оргазма, наваждения, сексуального безумия, постепенно уходили. Тело получилось разрядку настолько, что сейчас, на смену страсти пришла невероятная усталость. Все тело налилось свинцом, будто Джексон разгружал вагоны. Тяжело дыша и постепенно успокаиваясь, Джексон ощущал, как остывает тело. Уставший, воспаленный мозг отказывался думать. Как это ни прискорбно, мозг парнишки давно спал.
- Я бы хотел продолжить, если конечно ты не против, сразу как только передохнем - голос мужчины, бархатный и теплый, заставил Джека улыбнуться, совершенно не думая над смыслом. Он вообще не хотел думать о том, что сейчас произошло. Его не отпускало легкое опьянение, в котором пребывал разум.
- Ты хочешь остаться до утра или же...?
Ощутив, как матрас покачнулся, Джек перевернулся на один бок, машинально обнимая соседнюю подушку. Учитывая, как слипались его глаза, парень не был готов ехать куда-либо. Он давно забыл, где он находится, с кем и как попал сюда. А может быть то, что он сбрасывал на усталость, на самом деле было последствием того наркотика, что выпил Джек? Но все эти случайные колкие мысли ненадолго задерживались в проветриваемой голове парня.
-Останусь... - попытался ответить он как можно более бодро, даже приоткрыв глаза, невольно любуясь таким телом Меттью, о котором всю жизнь мечтал сам.
-Угу... - сонно произнес Джек, даже не расслышав вопроса или просто слов. Он давно закрыл глаза, решив больше не бороться с таким теплым и уютным сном, который надавливал на него с такой силой, что бороться было просто бесполезно. Все тело расслабилось, сердце перестало биться словно у маленького зверька. Каждая мышца молодого человека была в спокойном состоянии. Парень просто провалился в глубокий и тихий сон.

Когда именно наступило утро, Уайт ни за что бы не сказал. С одной стороны ему казалось, что проспал он пару часов, таким разбитым он был, но но судя по солнцу, бьющему прямо в лицо, времени было уже много. Именно это солнце и разбудило парня. В первую секунду, по привычке протянув руку в сторону, в поисках своих часов, Джек наткнулся на продолжение кровати. Резкий удар мыслительного процесса заставил его распахнуть глаза. Голова ужасно болела, но вместе с ней заныло и все тело, особенно в области поясницы и ниже. От этого чувства в груди Джека закрался страх. Он лежал в постели не у себя дома. Помещение не узнавалось. Попытавшись вспомнить, парень ощутил нечто похожее на похмелье, память его подводила, а то, что он вспомнил, заставило его оцепенеть от страха и стыда. Застонав в голос, Джек откинулся на подушку, закрывая лицо руками, будто желая перенестись отсюда подальше, спрятаться от всего внешнего мира. Через несколько минут, Уайт рискнул вновь открыть глаза и собравшись с духом, поднялся. Боль отозвалась новой волной, а тело было будто после драки. Одежды его нигде не было, а выходить из комнаты было ужасно страшно. Так он и сидел, укрывшись одеялом в незнакомой постели, впадая в полное отчаяние, не зная, что ему делать дальше. Судя по воспоминаниям, он был в квартире мистера Грема и... Все остальное хотелось отогнать всеми силами, убедить себя, что все эито было сном. Но на помощь приходила злосчастная боль пониже поясницы...
-О боже... Что же мне делать? - оперевшись о колени руками, Джек сидел держа свою голову и сжимая волосы. Вряд ли ему удастся незаметным выбраться из квартиры, тем более, что он и понятия не имел, где его одежда. Где-то слышался шум присутствия, по-видимому, хозяина дома. И именно ему Джек не хотел попадаться на глаза ни сейчас, ни сегодня... Мысленно парень уже распрощался с практикой и стажировкой у Меттью Грема, стыд пропитывал и отравлял его насквозь. Кое-как добравшись до коридора, обернувшись одной простыней, Джек нашел свои вещи. Прижав их к себе, Джек услышал шаги за своей спиной.

+1

32

Да, Меттью будто вновь пробудился от долгого сна, он вновь вкусил тот сладкий вкус секса, который, казалось бы уже давно притупился. Но с Джеком все вновь заиграло новыми красками. Его хотелось всего, еще и еще и разум то и дело подкидывал мысли о том, как бы они могли проводить вечера и чему бы Грэм научил своего стажера, помимо премудростей юриспруденции.
За мыслями, мечтами и думами, мужчина все ждал и ждал своего сладкого мальчика, но тот так и не пришел к нему в душ. Метт вытерся и вышел посмотреть, чего мешкает любовник, обернув полотенце вокруг бедер. Конечно, то что он увидел было предсказуемым, но все же адвокат надеялся, что еще разок, они смогу покувыркаться сегодня в постели. Он провел пальцами по плечу мальчишки, поглаживая его нежную кожу и целуя ее, совсем мягко. Джек спал и даже не шевелился, а значит самое интересное будет только утром, к тому же впереди были все выходные. Раздевшись мужчина улегся рядом в постель и тоже заснул, как бы там ни было, но этот вечер был не простым и усталость тоже сказывалась.

Под утро он проснулся раньше,ч ем пробудился мальчишка, он еще видел сны и кажется не заметил, что Метт решил немного поухаживать за своим гостем, в конце концов, парень подарил ему великолепный вечер и стоило быт к нему более внимательным.
Пока Грэм самолично возился на кухне с завтраком, он и подумать не мог, что пробуждение будет для Джека не слишком приятным, адвокат просто был занят завтраком, который собирался принести прямо в постель.
Движение в квартире заставило мужчину прислушаться и затихнуть, да мальчишка уже встал и кажется собирался незаметно улизнуть. Выйдя из кухни адвокат застал беглеца в простыни и с одеждой, которую он так прижимал к себе, будто ее кто-то собирался тут же отнять.
- Решил, просто уйти даже не попрощавшись? – приблизившись к мальчишке, почти вплотную он бережно его обнял и прижал к себе чуть более резко, чем ожидалось.
- Я не выпущу тебя до тех пор, пока ты по крайней мере не позавтракаешь, я же не зря все это готовил и надо признать, я не ради всех такое делаю, так что давай иди в душ и будем завтракать, - поцеловав его в  плечо, Метт хотел было отпустить паренька, но ощутил напряжение в его теле.
- Думаю нам поговорить тоже стоит, не убегай не поговорив, а то потом будет сложно понять, что почему и для чего. Будь умницей и все будет хорошо, - последние слова он сказал мальчишке на ухо и уже без зазрения совести чуть прикусил кромку уха, шумно выдохнув отпустив.
- А теперь иди и пожалуйста постарайся не долго зависать в ванной, - улыбнулся и отпустил, но прежде чем парень удалился, он сунул ему в руки пару свечей, которые должны были унять боль. Меттью прекрасно понимал, что неподготовленный Джек, именно сейчас все же испытывает непривычную боль, Грэм лишь надеялся, что она не была столь сильной, чтобы парень больше никогда не подпускал к себе. Объяснять было не надо, мальчишка был умен и сам разберется как применять медикаменты, а адвокат тем временем вернулся на кухню, хотя все же вытащил ключ из дверного замка и кинул его в ящик, он не собирался отпускать своего гостя так быстро.

+1

33

Глупо было надеяться, что Джек сможет улизнуть из этого дома незамеченным. Он был раздет, а в одном одеяле вряд ли долго пробежишь, даже одеваясь на ходу. Тем более Джексон не имел ни малейшего понятия о том, где он находился в плане частей города.
Когда за спиной послышался голос хозяина квартиры, последние надежды убежать ипарились. Все тело сковал страх и стыд. Джек не знал, что ему делать.На лице парня была смесь из различных эмоций - стыд, страх, гнев на самого себя... Но стыда было куда больше. Ничего не ответив, он смотрел на мужчину так, будто ждал лишь, когда его отпустят. Находиться с Меттью в одном помещении было сейчас выше всего того, что мог выдержать парень, а уж тем более так близко, ощущая на себе руки Грема. Нет, это не было неприятно, это было очень странно. Джексон готов был провалиться со стыда. Ему казалось, что все это неправильно и во всем этом виноват лишь он. Просто за то, что... черт, за то, что ему это понравилось. А ему понравилось, иначе не было бы такого мучительного сейчас удовольствия, не было бы воспоминаний о таком оргазме, которого Джексон, признаться, никогда в жизни не испытывал.
От прикосновений к уху, по телу пошла непростительная дрожь, а тело вновь сковал стыд. Джексон находился на грани истерики, он не мог вынести всего того, что случилось с ним этой ночью. Когда мужчина отошел от него, Джек пулей удалился в сторону ванной. Лишь, когда дверь за его спиной закрылась, парень скинул одеяло и свои вещи. В руках он держал приготовленное для него лекарство. Все внутри Уайта разрывалось от двух смешанных чувств - стыда и воспоминаний о том, как ему было хорошо. Но это же полностью разрушит мою жизнь! Это невыносимо! Этого не должно быть в моей жизни! Это... - это было за гранью того, о чем мог думать парень. Даже вода не помогала прогнать его мысли. Сами воспоминания заставляли вновь и вновь ощущать в памяти то полученное удовольствие. Ночью все кажется проще, а дневной свет открывает все постыдство содейнного, заставляет раскаиваться и стыдиться своих желаний повторить. А желание было, Джек ощущал это всем своим телом. Взглянув на себя в зеркало, парень в первую секунду не узнал собственное отражение. Все тело было покрыто синяками от укусов и поцелуев, оно напоминало поле боя, где страсть боролась с невинностью и сейчас было явно, кто одержал верх в этой битве.
Подставляя лицо под прохладную воду, Уайтдолго смотрел на протянутый препарат. Не стоило говорить, как им пользоваться, это было бы ясно и дураку. Но то, что даже эта, не имеющая ничего общего со страстью и сексуальностью, процедура вырвет из груди парня хриплый вздох, такого Джек не ожидал даже от самого себя. Тело молниеносно среагировало на подобное, вливая в разум возбуждение как отраву. Член тут же заставил отвлечься от любых других мыслей о правильности или порядочности. Ноги подкашивались, заставляя осесть, а перед глазами вновь и вновь возникали картины прошедшей ночи. Внутри было лишь сожаление о том, что она прошла. На нее можно было бы списать все, что угодно, а сейчас... Джексон старался изо всех сил остановить собственный порыв, но ладонь сама легла на горячую плоть, жаждущую внимания. Всего несколько секунд и сердце вновь забилось, рискуя вырваться из груди. Джек молил небеса о том, что бы сейчас всему виной был препорат, имеющий некие наркотические свойства, потому что обьяснить, что Джек делал это сам и по собственной воли, он не мог никому, в том числе и себе.
УДовольсвтие было мимолетным, напоминающим обычную разрядку, которой частенько грешил парень, не имеющий никаких отношений. Но сейчас она носила странный характер насмешки над собственной правильностью. В то время, когда в квартире был тот, кто и сейчас не отказался бы, а Джек был уверен в этом, он удовлетворял собственное тело в ванной, прикрываясь скромностью и стыдом, будто вуалью на похоронах собственной невинности.
Дымка наслаждения прошла быстро, оставляя новый неприятный осадок на сердце. Одевшись, высушив полотенцем волосы, Джексон направился на запах приготовленного завтрака. В состоянии, которое владело сейчас парнем, Джексон не смог бы проглотить и куска. Он напоминал странную смесь зомби и находящегося под гипнозом челвоека. Абсолютно лишенное эмоций лицо, напряженное спокойствие, полная потерянность во взгляде. Джек не знал, что ему делать. Не сейчас, не здесь, а вообще. Все это создавало огромную проблему в его сознании "как мне теперь с этим жить?". Но стоило Уайту увидеть Метта, как тело вновь заныло, будто голодного пса дразнили куском ароматного мяса.
-Ты и сейчас мне что-то подсунул? - произнес он, стоя у стола и не решаясь сесть. Его взгляд упал на руки мужчины, его лицо, задержался на губах, все это вновь и вновь возвращало в события прошедшей ночи, заставляя, ломая, вгоняя в безысходность с одной целью - что бы Джек просил и желал еще... Где и когда угодно... Это было отчаяние.

+1

34

Мальчишка был настолько милым в своей невинности, что заставлял Грэма улыбаться даже тогда, когда парня рядом не было. Это было странно для такого человека как Грэм. Неспешно выкуривая сигарету мужчина ждал терпеливо, но все же отметил про себя, что парня нет достаточно давно. Толика тревоги закралась в душу, мало ли что мальчишка мог сделать с собой, но останавливала трезвая мысль, что на суицидника Джексон был не похож и ночью отдавался со всей страстью и желанием, а значит без принуждения. Прошло еще несколько минут, прежде чем мальчишка все же появился в кухне, настолько скованный, напряженный, что даже садиться не стал. Метт затушил сигарету и посмотрел на парня очень внимательно, кажется его протеже был полностью потерян и выбит из своей зоны комфорта. На нем не было никаких эмоций, только скулы четко очерчивались, показывая всю напряженность парня.
- Я дал тебе лишь обезболивающие и только, - не моргнув и глазом и стараясь не вдаваться в подробности сказал Грэм и уселся за стол, где был приготовлен вполне себе не плохой завтрак и две чашки ароматного кофе.
- Если ты не хочешь есть, сядь хотя бы и послушай что я тебе скажу, - говорил твердо, но спокойно, принимаясь за завтрак, он дал парню пару минут просто расслабиться, а потом отложив приборы и глотнув кофе вновь посмотрел на мальчишку.
- Если ты решил, что тут лишь моя вина или лишь твоя, то ты не прав, мы оба в этом виноваты. Возможно, мне не стоило позволять тебе сосать мне в машине и трахать тебя в прихожей, но я не смог сдержаться, ты слишком хорош собой Джексон и не только твое тело красиво или твоя задница меня привлекла, твой ум тоже имеет особую сексуальность, - адвокат усмехнулся, да пожалуй он выбрал этого мальчика еще и потому, что он был умен, а значит был способен мыслить самостоятельно, безвольным «рабов», которые все были готовы сделать для Меттью, адвокату уже хватило и все они были пустышками, лишь телами для секса. Джек был другим. 
- Давай договоримся, что если ты хочешь, по настоящему хочешь, а не потому что наше общество решило, что гомосексуальные связи это неправильно, этого больше не повторится. Я ни слова тебе не скажу, не напомню и все останется как и прежде, мы будем вместе работать и ты получишь свою практику, без всяких приятных дополнений, - он вновь посмотрел на парня неспешно облизывая собственные губы.
- Но если тебе было хорошо этой ночью, не смотря на то, что ты пробовал такой секс впервые, то кроме практики у тебя еще будет отличный секс, такая практика, о которой другие только могут лишь мечтать, дроча на свои фантазии или же читать в книжках краснея. Твое тело прекрасно и оно рождено для получения удовольствия, которое очень хорошо помогает расслабится после тяжелого, трудового дня. Это мой секрет успеха. Хороший секс всегда помогал мне праздновать мои победы и даже глотать свои поражения, даже если они были не видны другим, они были. Решать тебе Джек, хочешь ты вкусить запретного плода или же все же предпочтешь обычную жизнь простого человека, всю жизнь жалея об упущенном? – мужчина чуть наклонился вперед, смотря в глаза мальчишке, уже сейчас видя в нем то, чего сам Джек не видел, большой потенциал и это заставляло Меттью чуть ли не дуреть от накатившего желания взять мальчишку прямо на этом столе, подчинить его себе, заставить хотеть этого так же сильно, как и он сам.
Поднявшись, он подошел к парню и пальцами приподнял его подбородок, заставляя смотреть на себя  и лишь спустя пару секунд, он склонился к мальчишке чтобы поцеловать его в губы, не просто прикоснуться, а увлечь в настоящий поцелуй, стараясь понять по реакции, что же решил Джек, но не стал его долго томить и отпустил, отходя.
- Решай, будет ли это прощальным поцелуем или лишь началом наших, особых с тобой отношений, - сказал тихо, но вполне серьезно. Парню придется выбрать и Грэм может быть  даже даст ему время, если оно нужно, но в понедельник он явно потребует ответа.

+1

35

Все оборачивалось какой-то сюрреалистической картиной. Джексон с трудом понимал, где еальность, а где кислое ощущение ирреальности. ОН чувствовал себя будто пьяный - мышы стянуло, но разум давно не сохраняет стабильность. Все внутри плывет, снару стоит скалой. Джек  смотрел на Меттью на грани ужаса, слушая столь вызывающие и бесстыдные речи о том, что он делал ночью в машине, как спокойно он отдавался этому человеку. Само понимание, что творилось этой ночью, что все это происходило с желания Уайта, полностью обезоруживало и сковывало Джеко, заставляло его желать исчезнуть отсюда и с этой планеты. Страх и стыд настолько сковывал парня, что он не мог даже вздохнуть. СЛова об его уме были слишком слабым утишением в его падении на самое дно. Даже мысли о том, что Джексон делал это с собственным желанием, ничуть не помогали справиться с ситуацией. Джек не знал, что ему делать, он впадал в отчаяние. Нет, это был ужас, полнейший мрак и паника... Да, именно она сейчас готова была завладеть парнем. Сердце прыгало как сумасшедшее, глаза испуганно блуждаяли по комнате, боясь остановиться хоть на мгновение. Тело, только что пережившее оргазм от одних лишь воспоминаний, было напряжено. Джек почти физически ощущал, как вся его жизнь летит вниз по Ниагарскому водопаду.
- Давай договоримся, что если ты хочешь, по настоящему хочешь, а не потому что наше общество решило, что гомосексуальные связи это неправильно, этого больше не повторится. Я ни слова тебе не скажу, не напомню и все останется как и прежде, мы будем вместе работать и ты получишь свою практику, без всяких приятных дополнений,
Светлые глаза со страхом затравленного зверя посмотрели на Меттью. Мистер Грэм сидел перед ним, без тени насмешки, смотяр на него с полной серьезностью, даже н намекая на то, что бы все превратить в шутку. Неужели его слова были правдой и все еще можно было забыть и замять? Джексон боялся поверить в подобное.
Пожалуй его глаза были слишком выразительны, но, кажется, это не остановило Меттью. Мужчина поеловал его так, что голова совсем пошла кругом. Уайт боялся упасть, потеряв контроль, он не знал, как реагировать, не знал, как поступить. Страх сковал его тело, но воспитание не давали ему сбежать как ошпаренному...
- Решай, будет ли это прощальным поцелуем или лишь началом наших, особых с тобой отношений,
Глаза совершенно не видели. Джек смотрел перед собой, но все расплывалось. Нужно было что-то ответить... Сейчас.. Или потом? Лучше сейчас! Да, сказать все сразу...
-Простите... - весь запал, с которым он вышел из душа пропал, улетучился, как дурман, - Мне пора...
Тело едва слушалось, ноги подкашивались, но Джек заставил себя подняться, направляясь к двери.
-Простите... - жалобно прошептал он, боясь поднять глаза на мужчину и растворяясь за дверью.
Весь следующий день прошел в полной апатии, Джек не мог точно ответить на вопрос, что с ним произошло такого, что ввергло его в подобное состояние. Он жил, он дышал, но в голову словно запихнули вату. Он не мог толком озвучить свои мысли. Он знал лишь одно, то, что ему внушили или то, что он осознавал сам - ему было действительно хорошо этой ночью. От мыслей, от воспоминаний о том, что говорил ему Грэм, от щвуков его дыхания, кровь стыла в жилах, желание вновь и вновь заставляло возбуждаться. Джек не знал, куда ему деваться...
-Малой, ты чего? - в пустой комнате показался старший брат, осторожно сев на край постели. Одно лишь прикосновение окружающих было для Джека будто удар тока.
Выбравшись из-под подушки в очередной неудачной попытке забыться, парень посмотрел на брата.
-У тебя было когда-нибудь, что ты понимал: то, что делаешь - неправильно. Но ты так хочешь этого...
-Ты действительно этого хочешь? - родственник не стал вдаваться в подробности, которые сейчас по сути были не так уж и важны. Важно было ишь ответить на заданный им вопрос. Внутри Уайта боролись два чувства, но желание ведь всегда бывает лишь одно... И оно было лишь одно, ни на что не похожее, не завящее ни от кого, ни от общества, ни от Меттью Грэма. Оно принадлежало только Джеку!
-Хочу... - тихо произнес он, смотря на брата.
-Тогда в черту что и кто скажет! Это твоя жизнь! Люби кого хочешь, что бы кто ни сказал!
Это было будто ответом самих небес. Это было как катализатором, пинком. Джексон поднялся, одеваясь и выбегая из дома, крикнув что-то о том, что не придет сегодня. Он не помнил, как добрался до дома Грэма, он не помнил, как позвонил в дверь. Лишь лио, появившееся в дверном проеме...
-Еще не поздно? - произнес он с детским страхом в глазах, что опоздал, без спроса заходя внутрь квартиры и елуя мужчину. Да, его могли выгнать, быть может его место уже занято, но он попытался...

+1

36

Было ощущение, что все что сейчас Грэм сказал мальчишке, прошло мимо его сознания и даже появилось ощущение, что это приключение закончено, особенно когда мальчишка так быстро исчез из его дома, оставив  легкий аромат после своего присутствия. Останавливать его не имело смысла, либо шок пройдет и он поймет все сам, либо будет стараться избегать компании адвоката. Возможно он даже откажется от практики, все могло быть, но забивать голову тем, что может случиться Меттью просто не привык. Он дал ему время, дал выбор, он говорил серьезно и если мальчишка решит по другому, он ему сообщит. Убиваться из за потерянного парня, который сулил так много не стоило, не таков был Грэм.
Он спокойно выпил кофе, позавтракал и решил заняться своими делами, но надо было признать, что мысли то и дело возвращались к Джеку. Черт этот мальчишка был так хорош, но было ощущение, что он упустил его, впервые Меттью проиграл в этой партии. Ни один мальчишка не убегал от него вот так стремительно, но, как бы там ни было нельзя было приручить того, кто этого не хочет, иначе это уже будет статья.
Чтобы отвлечься Грэм решил съездить к луб и развеется, все это ему помогало скинуть стресс и на время выкинуть протеже из головы. В конце концов, он имел право делать что хочет, а в закрытом клуб было такое, от чего бы Джек просто стал пунцовым.
Что ж время прошло очень весело и хорошо, но Меттью вернулся домой один и когда лег в постель, все еще ощущал аромат мальчишки, который впитали простыни. Черт он так  сладко пах, что где то внизу живота что-то заныло, затосковало по нему. Ночь прошла в непонятном ожидании. Метью решил убить это время хорошей выпивкой, сигаретами и работой. Утро встретило адвоката солнцем, но он уже выбился из сил и просто завалился спать в постель, без мыслей и воспоминаний, тело просто желало сейчас отдохнуть.
Ближе к вечеру Метт проснулся, первым делом сходи+6л в душ, потом стянул белье, которое так пахло Джеком, запихнул его в стирку и переодевшись в домашнее, налил себе виски, сегодня он уже не собирался вести себя как е пойми кто. Джесон не дал о себе знать, значит, скорее всего он решил просто забыть это, Грэм же уже забыл, хотя нет, память помнила, но сидеть и вспоминать о прошлом не стоило, это был отличный вечер, но он прошел и все на том. 
Включил телевизор и сев за бумаги Грэм погрузился в работу, он собирался часть вечера поработать, а потом поехать вновь в клуб и кого-нибудь хорошенько отодрать, чтобы наверняка вытеснить все воспоминания о Джексоне. Глупо было просто «сохнуть» по нему, столько парней хотели его внимания, что всех не перетрахать.
Когда мысли уже полностью были погружены в законы, Грэм услышал звонок и опрокинув  остатки виски, взглянул на часы, в такой час гости к нему приходили крайне редко, ну если конечно не было договоренности или приглашения.
Дверь отворил не до конца, лишь чуть-чуть на случай, если гость был не желателен, можно было просто закрыть перед ним ее и все на том. Да, такие гости тоже посещали известного адвоката. Каково же было удивление Метта, когда на пороге его дома оказался Джек, его взгляд был таким, словно он чего-то боялся. Чуть отойдя от входа, тем самым позволил ему пройти и тут же ощутил поцелуй на своих губах, дверь захлопнулась отделяя их от всего мира.
- Ты передумал? -  отстранил его совсем чуть-чуть, стоило все же понять, что же думает его гость. И вновь аромат его парфюма заполнил все пространство.
- Нет, еще не поздно, я только вот думал поехать в клуб, но видимо меня ждет вечер куда более интересный, - улыбнувшись мальчишке, жестом пригласил его в свой дом, который Джек, по сути, так и не видел.  Принес свой стакан из кабинета и взял еще один, налил виски и протянул его парню, себе тоже налил и все смотрел на мальчишку, до чего же он был сейчас хорош, такой невинный, едва сорванный, но еще не совсем, не развращенный и такой сладкий. Черт, стоять вот так и смотреть на него было просто невозможно.
- Раздевайся, - сказал четко и спокойно, чуть улыбнулся, это был не приказ, просто хотел проверить на все ли тот готов и хочет ли он того же, чего хочет сам Меттью. А он желал, этого мальчишку, так что аж внутри все дрожало.

+1

37

- Нет, еще не поздно, я только вот думал поехать в клуб, но видимо меня ждет вечер куда более интересный,
Эти слова на мгновение разбудили внутри Джексона ревность. Парень не знал, как реагировать на подобное заявление, имеет ли он право на подобные чувства, но Джексон искренне не хотел отпускать Меттью куда-либо без себя. Что бы мужчина был в окружении других. Гордость это была, или полное уничтожение ее...
Джексон отошел, проходя внутрь дома. Осматривая его, казалось, совершенно иначе, нежели утром. Впрочем тогда он и не видел этого дома, тогда его мысли были заняты совершенно иными вещами. Взглянув на протянутый виски, на мгновение Джексон замер, будто решая], готов ли он действительно к тому, ради чего пришел. Опустошив залпом стакан, Уайт подтвердил собственные желания. Его жизнь все равно никогд ане станет прежней, он перешел ту черту, что отделало привычное и новое. Он давно перешел грань обычной жизни, к которой его готовили, в которой он рос. Провались оно все пропадом... Джексон понял, что обычная жизнь никогда не давала ему того ощущения жизни, которого он ждал. Лишь то, что произошло между ними, было действительно подтверждением его существования. Столь бурных эмоций, что Джек не мог выбросить их из головы. Поставив пустой стакан на стол, Уайт посмотрел на мужчину. Сейчас были неважны никакие слова, один лишь взгляд парня говоил обо всем. Он будто взглянул на свою жизнь и понял, что всю жизнь жил не для того, что всю жизнь он лишь готовился к тому, что встретил лишь только сейчас.
- Раздевайся,
Ждал ли Джек подобного приказа или нет, ощущал ли он необходимость услышать эти слова именно с такой интонацией или нет, но лишь сейчас он ощутил себя так, будто всю жизнь хотел услышать только этот тон. Куртку быстро слетела с него. Едва задержавшись на футболке, парень стянул ее, быть может не особенно сексуально, но сейчас не в том был смысл. Соблазнять процессом обнажения было некого. Слова... Приказ... Он был ясень. От одного лишь голоса Джек ощутил волнение в крови, словно в нее вкололи какой-то возбудитель. Все внутри будто проснулось. Откинув футболку, Уайт коснулся джинс, снимая их, быть может с лишним надрывом, стараясь скорее избавиться от ненужной ткани и лишь белье... Это была последняя черта между прежней привычной ему жизнью и той дорогой, на которую он вступил. Лишь после одного подобного приключения. Что он скажет семье... Что он скажет самому себе... Заминка продлилась всего секунду, но мягкая ткань белья скользнула по телу на пол, прежде чем молодой человек предстал совершенно обнаженным, не прикрываясь и не защищаясь, смотря в глаза своему учителю... Наставнику... Любовнику... Кем теперь стал для него Меттью, было неизвестно даже Метту, но их положения изменилось - это точно...
Убрав руки за спину, Джексон смотрел на мужчину, ожидая, когда мужчина позволит, как бы это ни звучало, коснуться себя. Подобное положение возбуждало сильнее чем все мысли до этого. Одно лишь желание коснуться, приблизиться, как голод, завораживал, заставляло кусать губы, застовляло возбуждаться от одной лишь мысли...

+1

38

Он выпил все залпом, а Меттью просто растягивал удовольствие и смаковал виски. Определенно, он уже не собирался никуда идти, все что он хотел было здесь, а мальчику было рано еще появляться в таких местах, он был не подготовлен, но конечно придет и то время, когда он увидит все своими глазами.
Приказ это был или все же команда, не столь важно, главное, что это не вызвало смятения во взгляда Джексона. Он разделся без всяких изысков, просто снял все, лишь на белье чуть задержался, на долю секунды. Грэм улыбнулся и сделав приличный глоток виски, отставил стакан на стол и подошел сам, осматривая парня и поглаживая его кожу. Да, он был красив, чертовски красив, а если в нем воспитать настоящего саба. Меттью вновь посмотрел на   мальчишку и коснулся его подбородка заставляя смотреть на себя.
- Зачем ты тут?- этот вопрос прозвучал четко и ясно, в нем была сила. Меттью всегда задавал этот вопрос мальчишкам, некоторые терялись или тушевались, другие же с вызовом отвечали, каждый из них вел себя так как считал нужным, но Грэм лишь по одному ответу мог понять насколько долго он позволит задержаться мальчишке возле себя.
«Не разочаруй меня малыш!»  смотрел в него глаза, чуть поглаживая маленькую ямочку на его подбородке. Совсем юный, он был прекрасен и Меттью не удержался, чуть наклонился  к нему, вдыхая его настоящий запах, такой сладкий и такой волнительный. Понимал ли он до конца то, что могло с ним случиться, как Грэм любил расслабляться, понимал ли он, что вступает на такую дорогу разврата с которой будет слишком сложно свернуть. Страсть и желание и не только они окутают его тело как саван и будут душить, если он не будет удовлетворять свои потребности. Улыбнулся своим мыслям,у же представляя как оденет на него ошейник, как поставит его на колени, как заставит выполнять приказы и подчинятся себе, как будет связывать его и трахать жестко, властно и отпускать тогда, когда сам этого захочет. О да, все это так ярко разлилось по сознанию адвоката, что он заулыбался еще шире, а пальцы скользнули по животу парня и коснулись его члена и яиц.
- Думаю я хочу тебя побрить, люблю гладких, - сказал четко, смотря в его глаза и продолжая поглаживать его. О да, он хотел его самолично выбрить и это было лишь начало. Шумно выдохнул ему на ухо и обогнул его, направляясь наверх и маня его за собой.
- Скажи, а чего бы хотел ты? – приведя мальчишку в ванну и усадив его на край достал помазок, пену, опасную бритву и устроившись удобнее посмотрел на мальчишку. Потом нанёс пену и стал аккуратно его выбривать  ведя острым лезвием по нежной коже. Это была опасная игра, но она не только удовлетворяла желание Меттью лишить Джека волос в этой области, но и возбуждала. Он побрил ему все и даже между ягодиц, помассировав пальцем его дырочку, видел что та еще чуть припухшая, но все это было поправимо, его задница вскоре привыкнет ко всему, к том уже для растяжки у Грэма были пробки, они всегда помогали подготовить желанную задницу.

+1

39

Одно лишь приближение Меттью заставляло дыхание учащаться, заставляло дышать все быстрее, сердце биться сильнее. Взгляд плыл будто от изрядной доли алкоголя, хоть и она была, но дело было далеко не в этом. Никогда в своей жизни Джексон не мог понять людей, что с таким воодушевлением рассказывали о сексуальном аромате своих любовников. Но сейчас, лишь с мистером Грэмом, Джек ощущал его аромат и это заставляло его сильнее возбуждаться, смотреть на мужчину с тем трепетом, что смотря на своего кумира.
Подняв глаза на вопрос мужчины, Джек на мгновение запнулся. Не потому что не знал, что ответить, потому что не знал, стоит ли так отвечать... Стоит ли раскрывать самого себя и все свои мысли, но лишь один взгляд этого человека заставлял Джексона подчиняться ему, более того, хотеть подчиняться!
- Потому что я жил... - спокойно произнес он, не пытаясь ни подавить, ни выразить свои эмоции. Спокойный по своей натуре Джексон лишь смотрел на Меттью, стоя перед ним совершенно обнаженный. Ему нечего было скрывать, это было ясно. Он не знал, как выразить все причины, по которым он вернулся, но знал точно, что еще никогда и ни с кем он не испытывал подобного. Не только удовольствия, но и эмоций, чувств, силы желания и страсти. Он будто ощутил все, о чем знал вес мир и лишь он оставался в неведении. И наконец получил все, чего желал. А желал он лишь ощущать Меттью, чувствовать его аромат. Пальцы мальчишки до сих пор чувствовали горячую кожу мужчины, не говоря уж об остальном...
- Думаю я хочу тебя побрить, люблю гладких
Меттью обладал безумным даром - заставлять людей смущаться в том, что, вроде, было таким естественным. Лицо Джексона залилось алой краской в тот миг, когда он опустил глаза и пошел вслед за Грэмом. Молча. Ему не было страшно, не было противно или холодно во всех смыслах. Ему было интересно. Желание неизведанного просыпалось внутри. Еще никогда Джек не испытывал ничего подобного. Каждая доля секунды была для него полна чего-то нового. Молодой человек и подумать о подобном не мог в своей, казалось уже, прошлой жизни. Устроившись так, как сказал ему Меттью, Джек не сводил взгляда с действий мужчины. Это чем-то напоминало прием у зубного. Необходимо было расслабиться и полностью доверить всего себя другому человеку. Но если зубных врачей Метт не выносил, Меттью он полностью доверят, а то умение с которым действовал мужчина, приковывало взгляды и заставляло Джексона кусать губы. Сердце трепетало в грудной клетке так рьяно, в какой-то момент молодой человек не выдержал судорожно сжимая холодный кафель, откидывая голову. Еще никогда Джек не испытывал такого тонкого, пронзающего как игла возбуждения, оно не шло ни в какое сравнение с тем, что он испытал ранее. Это было иначе, словно незаметно тонкая спица пронзала все тело, заставляя закрывать глаза, ловить ртом воздух, просыпаться тому самому пламени внутри тела.
- Скажи, а чего бы хотел ты?
Этот вопрос был совершенно неожиданным для Джексона. В какой-то той, старой, чужой сейчас для него жизни, он что-то слышал о подчинении и унижении в сексе, но подобно заданный вопрос явно не подходил под те термины, о которых он слышал и читал, пока еще не узнал Меттью Грэма... Открыв глаза и смотря на мужчину совершенно неожиданно , Джек задумался. Взглянув на себя, парень вновь смутился, краснея. Было слишком непривычно ощущать себя гладким... везде... Коснувшись своего паха, молодой человек непроизвольно закусил губу, ощущая рокочущее теплое ощущение внутри. Ему нравилось то, что вышло из-под умелой руки Меттью. Ему нравилось трогать себя там, где совсем недавно были ряды жестких недлинных волос.
- Вас... - полушепот вырвался с губ парня, когда светло-серые глаза коснулись в зрительном контакте мужчины. Сейчас он просто желал... Желал вновь ощутить те немыслимо горячие страстные ощущения. Возбуждение во всю возрождалось внутри парня, наливая желанием его эрекцию, заставляя разум затуманиваться. Еще немного и он будет умолять...
-Прошу... - понимая, что именно это, возможно, и хочет слышат Меттью, произнес Джексон, смотря на мужчину глазами полными мольбы.

+1

40

Мальчишка был совершенно неопытным и ничего не знал о том удовольствии в которое его хотел посвятить Грэм. В жизни, обычные люди назвали бы это развращением, Меттью же называл это посвящением в тайны интимной близости и познанием себя самого и своих желаний. Почти все люди на земле, хоть раз да имели интимную связь, но большинство предпочитало некоторые стандарты, вот например женщины в своем большинстве очень стеснительны и дальше традиционных поз заходить не желают, а анальный секс считают грязным и непристойным. С мужчинами еще сложнее, особенно если это не традиционные отношения. Сегодня же Грэму повезло, он нашел не ограненный бриллиант. Этот мальчик был с большим потенциалом и пусть он немного боялся неизвестности, пусть зажимался, но вскоре он будет совершенно другим, будет читать его мысли и желания без подсказок и будет самым лучшим, да именно так, лучшим из всех.
Метт видел, что его игра с бритьем возбудила мальчишку, он был на той высокой грани возбуждения, что не могла не передаваться адвокату. Он лишь усмехнулся и вытер полотенцем остатки пены с паха парня и вымыл руки, потом достал резиновое колечко и одел его на стояк мальчишки.
- Снять его можешь, только если я разрешу, а сейчас иди в комнату, - он подтолкнул его вперед и пошел следом сам, да игра началась и возможно к утру мальчишка будет пост без сил, ну что ж, он сам вернулся, а значит хотел этого сам.
-Возьми из ящика темный тюбик, это смазка, она разогревает и снимает боль, вставай на колени, прямо на кровать, покажи мне как ты хочешь меня, подготовь себя для меня, - да это были приказы, но мягкие, ласковые, пока что мальчишка только обучался и в этом была своя прелесть Грэму нравилось срывать невинность и он наслаждался тем, что имел власть над желанием своих рабов.
Пока парень выполнял его поручение, сам же достал себе виски и налил в стакан усаживаясь в кресло напротив кровати и наблюдая за тем как Джек выполняет его приказы. Включил музыку фотоном, просто чтобы немного заполнить пространство и пригубил виски, чуть смачивая лишь язык и наперед думая о том, что было бы не плохо воспользоваться пробкой, да она мальчику явно потребуется, чтобы растягивать его задницу, потому что Грэм себя знал. Он вкусил сладкий плод, по имени Джексон и мог точно сказать, что будет хотеть его трахать каждый день, а для этого мальчик должен быть всегда готов.
Дав возможность мальчишке самому себя подготовить, подошел к нему и похлопал по заднице.
- Хорошо, очень хорошо, - усмехнулся и достал из последнего ящика набор пробок. Выбрал одну, не слишком большую, заставил Джексона ее облизать и чуть потрахал его рот ею и лишь потом смазав ее гелем аккуратно ввел ее в анус мальчишки, активировав вибрацию, поманил парня к себе.
- Думаю мой член хочет чтобы ты его пососал, приступай, - расположился на кровати вальготно и властно притянул мальчишку к себе, утыкая его носом в свой пах, и чуть прикусывая губу от удовольствия. Все это будоражило и ему нравилось просто вот так без стеснения, просить мальчишку делать то, что некоторые боятся даже произносить вслух.

+1

41

Происходящее дурманило, заставляло ноги подкашиваться. Джек вспомнил, что еще несколько дней назад он и не знал о существовании подобного, а теперь, словно наркоман, желал большего. Внутри парня больше не шла борьба. Он всецело отдался в руки Меттью, он доверял ему и, как ребенок, с жадностью хватал новое.
Не сдержав стона от прикосновения к своему члену, Джексон зашипел, смотря на странного вида игрушку, что сжимала основание его гениталий.
- Снять его можешь, только если я разрешу, а сейчас иди в комнату,
Предвкушение заставляло подчиняться, один лишь голос этого человека заставлял подчиняться ему безоговорочно и всецело, забывая о каких-либо "но". Поднявшись не без труда, стараясь идти прямо, не обращая внимания на ватные ноги, Джек направился в спальню. Серцде колотилось от возбуждения, парень готов был умолять. Это, с виду ничего из себя не представляющая игра с бритьем, возбудила его словно наркотики, что принял Джексон в их первую ночь. Он желал этого мужчину, он желал ощущать его власть. Желал подчиняться ему...
-Возьми из ящика темный тюбик, это смазка, она разогревает и снимает боль, вставай на колени, прямо на кровать, покажи мне как ты хочешь меня, подготовь себя для меня,
Первое, что так хотел сказать Джек, то, что он боялся слишком быстро кончить с такими играми. Но в очередной раз доверившись мужчине, который явно понимал в этом куда больше, Джек последовал его словам. Найдя необходимый гель, парень встал на мягкой кровати, чуть проваливаясь коленями в матрас. Все тело дрожало. Мальчишка не знал ничего, лишь полагался на свои инстинкты, заставляющие его действовать. Оперевшись одной рукой о кровать, он коснулся себя, ощущая кожей гель, ощущая собственные пальцы, исследуя собственную сексуальность и дыша все тяжелее от накрывающего возбуждения. эТо было так неправильно, так запретно и так возбуждающе. Он не мог не подчиниться, он не мог отказаться, потому что Джек действительно хотел всего этого. ОН действовал с осторожностью. Пальцы дрожали, заставляя Джека прикладывать немало усилий, что бы действовать с решительностью. Он был сосредоточен до такой степени, что едва ли ощущал удовольствие от собственных прикосновений, пока тело не начало расслабляться. Гель делал свое дело, боль не было, вместо этого он ощущал тепло, даже жар, увеличивающийся с каждым движением, заставляющий дышать все быстрее, все тяжелее, заставляющий сжимать свободной рукой постель. Опьянение становилось сильнее, срывая все допустимые в поведении барьеры, уничтожая все существующие в привычном обществе табу. Джек ощущал, как кружится его голова, чувствовал, что еще немного и тело предаст его, но он держался. Кольцо, надетое мужчиной, было сдерживающим фактором. Тело едва не сходило с ума.
Вздрогнув от прикосновений мужчины, парень поднял на него голубые глаза, смотря с преданностью и сумасшедшим желанием. Без слов и раздумий обхватив губами игрушку, Джек даже не задумывался о том, что будет дальше, он просто хотел, его глаза молили. Как только игрушка оказалась внутри, заменив его собственные пальцы, все тело задрожало крупной дрожью. Вибрация, казалось, достигала всех возможных и невозможных пределов. Протяжно и громко застонав, Джек едва не упал, выгибаясь. Это было невероятное удовольствие. Если бы не сдерживающее кольцо, он давно кончил бы, лишившись возможности испытать подобную степень возбуждения и удовольствия. Стоны не могли сдерживаться в груди парня, предательски выдавая степень его желания и удовольствия.
Услышав приказ, Джек с жадностью облизнул губы. Подобное было еще невполне привычным, но парень хотел доставить удовольствие мужчине до той степени, что испытывал сам. Склонившись над его пахом, Уайт стянул одежду и белью Меттью, обхватывая горячий возбужденный член у основания, лаская его прежде чем коснуться губами. Жадно, с желанием и пороком в глазах мальчишкавобрал член мужчины, стараясь изо всех сил глубже насадиться на мощную плоть, стараясь подавить рвотные рефлексы от еще не выработавшейся в нем привычки. Он двигался быстро, глубоко. От старательности, мальчишка сопел, по стволу текла слюна, смачивая его собственную ладонь, которой он помогал себе в движениям. Лицо парня раскраснелось, глаза были устремлены на лицо мужчины, следили за его реакцией.

+1

42

Обучать и подстраивать под себя совсем неумелого и неопытного саба, было одним из любимых занятий Грэма. Ведь он учил парня с нуля, для себя и потом те долго не могли от него отвыкнуть, они были словно прирученные животные, которые не хотели уходить от своего хозяина.  Думать о том, что Джек потеряет свою волю окончательно не хотелось, потому что иначе им придется расстаться. Меттью любил подчинение, но так же любил инициативу и некую строптивость и решительность, не все его прежние сабы этим отличались, будет ли Джек другим, покажет только время, но Грэм надеялся, что интерес к нему у него не пропадет быстро.
Мальчишка выполнял приказы легко, не задумываясь, он был возбужден и старателен, об этом свидетельствовало то, как он усердно сосал его член. О да, он старался взять глубже, а Меттью давал ему такую возможность, контролируя его ладонью, которую положил ему на затылок. Иногда пальцы сильнее давили и заставляли брать член глубже и от этого Джек интуитивно старался  избавиться, задыхался и вздрагивал, но Грэм не давал ему возможности соскользнуть с члена. Это было жестко и мальчишка мог его прикусить, поэтому подбородок Метт тоже придерживал, а потом дал парню отдышаться, потому что глаза его уже наполнились слезами. Смотря на то как он сглатывает и как по подбородку течет слюна Меттью облизнул его губы, потянул на себя и подмял его тут же, прижимаясь к нему всем телом потираясь о него и давая явно ощутить свое желание. Да, адвокат был возбужден, и надо признать, он сам почти сходил с ума от желания. Джек был настолько хорош, что терпеть и ждать Грэм больше не мог, он раздвинул ног мальчишки и посмотрел на него, поглаживая его гладкую после бритья кожу.
- Ты красивый, - сказал с улыбкой и вытащил пробку, смотря как тело неохотно ее отдает и поглаживая тугие мышцы сфинктера погладил его раскрытую дырочку. Не стал его долго мучить, да и стоило ли отказывать себе в удовольствии трахнуть его. Вошел стремительно и резко, благо тело уже было готово, придерживая ноги парня начал двигаться смотря как его член входит и выходит, как плотно обхватывает сфинктер его стояк. Невинная, почти невинная задница была настолько тугой, что сдерживаться было сложно. Постепенно Метт наращивал темп и врывался в мальчишку так словно желал пронзить его своим стояком. Он трахал его как последнюю сучку, жестко и властно, то закидывая его ноги себе на плечи, то вновь раскрывая его. Кольцо что было одето на члене парня не давало ему кончить и Грэм видел как стояк Джека был просто каменным, все его касания были слишком чувствительными, но адвокат не спешил снимать кольцо, хотел чтобы мальчишка его умолял, чтобы он скулили и просил, а пока он его продолжал насаживать на свой член и сам кусал губы, потому что желал кончить в него, но выпитые виски чуть тормозили и это было хорошо.
Перевернув парня на живот, прижав его к постели и лишь приподнимая его задницу, вновь ворвался в него, заставляя ноги держать  вместе. Да, все что он говорил парню, теперь было приказом, его дыхание, стоны, все это ласкало слух и все это возбуждало. Чуть замедлившись, но продолжая вдалбливаться в его задницу Грэм все же снял кольцо с члена мальчишки и потянув на себя поставил его на колени и теперь, будто сам сорвался. Движения были на грани возможностей, резкие и быстрые, Меттью сам рычал и кусал мальчишку, прежде чем кончил в него загнавшись в него несколько раз настолько резко, что на миг подумал, что это могло быть болезным концом для парня. Затапливая его спермой, кусал его плечо, такого оргазма не испытывал давно, ну если не считать их первой ночи в этой же постели.

+1


Вы здесь » The L Word » ✗ альтернативная реальность » Грехопадение.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC