The L Word

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Бойся найти то, что искал!


Бойся найти то, что искал!

Сообщений 1 страница 30 из 71

1

Игроки: Меттью Грэм, Джексон Уайт
Время: настоящее, чуть недалекое будущее.
Место: ЛА
Содержание: С тех пор, как Меттью, по поручению родителей Джека, приехал  в Лос Анжелес "присматривать" за их непутевым сыном, в жизни обоих многое изменилось. И ссоры, и война, и откровение... Пытаясь уйти от всего и всех, пара уехала в Амстердам, что бы разобраться в своих отношениях без "помощи" окружающих их в ЛА людей.
После некоторых неприятных событий в Столице порока Джексон попадает в больницу с передозировкой. Метту не остается ничего другого, кроме как сообщить об инциденте его родителям. Приехавший отец устраивает Грэму разнос по полной программе, увидев, что адвокат не только не предостерег наследника, но еще и спит с ним. Метта выставляют с работы, из доверия Уайта, из жизни Джексона и запрещают ему когда-либо приближаться к Джеку под угрозой чуть ли ни смерти.
На пути в Лос Анжелес Метт попадает в аварию, в которой получает серьезную черепно-мозговую травму. Последние три года полностью вылетают из головы парня. Его оставляют жить в социальном центре, где он знакомится с милой девушкой, а работает в одном из спортивных комплексов.
Джек же, пришедший в себя, услышал, что Грэм улетел в Нью-Йорк как только Уайта-младшего привезли в больницу. Что адвокат скинул с себя обременительное задание, как только на пороге появился его отец. Ни записки, ни звонка. Как Джек не пытался связаться с Меттом, ничего не выходило. Приехав в Лос Анжелес он увидел квартиру Метта в полном запустении, машину нетронутой, словом все признаки того, что отец не лгал. Обида и боль поразили парня насквозь.
Какова будет случайная встреча?

+1

2

Утро наступало на Лос Анжелес робко, заставляя небо окрашиваться серым, прежде чем на горизонте покажутся оранжево-алые лучи восходящего солнца. Для тебя этот пейзаж стал уже привычным. Если бы ты хоть немного умел рисовать, смог бы изобразить все оттенки этого утра, не смотря на него. За последние пол года ты встречал это серое утро каждую ночь. Да и до этого ты не отличался любовью к долгому сну, но сейчас сон стал для тебя наказанием, чертовой пыткой, в которой каждую ночь ты видишь сны, от которых становится все хуже и хуже.
Кофе стал для тебя таким же привычным напитком, как вода. Твоей тренер скоро убьет тебя за количество выпиваемого в сутки кофеина, но иначе ты захочешь спать, а спать тебе нельзя. Ты выматываешься, забиваешь каждую секунду своей жизни делами, лишь бы не вспоминать. Но ночью ты вновь и вновь видишь лицо того ублюдка, что заставил тебя поверить челвоеку, впервые кого-то полюбить.
Кружка летит с балкона пентхауса. Времени слишком мало, что бы она попала по кому-то. Через несколько секунд слышится звон бьющейся посуды. Звонок несразу, но заставляет тебя подняться и вернуться в спальню, воздух в которой кажется душным и мертвым.
-ну?
-Ты встал? - тонкий женский голос как пение маленькой птички, - Через пол часа я буду у тебя!
Она всегда точна как часы. Через пол часа на пороге твоей квартиры стоит это чудо природы. На вид девочке лет пятнадцать. Рост полтора метра, светлые волосы, тонкий голосок. Но знающие люди точно скажут: будьте уверены, этот Гитлер не оставит и секунды вашего личного пространства без своего внимания. Девушка по-хозяйски проходит в квартиру, осматривая так, будто надзиратель твою камеру.
-Ты снова курил! - выдает она, не принимая возражений одним своим тоном, - Джексон, ты хоть понимаешь, какая нагрузка на сердце? Перед кем я распинаюсь, ты и так уже похож на труп.
-Ты не думаешь, что я похож на труп от твоей диктатуры?
-От моей диктатуры еще никто не умирал, а у табачных компаний кладбище на несколько миллионов человек!
То, что спорить с Меган Валентайн бесполезно, ты понял в первую же вашу встречу. Сия дива в области атлетики обладала тем же характером, что и смотрители концлагерей в сороковых. Проще говоря, этой фашистке с детским лициком проще было подчиниться, чем слышать ее крик на уровне ультрозвука.

-Давай, Джексон! Ну что ты за слабак сегодня? Даже моя бабушка поднимет этот вес! - громко восклицала Мег, пытаясь разозлить тебя еще сильнее. Да, ее заслугой было то, что из гламурного дрища ты превратился в то, чем всегда был Метт. Но радости по этому поводу ты не испытывал, быть может именно потому, что стоило взглянуть на себя в зеркало, в памяти всплывал человек, которого больше всего хотелось забыть.
-Валентайн, я убью тебя!! - скрипя зубами процедил ты, делая последние движения.
-Да ты догони меня сначала! Поднимайся! Мы давно не уделяли внимания ногам! - неутомимая девчушка уже было потянула тебя в сторону беговой дорожки, как ее глаза зацепились за кого-то позади тебя. Этот взгляд был тебе очень хорошо знаком. Молчаливое обожание.
-На кого ты там смотришь? - повернувшись в сторону, куда был устремлен взгляд тренера, ты был готов упасть на месте или же не поверить своим глазам. У тренажеров стоял никто иной как Меттью Грэм собственной персоной, страхующий мужчину лет сорока.
-Это наш тренер... Все девчонки по нему сохнут, но повезло лишь одной... - с нескрываемой завистью в голосе произнесла Меган, отвлекаясь от обтянутого спортивной тканью накаченного торса Грэма.
Кажется она звала тебя, но ты уже не слушал. Шум в ушах заставил тебя позабыть обо всем, где ты находишься, что вокруг люди. Перед тобой стоял тот, кого ты ненавидел так сильно, что готов был убить.
- Джек, ты что его знаешь? - донеслось до твоего слуха. О да, ты отлично знал его.
- Что, ты все же оказался паршивым юристом, Грэм? - яд, струящийся с твоих слов, мог бы отравить все живое на планете. Ты и не заметил, как подошел к Метью, оставаясь на пару шагов сзади него, смотря на него в отражении зеркала.

+1

3

Все люди стремятся к чему-то, строят планы, надеяться на лучшее и верят в хорошее. Вероятно, все так и было в жизни Грэма, прежде чем его кривая судьбы совершила резкий, неожиданный поворот, снося все к чертям.
Когда Меттью очнулся в больнице белый свет его ослепил, а датчики жалобно  били тревогу, оглушая мужчину, отмечая, что пациент все же жив, нежели чем мертв. Началась суматоха, проверки, свет в глаза от которого в голове взрывались вспышки боли, непонятные вопросы, болезненные прикосновения. В те дни Грэм хотел лишь одного, чтобы боль его оставила или чтобы ему позволили просто умереть, терпеть было слишком невыносимо и часто ему кололи сильные препараты, чтобы он хотя бы спокойно спал, а не искусывал до крови губы, чтобы хоть как-то сдерживать крики.
Эти дни, слишком хорошо отпечатались в памяти, которая теперь была почти стерильной и ее надо было чем-то заполнять. Какое-то время Меттью даже не помнил своего имени, а речь была неразборчивой, врачи серьезно опасались, что повреждения мозга не позволят пациенту оправиться и вновь влиться в полноценную жизнь. Только у судьбы были свои планы, и парень все же пройдя через тяжелое время, со временем вспомнил кое-какие детали своего прошлого и свое имя, хотя как бы он не силился, недавнего прошлое будто кануло в лету. 
К своему удивлению и даже шоку, Грэм больше не работал на сенатора Уайта, это ему сообщили, как только он осмелился позвонить и сообщить, что с ним случилось. Это выбило почву из под ног бывшего, теперь уже, адвоката. Позвонив своим родным Меттью обнаружил, что те давно не живут по старому адресу, а где их икать не было никаких мыслей, вокруг были незнакомые люди и они не могли ответить на вопросы Метта, а память не хотела возвращаться. Врачи обнадеживали, говорили, что  если Меттью будет бывать там, где проводил больше всего времени, память может восстановиться, главное быть среди друзей. Только вот  друзей рядом не было, никто не навещал его все то время, что он провалялся в больнице. Его будто и не существовало и это угнетало. Грэм часто впадал в молчаливую депрессию, в то время он пытался хоть как-то попробовать поработать, почитать законы, но его голова просто отказывалась выполнять слишком сложную мыслительную деятельность и разрывалась болезненными мигренями, поэтому пришлось оставить все это до лучших времен. Чтобы себя хоть как-то занять и налаживать свою развалившуюся жизнь Меттью устроился подрабатывать тренером в один зал, а пожить ему пока разрешали в стационаре, все же реабилитация еще не была окончена, а врачи считали, что так лучше для всех. Пациент начинал общаться с окружающим миром, а это могло привести к воспоминаниям или хотя бы каким-то сдвигам. Удивительно было то, что голова почти не реагировала на нагрузки тела и вела себя спокойнее всего.
Здесь, среди людей, которые проходили реабилитацию или просто приходили заниматься спортом, Меттью обрел новых друзей, которые помогали ему не впадать в уныние, поддерживали и подбадривали. У него даже завязались какие-то теплые отношения с одной из тренеров, девушкой, хотя Грэм замечал, как на него смотрят и посетители зала и другие тренера, но с Рейчел было просто хорошо и не надо было притворятся. Они были больше друзьями, чем кем-то большим, просто Меттью нужно было больше времени, ведь он не знал, что стерла его память и может, где-то там есть люди, которые его ищут, но просто еще не нашли. В это верить хотелось больше всего. 
Сегодня Метт как обычно работал в зале, он любил тут бывать, пока он общался с людьми, он не думал о своих проблемах, в это время он просто отдыхал, ведь по вечерам, он каждый раз пытался вспомнить, но память отказывалась сотрудничать. Работая с клиентом, Грэм сосредоточенно наблюдал за тем, как мужчина поднимает штангу, делает жим и опускает ее.
- Еще пять раз Боб и на этом сегодня закончим, - сказал он ободряюще клиенту и улыбнулся. Да, пожалуй эта работа была не хуже юриспруденции, но заниматься делами Меттью сейчас не мог, поэтому выбирать не приходилось и вообще нужно было быть благодарным, что ему вообще позволили тут работать и жить.
Голос за спиной, заставил тут же обернуться и прищурится. Этот человек, назвал его по имени и кажется, знал о нем нечто большее, чем он за последнее время. Пристально вглядываясь в глаза незнакомца, Меттью обнаружил, что совершенно его не помнит.
- Простите, мы знакомы с вами? – сказал немного неуверенно и робко, вновь оглядывая парня. Тот был хорошо сложен и явно следил за своей формой, но это было не удивительно, ведь с ним была Меган Валентайн, насколько мог понять Грэм, видя, как девушка ему помахала со своего места. И все же смотря в глаза этого человека, Меттью чувствовал что-то такое, что объяснить не мог. Может быть, они действительно были знакомы и сейчас Грэм, возможно, оскорбил этого человека.
И словно вспышка вновь затмила глаза, Меттью моргнул и его лицо стало слишком удивленным и обескураженным.
-Джек?! – Джексон Уайт стоял перед ним, но настолько неузнаваемый, что память не сразу подсказала его образ, из мальчишка Джек превратился в мужчину, его мышечная масса возросла, а волосы стали длиннее. 
- Ты изменился! Что ты ту делаешь? – все еще ошеломлённо смотря на парня, Метт пытался вспомнить их последнюю встречу, и это казалось таким далеким, если учитывать то, что из памяти выпало более трех лет жизни. Надеяться на то, что Джек его искал было бы глупо, они особо никогда не ладили, а Уайт младший всегда старался его задеть, так было тогда, кажется так и осталось, ведь его слова были столь же язвительны, как и обычно. Прикусив губу, Меттью повернулся к своему клиенту, сказав, что на сегодня все и пожелав хорошего дня, вновь посмотрел на Уайта,  таким взглядом, каким смотрят щенки, когда хозяин наконец-то возвращается домой. Это был первый знакомый, пусть и из прошлого, кого Меттью встретил за это время.

+1

4

- Простите, мы знакомы с вами?
Это звучало непросто как гром, это было, мать его, цунами. Джексон, и так едва понимающий, какого черта вообще происходит, оказавшийся в полном одиночестве в другой стране, сейчас смотрел на человека, который его бросил, а теперь и вовсе делал вид, что не узнает. Это было уже слишком. Если бы не подошедшая Меган, в лицо Меттью давно бы уже полетел кулак Джексона, сильно увеличившийся в весе за последнее время.
- Джек?!
Стойте-ка... Меттью Грэм непросто так был поршивым адвокатом, по мнению Джека. Парень совершенно не умел лгать. Он не мог притворяться, как чертов лабрадор. И сейчас это тоже не походило на ложь. Все эмоции Грэма выражали неподдельное удивление, это было видно. Подобное сыграть невозможно... Даже Джексону Уайту.
- Ты издеваешься?! - только и произнес Джек, смотря в упор на бывшего любовника, которому хватало наглости его не узнавать. Не так уж сильно он и изменился, в конце концов! Каков наглец, этот взгляд, от которого потекли все самки в радиусе километра. Злость, даже нет, не злость. Ярость вновь закипела в Уайте до такой степени, что не спасло положение даже присутствие всех тренеров, сбежавшихся на эту встречу будто на явление Христа народу. Что здесь происходило, мать их?!
Реакция тела оказалась быстрее мозга. Не порядок, Уайт, не порядок... В удар нужно больше корпуса! Иначе вывих! Но парень об этом совершенно не думал в тот момент, когда наносил его своему адвокату. Грэм, кажется, еще ни разу не получил от Уйта что-то сильнее угроз. Быть может этот прямой в челюсть поможет разбить сложившийся цирк уродцев.
-Тварь... Ты смеешь еще смотреть на меня как ни бывало?! - от ярости и обиды, пропитавшей воздух вокруг Уайта, мужчина даже забыл родной язык.  Он даже не почувствовал, как его собственный тренер набросилась на него, выталкивая из зала пока не подоспела охрана.
-Ты что творишь, Джек??? - кричала она, с опаской смотря на своего нового коллегу.
-Ненавижу тебя! - процедил сквозь зубы Джексон, проходя мимо Меттью. Сердце сдавило жгутом, в горле застряли все слова, которые так тщательно подбирались в мыслях на случай их встречи. На глазах едва не выступили слезы.
-Отстань от меня! - буквально скинув с себя девушку, Джек заметил, что стоит практически в полном одиночестве в соседнем зале. Мег всем своим видом показывала, что ждет объяснений.
- Что ты смотришь?! Иди на кого-нибудь другого изливай свой недотрах! - в этот момент Джек не способен был контролировать собственные слова. Лишь услышав, как дверь хлопнула у него за спиной, он понял смысл сказанных им слов. Сожаление, усталость, злость, обида, все смешались сейчас в нем, все рвалось так, что хотелось заорать.
Не можешь изменить ситуацию, извлеки выгоду! - говорил его отец. Сейчас Джеку до смерти хотелось избить кого-нибудь. Перед ним очень кстати оказалась боксерская груша, принявшая на себя первые два десятка ударов, пока сердце не забилось сильнее от усталости, мышцы не свело судорогой, а легкие не пожелали выйти прочь из тела. Уткнувшись в избитую грушу, парень тяжело дышал, по лицу катились слезы от того идиотского положения брошенной сучечки, в котором он оказался впервые в жизни. Сколько раз сам он бросал? Сколько раз смеялся в лицо тем, кто пытался понять, за что их бросили. Ощущать подобное было невыносимо больно.

+1

5

То, что  мир вокруг Грэма, стал с ног на уши, было понятно с того самого момента, когда адвокат пришел в себя в больнице. Сейчас же, после всех долгих дней в одиночестве и потерянности, Меттью наконец-то встретил человека, который был в его жизни, но эта встреча ни принесла ничего хорошего, а надежда на спасение утонула почти мгновенно. Они будто говорили на разных языках и было не понятно, отчего младший Уайт себя так ведет, и уж тем более Метт никак не ожидал прямого и достаточно сильного удара прямо в челюсть. Был бы он чуть сильнее, зубов бы Грэм недосчитался. Он пошатнулся, не от силы удара, а от взрыва боли в голове, на миг все будто потемнело и болевой импульс пронзил тело. Мужчина отступил назад, инстинктивно защищая голову руками, будто боясь пропустить еще удар, и чуть не уронил что-то позади себя и если бы его кто-то не поддержал,  то он наверняка бы потерял ориентацию в пространстве. Но слова про ненависть со стороны Уайта, не прошли мимо сознания адвоката, он даже пытался поймать взглядом уплывающую в яркие круги фигуру Джексона. Падения были опасны для него, об этом, кажется, говорил его лечащий врач, но он забыл упомянуть и то, что удары в голову тоже не стоит пропускать.
Когда боль в голове притупилась и стала вновь монотонной и не раскрашивала все перед глазами Грэма в яркие круги, он стер с губ кровь и огляделся. Уайта уже не было и лишь обеспокоенные люди вокруг спрашивали его, все ли в порядке?  Да какой к черту в порядке?  Конечно, он успокоил людей, в конце концов, что они могли знать о Уайте, и о том, что он всегда так себя вел, это была его манера, всегда ненавидел Грэма с самой первый их встречи, всегда поддевал и задевал, а иногда и угрожал, но впервые он так резко физически напал. Может быть, Грэм и потерял часть своего прошлого и памяти, но это не значило, что стоило наносить ему удар в челюсть, можно же было все объяснить, ведь для этого люди и владели вербальными методами общения.  Губа саднила и явно завтра будет раздута, так, что и есть будет сложно, но Меттью переполнила злоба на поступок Джека, тот уж слишком далеко зашел и терпеть его выходки Грэм не собирался. Он больше не работал на его папашу, а значит, Джексон мог сам отвечать за свои слова и поступки.
Обретя уверенность, что голова не подведет, адвокат спросил куда ушел парень и увидел несколько вытянутых рук в сторону выхода в другой зал. Его, кажется, хотели остановить, кто-то пытался удержать за руку, но Меттью отдернул руку и не сменил своего курса, давая понять, что разберётся с этим сам. 
Сейчас он хотел лишь одного, поставить Уайта младшего на место, сколько же можно было слушать это шипение о ненависти, сколько можно было прощать ему его издёвки? Пора было отвечать за все.
Дверь в другой зал хлопнула за спиной адвоката, Метт ее даже не старался придержать, тем самым показывая, что его терпение небезгранично. Уайт возможно боксировал или же просто обнимался с грушей, но это сейчас не имело никакого значения.
- Если я тварь, то тогда кто ты?  Ты всегда ведешь себя так,  будто весь мир тебе должен, но никто тебе ничего не должен! И меня задрало слышать твое шипение в спину, - да, лучшая защита – это нападение, когда-то именно так кто-то сказал и сейчас Грэм не собирался отступать. Он был зол и ему безумно хотелось тем же ответить и Джексону, но он все же еще пока не потерял контроль, впрочем этим он всегда отличался от Уайта.
- Думаешь, накачался, так теперь можно и руки распускать?   Тебе ведь не зачем спрашивать что случилось?  У тебя ж ведь как всегда свое мнение! Ты же все знаешь?  А без разговора, бить в лицо – это теперь твоя новая фишка? – Грэм просто не сдерживался, он говорил громко и зло и с каждым шагом оказывался все ближе к Джексону.
- Я бы спросил тебя о том, что же случилось Джек?! Что не так?! Почему ты так себя ведешь?! Если бы спросил, почему я так себя веду?!  А я тебе скажу!!! Скажу тебе, черт бы тебя побрал!  Я нехера не помню, потому что у меня черепно-мозговая!!! Да, да и не спрашивай, что случилось, эта тайна мне не известна и возможно ты бы мог мне помочь, ведь никого до тебя из знакомых я не видел! Меня окружает чужой для мне мир, но все это ерунда, конечно, твои обиды, не понятные мне, важнее всего!!! Ты полон ненависти и злости Джексон! Жаль, что ты остался таким, каким я тебя помню!!! – оказавшись совсем рядом, Меттью развел руками в сожалении и безнадежно их опустил. На душе было горько и противно, он всегда верил, что в Джексоне есть что-то лучшее, не смотря ни на что, только это надо увидеть, раскрыть, но видимо, он просто ошибся.

+1

6

Сколько это продлилось, было непонятно. Джексон полностью утонул в собственных мыслях. Все тело болело от резкого напряжения и попыток выплеснуть все, что разрывало его на части изнутри. В ушах шумело так, что Джек едва услышал громкий стук входной двери, решив в первую секунду, что это либо охрана клуба, либо Меган, перед которой стоило извиниться... В очередной раз послав себя куда подальше за несдержанность, Джексон хотел было повернуться к вошедшему, подбирая слова для объяснений, он даже готов был рассказать причину своего поведения Мег, но эта оказалась не она. Не стоило быть семи пядей во лбу, что бы понять, что за спиной у него стоит вовсе не его тренер... А Метт...
- Если я тварь, то тогда кто ты?  Ты всегда ведешь себя так,  будто весь мир тебе должен, но никто тебе ничего не должен! И меня задрало слышать твое шипение в спину
Эти слова звучали еще большими ударами. Что, черт возьми, происходило? Джексон был готов сойти с ума от творящегося между ними абсурда... Вытерев лицо, он повернулся к мужчине, смотря на него непонимающим потерянным взглядом. Что за ерунду он нес?! Джексон смотрел на Меттью и видел перед собой чужого человека. Как сильно изменился этот парень за пол года? Нет, не внешне! Его взгляд стал совсем чужим. Со стороны он казался прежним, но то, как знал его Джексон, пожалуй, больше не знал никто. И Джек мог как никто определить изменение в Меттью. И сейчас эти изменения были слишком сильны, что бы оставлять их без внимания.
- Думаешь, накачался, так теперь можно и руки распускать?  Тебе ведь не зачем спрашивать что случилось?  У тебя ж ведь как всегда свое мнение! Ты же все знаешь?  А без разговора, бить в лицо – это теперь твоя новая фишка?
Каков наглец… Спрашивать, что случилось. Джексон изо всех сил старался сохранить самообладание. Он изо всех сил старался не наброситься на Меттью. Но с каждым сказанным адвокатом словом, его самообладание превращалось в дым.
-Спрашивать?! Мать твою, о чем?! Какого черта ты бросил меня в больнице в тяжелом состоянии в чужой стране на другом конце света?! О том, почему ты исчез ничего не объяснив? О том, что, в конце концов произошло?! Почему мой отец сказал, что ты ушел из фирмы, уехал и не оставил мне даже сообщения, все твои номера оказалив выключены, а квартира пуста?! Об этом я должен был спрашивать тебя? Ну уж нет, Грэм! Пусть твои соски тебя о подобном спрашивают! Я не был и не собираюсь быть одной из них!
- Я бы спросил тебя о том, что же случилось Джек?! Что не так?! Почему ты так себя ведешь?! Если бы спросил, почему я так себя веду?!  А я тебе скажу!!! Скажу тебе, черт бы тебя побрал!  Я нехера не помню, потому что у меня черепно-мозговая!!! Да, да и не спрашивай, что случилось, эта тайна мне не известна и возможно ты бы мог мне помочь, ведь никого до тебя из знакомых я не видел! Меня окружает чужой для мне мир, но все это ерунда, конечно, твои обиды, не понятные мне, важнее всего!!! Ты полон ненависти и злости Джексон! Жаль, что ты остался таким, каким я тебя помню!!!
Нечто подобное Джек слышал в самом детстве, когда из кожи вон лез, что бы заслужить расположение отца, но одна промашка и вот он для отца был незначительнее червя. Сейчас чувства были схожи. Джек с ужасом смотрел на мужчину перед собой. От силы его обиды сердце билось будто у кролика. Что бы начать вести себя как брошенная любовница, Джексон отвернулся к груше, продолжая наносить удары в кожаную поверхность. Он знал, что если скажет хоть слово, не сдержится. Подобное слышать он был не готов.
-Жаль, что ты так думаешь… - тихо произнес он неожиданно даже для самого себя. Джек не мог смотреть на Меттью. Слова были слишком странными, словно… Резко остановив грушу, Уайт повернулся к адвокату.
-Что ты сказал?! Травма? Ты… Грэм, ты потерял память? – кажется, внутри в конвульсиях билась истерика, - Господи, что за чушь! Не мог придумать что-нибудь получше, раз уж решил избавиться от меня… - оперевшись о тяжелый снаряд, Джексон вытер пот со лба, смотря на Грэма, - Я никогда не навязывался и не пытался быть чем-то значимым в твой жизни, Грэм. Мог бы просто сказать, что уходишь… А не сбегать как последний трус, пока я лежу в коме!

+1

7

Это уже походило на какой то театр абсурда. Они действительно говорили на разном языке. Да, у Меттью была травма головы, но разум он не потерял и выслушав Джексона он замолчал на какое-то время, в голове у него вертелись слова Уайта, которые никак не могли найти отклика в памяти. Все это было словно чужим, не его, но возможно это было правдой, той самой правдой, которую он больше не помнил, которую он забыл.
Остановившись как вкопанный и почти теряя способность двигаться Грэм, силился вспомнить хоть что-то, хоть самую малость, но голова лишь отзывалась тупой пустотой. Раньше Меттью думал, что человек не может не думать, не может не вспоминать прошлое, но сейчас он был словно в тумане, где не было никаких мыслей и даже слова Джека никак его не подтолкнули. Он смотрел беспомощно на Уайта и понимал лишь одно, что он забыл что-то важное, что-то такое, что было между ними, целый пласт. Три года жизни с лишним, это большой срок, но врачи надеялись, что память может вернуться. Грэм же почитав литературу понял, что она может не вернуться никогда и этого его пугало тогда, пугало и сейчас. Зная себя, он никогда бы не оставил человека в коме, никогда, но вышло что смог или нет?  Все эти вопросы были будто в пустоту. Чувствовать себя паршиво было не привыкать, но сейчас Меттью ощущал себя последним скотом и чувство вины, как и прежде, начинало его сжирать изнутри, заглушая злость и обиду. Это было ужасно, хотелось просто уйти, но все же Грэм остался и смотрел на Джексона внимательно и почти не моргал. Голова все еще ныла от удара, будто в ней что-то стряхнули.
- Ты считаешь, что я поступил подло и некрасиво, что ж судя по твоим словам, все так и есть, но есть одно но, ответов я тебе дать не могу. Я действительно ничего не помню, ничего не помню и если бы я хотел от тебя избавиться, то я бы так и сказал, прямо в лицо. Я никогда не прятал в песок голову или ты забыл?  Думаешь я бы тебя оставил одного, зная что с тобой беда?  Думаешь?  А в прошлый раз, когда я нашел тебя без сознания в туалете клуба, то мы тогда были не знакомы, тогда ты мне был вообще никто, но я тебя не оставил и приходил в больницу спрашивал как ты,  даже когда приехали твои родители. Может это и ничего не значит, но так было, я это помню, - смотря на Джексона обиженно и несчастно Меттью вдруг четко осознал, что ему нужен Уайт, ведь он знал куда больше чем сам адвокат, возможно он был ключом к потерянной памяти.
- Если ты мне не веришь, то пошли к врачу, он тебе расскажет, то что и мне, что меня доставили в больницу на грани, мне сделали несколько операций, чтобы спасти. Когда я очнулся, я не помнил даже как меня зовут. Я не знаю, где живу, я звонил твоему отцу, но мне ответили чтобы я больше не звонил, потому что разговор окончен и нам не о чем говорить. Мне ничего не объяснили. До родителей не дозвониться, я не знаю как жил приблизительно все три года. Что было, какова моя жизнь и что в ней было, кто был важен. Я потерял все. Думаешь это такая шутка?  Думаешь мне смешно?  Я живу тут уже не первый месяц, чужие люди дали мне шанс, но думаешь это меня успокаивает, думаешь они могут мне заменить все мои мысли?  Я не могу работать, постоянные мигрени. Я  теперь многого не могу! Это не смешно и я бы все тебе объяснил, если бы знал что! - последние слова были будто криком отчаянья. Сжимая кулаки Грэм старался сдержать себя в руках, но голова от эмоций и напряжения, стала болеть сильнее, начиная затоплять все звоном вокруг и в глазах темнело. Такие приступы были теперь реже, но все же были, когда Меттью сильно усердствовал. Сейчас же он пережил потрясение, эмоциональный шок, который был ему противопоказан врачами. Протянув руку, желая хоть за что-то ухватиться, но она скользнула по воздуху. Мир вдруг начал кружиться со скоростью, когда ничего не понять.
- Д же…к по.. мо…г…и- слова кажется и не произносились, совсем. Терять реальность было как всегда страшно.

+1

8

Реальность стала слишком иллюзорной. Все плыло перед глазами, голова кружилась. Это походило на сюжет дешевого кино. Джексон не мог поверить в то, что эта мыльная опера происходит с ним, но не поверить Меттью он просто не мог. Тому была причина не только то, что Грэм никогда не мог соврать. Но и то, что при необходимости ему предлагали проверить подобное. Не будет же он подкупать врача. Это было бы слишком.
- Разумеется я пойду к твоему врачу! - зачем тебе это вообще нужно, Джек? Этот человек исчез из твоей жизни! Ты его вычеркнул! Решил забыть!! Но... Но ведь это Метт... Ты давно понял, что все твои принципы превращаются в ничто рядом с этим человеком.
Повернувшись к месту, где еще пару мгновений назад находился адвокат, Джексон с удивлением обнаружил его на полу.
-Это еще что, Грэм?! - но кажется, адвокат не собирался реагировать, - Вот же упал на мою голову припадочный... Грэм, поднимайся! Тебе нужно в больницу! Да и мне, судя по всему, если я верю в эту чушь с амнезией! - Посадив парня, Джек немного нерешительно провел пальцами по волосами Метта, ощущая колкость коротко подстриженной прически. На губах невольно появилась улыбка, но лишь на мгновение. Открыв дверь зала, Джексон хотел было позвать местно медика, но здравый смысль решил этого не делать. После подобного концерта, что они здесь устроили, вид Грэма, валяющегося без сознания, был бы не в пользу Уайта. И объясняй потом, что он не трогал парня и пальцем...
КОе-как дотащив тушу бывшего любовника до своей машины, усиленно стараясь при этом не попасться на глаза, Джек сел в машину и направился в госпиталь.
-Метт, мне очень помогло бы, если бы хотя бы назвал, в какой именно больничке ты валялся! - недовольно фыркнул Джек, паркуясь у ближайшей больницы. Выйдя из машины, Уайт со своейственной ему тактичностью посмотрел на заходящего в стеклянные двери медбрата.
-Эй ты! С каляской! Иди сюда! У меня тут подарок на день благодарения!! - с этими словами, Уайт не без труда вытащил Грэма из машины, сажая его на кресло и вместе с медиком увозя "пострадавшего" внутрь. Их появление сработало как катализатор небольшого улья. Тут же подбежали медсестры, врач, выспрашивающий, что произошло. Отчего-то пока все это не началось, страх не мог закрасться в сердце Джексона, но сейчас, поддавшийся общей панике, мужчина с тревогой смотрел на происходящее. В голове поплыли неприятные слова навроде "лопнувшего тромба, вследствие удара, приведшего к кровоизлиянию мозга".
-Нет, Метт, ты же не хочешь сказать, что все так серьезно, чертов ты ублюдок... - шептал Джексон, стоя за внутренним окном между коридором и палатой.

+1

9

Темнота наступает так внезапно, что ничего с этим поделать не можешь, что-то просто идет не так, сознание перестает функционировать и лишь физическая оболочка все еще на месте. То, что Джексон тащил его на себе в машину, а  потом вез в больницу, было неведомо тому, у кого случился очередной приступ, так это называли врачи. 
В медицинском учреждение, которое по случайности было именно тем, где и провел несколько месяцев Грэм, тут же  засуетились и быстро привели пациента в нормальное состояние. Открыв глаза Меттью испуганно озирался на медперсонал, который просто выполнял свою работу.
- А Джексон где? – спросил растерянно у медсестры и уже подумал не приснилось ли ему вообще все это, а он просто лежал все время тут и это лишь сбой в его голове. Ведь и правда, все могло привидеться и придуматься. Девушка посмотрела на парня тут же растерла на его руке антисептик и вколола укол в руку, кивнув в сторону окна.
- Не знаю Джексон ли он, но он тебя привез к нам, -
Меттью тут же повернул голову чуть вывернувшись и уставился на Уайта с широко распахнутыми глазами, вновь удивляясь и пытаясь наладить в своей голове все то, что с ним случилось пару часов назад. Да, это была проверка собственного сознания. Если все не было сном, то вполне вероятно у Меттью был шанс на то, что он мог вспомнить.
Когда суета вокруг него стихла, а медсестры покинули палату, то Грэму было предложено дождаться врача и тогда тот должен решить, оставлять ли адвоката тут или же все же отпускать. Паршиво было вот так лежать в палате и ощущать себя некоторым подобием калеки, которому нужна нянька или все же присмотр.
-Если вы Джексон, тот самый о котором он вспоминал в бреду, то вам лучше пройти со мной, - сказал мужчина проходя мимо Уайта и открывая перед ним дверь в палату Грэма, он был настойчив и дождался, когда мужчина все же пройдет. Меттью тут же чуть ли не сел на постели, своего лечащего врача он хорошо знал и знал так же, что тот был не только внимательным, но и строгим.
- Ну и что у нас тут?  Приступ опять? – он посвятил в глаза адвокату и тот тут же попытался отвернуться, заморгал, глаза заслезились. Цепкие пальцы врача ухватили за подбородок видя разбитую губу.
- И где тебя Меттью угораздило?  Думаю это все следствие травмы. Я не зря тебе говорил, чтобы ты берег свою голову теперь пуще прежнего, приступы к хорошему тебя не приведут, не будь рядом с тобой  кого-то надежного… - с этими словами он повернулся к Уайту и внимательно посмотрел на него.
- Я так понимаю вы прекрасно знакомы? – он посмотрел на Меттью и тот едва заметно кивнул, лекарства помогали побороть боль и голова стала яснее понимать происходящее.
- Тогда я хочу чтобы вы меня послушали, - теперь голубоглазый и очень симпатичный врач посмотрел на Уайта, проницательно и пристально.
- Мистеру Грэму нужен помощник, потому что уже несколько месяцев мы безрезультатно пытаемся вернуть его воспоминания и вы пока единственный его старый знакомый, которого он помнил даже будучи без сознания. Понимаете, Меттью много не помнит, а память очень сложная материя, ее можно пробудить лишь показывая что-то, что было важно в его жизни. Если бы вы могли ему в этом помочь Мистер Грэм бы быстро пошел на поправку. Если у вас будут вопросы, то вы можете позвонить мне,- с этими словами мужчина протянул визитку Джексону, посмотрел на него пристально и многообещающе, будто намекал на что-то большее чем просто разговор о Грэме, но этот намек длился недолго и повернувшись к пациенту, одарил того совершенно другим, строгим, холодным взглядом.
- Думаю, я могу тебя отпустить, при условии, что ты больше не будешь себя вести как мальчишка, - сказал спокойно, извинился и оставил их двоих наедине, закрыв дверь в одиночную палату. Меттью посмотрел в окно и прикрыл глаза, потом откинулся на подушку.
- Я же говорил тебе, - сказал спокойно, а потом посмотрел на него внимательно вновь и усевшись на постель, начал натягивать свою одежду, раз его отпустили, стоило идти домой ну или хотя бы прочь из больницы, она уже и так осточертела.
-Ты не обязан мне помогать, спасибо, что привез сюда, - поблагодарил и посмотрел на Джека своими доверчивыми как у ребенка глазами, в которых читался страх, никогда невиданный и боль, которая была словно вуаль.

+1

10

Все оказалось не так страшно, как думал Джек... Просто думал или уже успел испугаться? Как бы там ни было, увидев, что его бывший... бывший? Неважно, словом, что Метт пришел в себя, Джек почувствовал заметное облегчение. В памяти всплывали моменты, когда он сам пришел в себя в больнице, вокруг был лишь холодный яркий свет, за окном ставшая привычной пасмурная погода, а рядом не было никого. Как бы ни ждал Джексон, никто не приходил к нему кроме врачей. Когда же дверь открылась, а медсестра сказала о посетителе, Уайт был готов кинуться с объятиями на вошедшего, пока не увидел, что этим самым вошедшим оказался его отец. Как всегда холодный, словно вестник черных новостей. Мигов напомнивший о том, что такое реальность. А она была жестокой. Настолько, что Джек испугался что сойдет с ума. Но не сошел...
Сейчас же Джек стоял, смотрел на мужчину в палате и понимал, что не смотря ни на что, что бы ни произошло между ними, Метт все равно не мог стать безразличен Джексону. Та стена, которую удалось адвокату разрушить, больше не вставала между ними.
-Если вы Джексон, тот самый о котором он вспоминал в бреду, то вам лучше пройти со мной,
Посмотрев молча на врача, вышедшего к нему и предложившего зайти в палату, Джек на мгновение задержался у входа, будто решая, заходить или нет, как кот, которому открыли дверь. Словно у него полно времени на это. Джек смотрел молча на лежащего Меттью, понимая, что все сказанное адвокатом было правдой. Для этого ему ненужно было разговаривать с врачом, он просто поверил в это еще тогда. В зале, но боялся признаться самому себе. Боялся, что все это вновь окажется сном. Но это не означало, что злость прошла в мужчине. Он был зол за произошедшее, но и чувство вины стало сильнее, когда врач сказал об даре.
- Мистеру Грэму нужен помощник, потому что уже несколько месяцев мы безрезультатно пытаемся вернуть его воспоминания и вы пока единственный его старый знакомый, которого он помнил даже будучи без сознания. Понимаете, Меттью много не помнит, а память очень сложная материя, ее можно пробудить лишь показывая что-то, что было важно в его жизни. Если бы вы могли ему в этом помочь Мистер Грэм бы быстро пошел на поправку. Если у вас будут вопросы, то вы можете позвонить мне,
За прошедшее время в пол года, Джек забыл, что такое внимание к его персоне, что такое флирт. Было странным то, что Уайт даже не испытывал желания в подобном, словно после последней передозировки отрезало любое желание. На деле же во всем опять был виновать Грэм. Он не был мировым любовником, но что-то было в нем такое, после чего был неинтересен ниодин мальчишка в клубе, старательно строящий ему глазки.
Взяв визитку врача, пытающегося выплеснуть все свои флюиды, словно мартовский кот, Джек молча убрал в карман. Память на номера была пристойной, что бы забыть номер и больше не звонить. Не понадобится.
Оперевшись спиной о стену и смотря со стороны на мужчину, Джек пытался найти хоть что-то, что поможет ему уйти отсюда без Грэма. Бог свидетелей, еще никогда Джексон не пытался так сильно возненавидеть кого-то, как сейчас. И не мог.
-Как же ты бесишь меня... Не строй из себя жертву, у меня отвратительный день... - дождавшись пока Меттью поднялся, Джек вышел из палаты, доставая ключи от машины. Он не знал, что делать дальше, не знал, куда вести мужчину, не имел ни малейшего понятия, о чем говорить с ним. Сейчас он был чужим человеком для Метта, ничем не связанным с ним. Все, что у них было - это прошлое, которое, лучше всего забыть...
-Что же мне с тобой делать, Меттью Грэм? - тихо произнес Джек, подходя к машине и открывая дверцу. Решив, что пара часов у них еще было, Джек дождался пока Меттью сядет в машину, и резко бросился в путь, направляясь к одному из любимых для Метта мест - пляжу.

+1

11

После таких фраз, Грэм вообще старался не смотреть на Джексона, просто потому что прекрасно понимал, сейчас он зависит от Уайта, как никогда ранее, сейчас ему нужно это общение, а раздражать мужчину было не лучшим вариантом. Тихо одевшись и забрав свои вещи, он вышел следом за Джеком, как бездомный пес и чуть отставая следовал за ним в надежде, что не прогонят.
Этот день был действительно тяжелым и как оказалось он еще не закончился. Выйдя на улицу, Меттью нерешительно последовал за Джеком и уселся в его машину, уже сейчас испытывая тревожное волнение и чуть нервно дергая ремень безопасности, а тот как назло от таких резких движений стопорился и клинил. Поймав взгляд владельца авто Метт, стушевался и постарался не нервничать, наконец-то пристегнулся, отводя в сторону взгляд. Грэм честно не хотел никого обременять, особенно сейчас, и он собирался назвать адрес пансионата, где он временно проживал, но не успел. Машина стартанула с места так, будто Уайт был заправским гонщиком. Все внутри перевернулось и напряглось, глаза у бывшего адвоката стали словно два блюдца. Меттью вжался в кресло и ногами уперся в дно автомобиля, будто тем самым старался притормозить машину, которая неслась по улицам как болид. Краска с лица Грэма слезла в первые же минуты и он откровенно желал, чтобы все это поскорее закончилось, но когда сил терпеть уже не оставалось, а страх комом подкатывал к горлу, так что было сложно дышать, он зажмурившись уперся рукой в приборную панель и умоляя выдохнул, чтобы Джек остановил машину. Автомобиль тут же остановился, и Грэм нерешительно открыл глаза, тяжело дыша и все еще вздрагивая так, будто он только что пережил свой самый страшный кошмар. Проморгаашись и щурясь он робко взглянул в окно и увидел океан, безгранично большой. Выходит Джек не по его просьбе остановился, а потому что они приехали. Внутри все еще дрожало все от страха и волнения и пальцы тоже, но сидеть в машине не особо хотелось. Она теперь представляла опасность и страх, которого никогда не было ранее. Меттью понимал разумом, что с ним происходить, но убедить себя, что все это бред, он никак не мог. Боязнь ездить в авто засела в нем так глубоко, что вывести ее было теперь не так и просто. А ведь раньше он любил рассекать по дорогам, любил ночные прогулки под хорошую музыку, когда только он и дорога, что уж там, он просто любил быть за рулем, а сейчас, если держался как пассажир и боялся как ребенок. Все это было новоприобретенным и не доставляло никакой радости.
Выйдя из машины и вздохнув с облегчением, не заботясь о том, зачем вообще его сюда привезли, тут же потянулся к шумной стихии. Да, Меттью любил море, океан, любил его опасную мощь. Сейчас он будто помнил те встречи, какие у них были, но поймать хоть одно воспоминание не мог. На пляже никого не было, скорее все потому что тут было не принято купаться, но Меттью зашел в воду сняв с себя ботинки и наблюдал как волны ласково лижут его ступни, такие теплые и будто ручные. Он мог стоять так долго, просто потому что тут было хорошо и спокойно, но все же обернулся, смотря на Джека. Знал ли он, что Меттью желал увидеть океан с самого детства или же просто привез его поговорить, Грэм не знал, но был ему благодарен. Сейчас не болела голова и в душе было ощущение умиротворения.
-Спасибо, - сказал тихо, надеясь что Уайт поймет, что это действительно было сказано от души и от чистого сердца.
Выйдя из воды, он уселся на еще теплый песок и смотрел в голубую даль, где небо и море почти сливались в единое целое. Он мог просидеть так до самого вечера, но все же вновь повернулся к Джексону.
-Я всегда любил море. В нем есть мощь, в нем есть сила, в нем жизнь, -  говорил тихо и перебирал пальцами песок и в голове словно порванный диафильм  из детства, стали мелькать обрывки похожие на остатки воспоминания. Грэм нахмурился, уловить полный сюжет он не мог, он сейчас он четко знал одно, он здесь не впервые, он уже был здесь и не раз, так же сидел возле воды, так стоял в воде и так же говорил с кем-то. Повернувшись к Джеку вновь Меттью смотрел в его глаза.
- Мне кажется я был здесь уже не раз, не знаю точно, но я уверен что был. А если так, что значит я все же приехал сюда, именно сюда, в Нью-Йорке другие пляжи, другая вода, он более темная, а эта ласкова и легкая, - говорил, потому что хотел поделиться, не слишком уверенный в том, что это нужно Джексону, но убежденный, что это нужно ему.
- Вода это моя стихия, -с казал тихо и улыбнулся, а потом откинулся на спину заваливаясь на песок и просто раскинул руки, просто лежал будто звезда на песке и ощущал невероятное счастье, просто быть здесь, здесь и сейчас.

+1

12

Наблюдать за Меттью было весьма интересно, не смотря ни на что. Джексон остановил машину, одного взгляда на Грэма было достаточчно, что бы понять, что тот находится при смерти. Джек хотел было сострить что-то на тему того, что раньше они ездили на перегонки, но решил так резко не шокировать старомодного парня, вернувшегося больше чем на три года назад в их жизни... А тогда между ними с Джеком не было ничего кроме ненависти... Врач просил Джека действовать осторожно. И он поклялся, что будет действовать осторожно.
Выйдя из машины и надев очки, Джек остался возле черного автомобиля, оперевшись и закурив. Смотря на Метта, Уайт понимал, что если потребуется, он будет возить его сюда каждый день, если потребуется, он вновь сделает все, что было между ними, шаг за шагом... Только вернись ко мне, Метт... Только вернись... И я больше никуда не отпущу тебя.
Но в своих мыслях Джексон был куда смелее. Ему нельзя было волновать Меттью, но как еще можно было подтолкнуть ему? Все внутри поднывало сказать ему, как и при каких обстоятельствах они были здесь... Что они ездили сюда раньше. Что они сорились и мирились на этом песке. Меттью постоянно пытался вернуть Джексона к жизни, пытался сделать хоть что-то для него. Теперь Джек должен вернуть это все.
-Я знаю... Мы... Мы приезжали сюда. Не так часто, как ты хотел, но приезжали. И... ты один здесь бывал. Несовсем здесь, в той стороне. Где можно плавать. Ты брал доску и учился серфу, когда волны были приличные. - говорить было сложно, будто в один миг весь чертов песок этого пляжа застрял в горле. В памяти возвращались те моменты, когда им хотелось поплавать и они приезжали сюда не смотря на то, что было три часа ночи. Они плавали в океане не смотря на запреты спасателей. Джексон даже почти полюбил океан...
Потушив сигарету, Джек посмотрел на парня, видя счастье на его лице. Детское, ничем не омраченное. В какой-то момент Джексон понял, что просто не может сказать этому человеку, что судьба столкнула его с такой сволочью как Джексон Уайт так близко, что они жили вместе...
-Идем. Не сидеть же тебе здесь до ночи! Обещаю быстро не ехать.

+1

13

Меттью слушал голос Джексона и прикрывая глаза, пытался воссоздать картины того, что говорил Уайт. И все же он уже был здесь, был и не один раз, именно поэтому ему здесь хорошо, легко и просто, будто нет никаких проблем, нет пустоты в голове и душе. Шум волн успокаивал, ласкал и манил, манил, как наверное когда-то в той забытой жизни. Усевшись вновь на песок посмотрел на Джека и поднялся, будто действительно собирался вернуться к машине, но на самом деле, хотелось побыть еще немного здесь, просто побыть, в надежде что память вдруг очнется от своей комы и он вспомнит, хоть небольшой миг и эпизод.
-Идем, - он махнул рукой зовя его за собой и направляясь вдоль берега в ту сторону, где по словам Джека он любил купаться. Песок был теплым и ноги утопали в нем, это было приятное ощущение. Дойдя до места, где казалось что  можно искупнуться, Меттью начал раздеваться, стягивая с крепкого ела футболку и подставляя спину и плечи солнцу. На коже все еще красовались розовые рубцы, шрамы которые будут напоминать Грэму о том, что с нм случилось всю жизнь. Он их видел только в зеркало, они были не слишком привлекательны, но были аккуратными и не уродливыми, шрамы как шрамы. После футболки он стал стягивать штаны, а после них и трусы. Купаться в трусах было можно, даже может было бы и приемлемо, но потом в мокрых трусах ехать было бы не слишком приятно и уж тем более не слишком удобно. К тому же на этом пляжике никого не было и обзор был хорошо прикрыт природной растительностью, так что его точно не должны были арестовать за неподобающий вид.
Оставив одежду на пляже Грэм не долго думал и направился в морскую пучину, заходя в море неспешно и постепенно и вскоре оказался по пояс в воде, а потом и по грудь, дальше идти не стал и  отдавшись порыву, поплыл вдоль берега, неспешно, словно любитель, хотя прекрасно умел плавать и по спортивному. Сейчас Метью просто наслаждался теплой водой и этом было его истинное счастье. Перевернувшись на спину и покачиваясь на волнах, он вновь раскинул руки и прикрыл глаза, слушая шум океана в своих ушах, потому что те были скрыты водой. Сейчас все мирские звуки стали приглушенными, далекими. Метт мысленно обратился к тому, кого принято называть Богом, чтобы он помог ему вспомнить, то что он забыл, все те минуты, что делали его счастливым и все то за что он должен извиниться перед Джеком. Ведь он бросил его, почему и как, не знал, но поступил он подло и не красиво, а значит что-то точно случилось и он должен понять что, чтобы извиниться перед Джексоном и может быть тот его когда-нибудь простит.
Можно было и вправду тут плавать и сидеть  на берегу весь день, но солнце начало заходить, а значит пора было вылезать из воды. Хорошего понемногу.
Выйдя из воды, он уселся на песок,  не смущаясь, что песчинки прилипнут к коже, это было даже приятно, прикрыв глаза, подставил лицо солнцу и всего себя, чтобы оно обсушило его кожу.
- Я понимаю почему я приходил сюда, тут маленький Рай в этом шумном городе, никого нет, только солнце, песок и вода,- улыбнулся и приоткрыл глаза.
- Я не хочу домой, в пансионате ничего интересного, там все чужое, - сказал тихо и улыбка сползла с его губ.
- Потерять часть своей жизни и каждый день силиться ее вспомнить это страшное наказание. Неужели я так разгневал, кого-то там наверху, что они решили, что это должно меня чему-то научить? – наверное впервые он говорил свои мысли вслух, даже Лизабет не говорил, она бы принялась его утешать, обнимать и целовать, а в этом Меттью не нуждался, он просто хотел понять, почему с ним все это случилось.

+1

14

Попытка увезти Меттью с пляжа была провалена, впрочем, как всегда. Джек знал, стоит ему приехать с Грэмом на пляж, того придется тащить силой. Наверное, если бы адвокат мог, он бы поставил палатку и жил бы на пляже. Усмехнувшись, Джексон последовал за Меттью, наступая в глубокий мягкий песок. Песчинки быстро забились в кроссовки и носки. Чертыхнувшись, мужчина снял обувь, наступая в постепенно холодеющий песок. По сравнению с воздухом, он был мягким и приятно прохладным. Сев на камень, Уайт наблюдал за тем, как Грэм разоблачается, даже не подумав о смущении. Взгляд поневоле остановился на таком знакомом теле. Внутри все заныло, будто Джексону напомнили о испытанной боли, заставляя отвернуться, сжав зубы. Метт мог решить, что смутил Джека, но причиной было желание не испытывать ничего, что раздалось от созерцании его тела: боль, тоску, желание, возбуждение...
Джек, и так не питавший большой любви к пляжам, сейчас был готов возненавидеть это место. По неволе он становился мученником собственной инициативности. Ему хотелось сказать все, как было, но он понимал - это шокирует Меттью. А шокировать его нельзя. Терпи, Джек!! - приказал он себе, собирая всю собственную волю, заставляя себя собраться. Внутри словно наждачной бумагой провели, было больно даже вдохнуть этот чертов соленый воздух.
- Я понимаю почему я приходил сюда, тут маленький Рай в этом шумном городе, никого нет, только солнце, песок и вода
Усменувшись невесело этим словам, Джексон лишь посмотрел себе под ноги. Озвучивать, что они выбрали это место потому что здесь никто не видел бы то, чем они занимались, не стоило. Что бы сдержаться, Уайт начал кусая губы, отряхивать вещи Метта, от песка.
- Потерять часть своей жизни и каждый день силиться ее вспомнить это страшное наказание. Неужели я так разгневал, кого-то там наверху, что они решили, что это должно меня чему-то научить?
Ты связался со мной, Грэм... А таких людей не ждет ничего хорошего, поверь мне, малыш... - мысленно ответил Джек, лишь сильнее сжимая зубы. Куда везти Меттью? К нему домой? К себе? По крайней мере, к себе будет безопасней для него.
-Идем. Тебя не начнут искать?
Со стороны Джек мог показаться угрюмым, злым. Но внутри он был куда хуже. И лучше никому было не знать о том, что творилось в душе мужчины. Стараясь не вести машину слишком быстро, Джексон подъехал к одной из жилых высоток в центре города.
-Если хочешь, мы можем поехать в твою квартиру, но не думаю, что пока тебе стоит туда ехать... - в моей квартире больше твоей одежды, чем у тебя, Грэм...
Поднявшись на один из верхних этажей, Джек вышел, заходя в квартиру и давая Метту войти туда, где раньше он весьма часто бывал. Ремонт, сделанный незадолго до их расставания, мог подтолкнуть память, Джек надеялся на это...
Смотреть на мужчину в своей квартире было неожиданно и непривычно. За пол года Джек успел отвыкнуть от кого бы то ни было кроме себя и своей помощницы в этом доме. А присутствие Джулии бросалось в глаза по раскиданным женским вещам.
-Не обращай внимание на беспорядок. Я когда-нибудь выставлю ее на улицу за беспорядок, но мне уж лучше не жить одному... - "лучше не жить одному" - таковы были слова родителей, которые в какой-то момент просто испугались, что Уайт наложит на себя руки. КОнечно, такой ненадежный человек как Джек. От такого можно ожидать чего угодно. Пусть лучше с ним живет бывшая стриптизерша - это гораздо надежнее!

+1

15

Да, уходить не хотелось, просто потому что тут было хорошо, спокойно и ощущалось что-то родное и знакомое, но как бы там не было, стоило все же подняться, Джек был прав, сидеть тут до заката не стоило, можно было замерзнуть.
- Нет, искать не должны, к тому же у меня есть телефон,- он достал самый простенький телефон без всяких наворотов из кармана в доказательство своих слов. Устройство было из тех старых моделей, которые не жалко отдать ребенку и если он их потеряет, не велика беда.
- Никто не звонил. Хотя и не кому, - сказал пожав плечами, хотя нет была Лисбет, но та сегодня была занята и обычно звонила позже, а значит все шло своим чередом. Неспешно одевшись и теперь уже перестав сверкать своим голым телом направился за Джексоном. Тот ехал теперь не так лихо и сердце не замирало при каждом обгоне и Меттью даже чуть расслабился, но белые костяшки пальцев все равно выдавил его напряжение. Побороть страх не так и просто. 
Они подъехали к зданию, где наверняка располагались хорошие и дорогие квартиры, удивило лишь то, что Джек дом не купил, хотя такому парню как он такое жилье было бы обременительным, а квартиры сейчас были не хуже, а может где-то даже лучше. 
- Если не стоит, значит и не надо, - согласился легко и вышел из машины, оглядывая высотку и задирая голову, почти был уверен, что апартаменты Уайта, были где-то там на верху, ведь с такой высоты был хорошо виден весь город. Так оно и было, лифт бесшумно поднял их на один из верхних этажей и выйдя в холл Меттью проследовал до дверей дома Джека и остановился, чуть замирая, прислушиваясь к себе, а потом осторожно вошел в открытую дверь словно кот, которому позволяли пройти первым в новое жилище. Тут же по привычке снял обувь и неспешно ппошел вперд, оглядываясь и рассматривая интерьер. 
Надо сказать квартира Джека была шикарной, очень стильной, выдержанной, темное и светлое тут легко перекликалось, но все же темных тонов было больше. Это жилье было шикарным и в тоже время очень подходило Джексону. Меттью посмотрел на женские вещи и  потом на Джексона.
- Похоже на то, будто ты себе подружку завел, - сказал с улыбкой и без тени иронии, просто оно так и выглядело. Все это место навевало что-то непонятное и Грэм не мог понять, что же он ощущает. Остановившись посередине комнаты, он долго стоял разглядывая его квартиру, потом закрыл глаза, просто делая вдох и выдох, прислушиваясь и повернувшись направился в сторону кухни.
Желудок тут же отозвался ворчанием и жалобами на голод, как только Метт остановился на пороге кухни.
- Можно кофе? Хотя нет чай, мне кофе нельзя много пить, врач не разрешает, - сказал смущено, а желудок снова жалобно заурчал требуя чтобы его не только поили, но и вообще покормили, где это видано морить человека голодом целый день.
На самом деле Метт прост хотел побыть тут подольше и понять свои ощущения, возможно он бывал тут раньше и скорее всего так оно и было, а значит эта квартира и ее обитатель могли помочь Меттью вспомнить. Хотя он решил просто наблюдать и смотреть, не напрягаясь, весь только так могли прийти мысли и воспоминания, внезапно и неожиданно. 
Увидев забавную кружку, он улыбнулся и потянул к ней руку, совершенно не подозревая, что когда то сам лично подарил эту кружку Джексону, простой и незамысловатый подарок, на Хэллоуин. Кружка напоминала тыковку.
- Почему тебе нельзя жить одному? Отец контролирует тебя? – спросил вертя «тыковку» в руках.

+1

16

Прибывание Метта в квартире Джексона напоминало то, как в дом приводя щенка. Ему ве интересно, он не знает, что ему делать и боится. Смотря на мужчину, Джек хмыкнул на замечание о девушке. Убью эту девицу, как только явится! Мамой клянусь, утоплю в заливе!! - думал Джек, пиная по пути на кухню валяющуюся обувь. Как он только мог вообще терпеть Джулию? Нужно было от нее избавиться как-то, иначе Метт так и будет считать, что у Джексона появилась девушка.
-Эта подружка ничего кроме хлопот не доставляет! Она, как сестра, которую до смерти хочется убить... - усмехнувшись, произнес Джексон, стягивая грязную футболку на пять минут пропадая в душе. Выйдя и переодевшись в домашнюю одежду, Уайт достал футболку со штанами Метта, кидая ему одежду.
- Это твое... полотенца в шкафу в спальне, если нужно.
Кивнув на просьбу о чае, Джек направился на кухню. Придерживаться режима сегодня не хотелось, поэтому заказав пиццу, Джек достал пару бутылок пива и сделал чай, смотря на чашку в руках Меттью. Все внутри мужчины ментально пыталось подтолкнуть Грэма к воспоминаниям. Ну давай же, Метт! Вспомни!! - думал он, почти не слушая мужчину.
Почему нельзя... Хороший вопрос, Меттью... Потому что боятся, что я наложу на себя руки... Вот почему!
- Нет, отец меня давно не контролирует... Скажем так, мои родители боятся, что я натворю глупостей. Так или иначе. Пол года назад... -говорить было невыносимо трудно, приходилось подбирать каждое слово - пол года назад, я попал в реанимацию с передозировкой. После этого у меня нашлись некоторые проблемы со здоровьем. Вот поэтому врачи и родители боятся... - лжец... Невыносимый лжец... О да, проблемы со здоровьем... Тердце разбили, принцесса? Чертов слабак!
Услышав звонок в дверь, джексон принес пиццу, относя в гостинную, на кухне сидеть не хотелось.
-Идем! Бери свой чай, если хочешь, но у меня есть пиво... Его-то тебе можно?
Сев на диван, Джексон на мгновение вспомнил об одном фото в спальне, единственном, от которого он не смог избавиться. Но пока показывать его Метту было лишним... Что бы не травмировать психику парня.
-Ну а у тебя? Кто-то появился? - попытался найти хоть какую-то тему для разговора, поинтересовался Джексон, тут же пожалев о своем вопросе. А если и есть, почему его это должно волновать? Он все забыл! Конечно у него мог кто-то быть...

+1

17

Внешне Джексон очень изменился, он стал мужчиной. Его тело было крепким и совершенно не таким, каким помнил Меттью в своих прошлых воспоминаниях, там Уайт младший был мальчишкой, по сравнению с нынешним. Да, Джек был привлекателен и если бы он был не гомосексуалистом, то девчонки бы висли на нем как груши. Впрочем, и тогда и сейчас он был хорош собой, красив и умен, конечно, колкий язык мог отбить охоту у юных прелестниц с ним водиться, но как известно девушки плохих парней все же любят и обожают.
- Странно, что тут живет у тебя женщина, а не какой-нибудь бойфренд, - отозвался Грэм на замечание об убийстве неведомой ему девушки. Не успел он это сказать, как в отместку или же просто так полетела чистая одежда, да еще с довеском в виде слов, что это принадлежит Меттью. Адвокат ошарашенно посмотрел на мужчину и ничего не ответил, только пошел в заданном направлении и вошел в святую святых спальню хозяина. Конечно сменить одежду стоило, это было приятно, но вот Метт никак не ожидал, что его собственные вещи были в этом доме. А значит, он действительно многое забыл и теперь терялся и возможно даже пугался.
«Неужели мы с ним все же подружились и могли нормально общаться, как сейчас? Прошла ненависть?» С такими мыслями Грэм и подошел к шкафу, где по словам Джексона он хранил полотенца, да так и застыл на месте, забыв, что он собирался делать. На прикроватной тумбочке за личными вещами, приютилась небольшая рамка из темного дерева, в которой были изображены они оба. Фото было явно любительским, сельфиским, но ярким, оба улыбались и явно были довольны жизнью и тем где были. Судя по заднему фону они как раз таки были в Амстердаме, где проходил парад сексуальных меньшинств. 
Потянувшись Метт рассматривал фотографию и в его пустой голове вновь что-то болезненно заныло. Сколько же он не помнил, а ведь что-то же случилось важное, раз они могли вот так беззаботно улыбаться в камеру. Раньше такого бы не случилось. В дверь позвонили и будто испугавшись Грэм вернул фото на место и схватил полотенце направился в душ привести себя в порядок. Он  был шокирован и пытался припомнить хотя бы этот миг, хоть что-то, но память упорно не желала возвращаться.
- Ну, пожалуйста, ну хоть капельку! –Тихо взмолился Метт прислоняясь лбом к холодному кафелю в душе. Ему так хотелось вспомнить хоть кусочек прошлого, хоть немного, но все было тщетно, пустота в голове начинала вновь давить и если бы Грэм решительно не вышел из душа уже переодетый, он бы вновь схлопотал мигрень.
И вновь они говорили с Джеком просто так, о том, что здоровье его стало не слишком отменным из за наркотиков, может быть именно это его так изменило. Ведь говорят, что люди меняются узнав, что им грозит, хотя у Джексона всегда все было на грани и поэтому это удивляло Меттью не меньше, чем найденное фото. Уайт изменился, но вопрос как давно, оставался для бывшего адвоката полной загадкой.
- Мне жаль, что здоровье подвело, - сказал тихо, но потом кивнул и реши сменить тему.
- Да, пиво можно, но не много, - оживился, а желудок вновь заурчал, обоняние учуяло запах ароматной пиццы.
Они уселись на диване, в уютной гостиной, совсем рядом друг от друга и Грэм тут же по свойски ухватил кусок пиццы и чуть ею не подавился от  появившегося вопроса со стороны Джексона. Прожевав все и запив пивом, Метт посмотрел на своего собеседника.
- Ну, я бы не сказал, пытаюсь как-то влиться в общество. Поэтому просто обзавелся, скажем так подругой. Думаю ей доставляет удовольствие меня опекать, в каком то роде, но я не стараюсь ее не обнадёживать, ведь кто знает, может у меня и жена есть и дети, я ж не помню, - сказал с улыбкой, явно сам для себя понимая, что наверное такое маловероятно и возможно. Пицца была вкусной и увлекшись своей порцией Меттью, какое-то время молча ел, но когда желудок уже перестал так рьяно требовать добавки, он отпил пива и откинувшись на спинку дивана, посмотрел на Джека.
- Ты изменился, стал другим, тебе идет быть мужественным, - улыбнулся и вновь отпил пива будто призывая его добавить сее смелости спросить.
- Я хотел спросить… - он запнулся, но потом выпрямился и решился, нечего было тушеваться, лучше просто узнать это.
- Мы с тобой как я понимаю поладили, да? -  спросил прямо и смотрел в глаза прямо, тем решительным взглядом, которым всегда смотрел, когда спрашивал что-то серьезное и важное.

Отредактировано Matthew Graham (2015-09-30 21:58:49)

+1

18

Услышав сожаление о здоровье, Джек едва не начал скрежетать зубами, сдерживаясь из последних сил. Внутри него словно зверь в клетке металось желание сказать все, выплеснуть всю скопившуюся боль. Честное слово больше всего хотелось прижать к себе этого человека да так, что бы кости затрещали. Джексон так тосковал, что готов был сожрать его, но обида не давала этого сделать, включая разум. А голос разума, в свою очередь, твердил беречь психику парня.
- Все выходит иной раз не так как планируешь... - ровным тоном произнес Джексон, наблюдая а Меттью. Взяв кусок пиццы, Уайт честно попытался поесть через силу, кусок не лез в горло, застревая словно сухая таблетка. Он не мог выносить присутствие в одном помещении с этим человеком. Честно, Грэм, сейчас между моим кулаком и твоим лицом стоит лишь твой диагноз...
Разговор о подруге, что появилась у Меттью еще меньше нравился Джексону, но он из всех сил пытался изобразить хоть что-то кроме ревности, злости и ненависти ко всем окружающим Метта людям.
-И многое ты с ней вспомнил? - вопрос явно нес двойной смысл, пусть считает наглостью, но как еще Джек мог знать, насколько далеко зашла такая дружба. Хотя если все было именно так, как говорил врач, Меттью вернулся на три с лишним года назад, в свое состояние ходячего святого. Но сарказм и яд - все, что были сейчас у Джексона против этого человека, ничего не помнящего, ничего не подозревающего. Закусив губу, парень старательно пил пиво, что бы хоть немного успокоиться. От замечания о мужественности, пришла очередь Джексона давиться едой.
-То есть до этого я был женственным?! Грэм, как у тебя получается подбирать такие слова, что бы выбешивать меня за долю секунды?! - Джексон мог бы многое сказать бывшему, но следующий вопрос заставил замолчать в немой надежде уставившись на Меттью. В глазах мелькнул страх и именно надежда.
-Ты что-то вспомнил? - вопрос был слишком эмоциональным. Это Уайт понял как только услышал собственный голос. Черт, все это походило на сюжет мыльной оперы. Когда им удалось обрести некое подобие своего счастья, один из героев всегда теряет память и они оказываются разлученными... Бабушка в его детстве слишком часто смотрела бразильские сериалы. Встав, что бы не быть таким откровенным истериком, Джек обошел диван, опираясь о спинку до боли в пальцах.
-Ты же должен здесь что-то вспомнить! Грэм, напрягай извилины! Да, мы поладили, но какими стараниями, мне и вспоминать не хочется... - сердце стучало как у загнанного кролика, ожидающего бойню. Хотелось встряхнуть Метта, ударить, сделать хоть что-нибудь, что бы он вспомнил...

+1

19

И все же как бы не поменялся Джексон, все же он не переставал быть язвительным, хотя сейчас это звучало куда добрее. Вообще при всей ситуации терпение у Уайта все же было золотое. За этот день, он многое для Меттью сделал, может это все было залогом именно того, что они все же нашли общий язык. Грэм всегда этого хотел и скорее всего это у него все же получилось, жаль, что он не мог вспомнить все как было, тогда бы он не удивлялся так всему и сразу.
- С ней я не особо вспоминал, - решил не говорить сейчас о том, что и как у них было с Лисбет, к тому же это была та еще больная тема. Ущемлённая гордость и некоторого рода унижение, при неспособности хоть как то отреагировать на красивую девушку, Меттью пока больше не практиковал близкого общения с Лисбет, а та все еще терпеливо ждала и явно надеялась, списывая все на лекарства и травму Грэма. Впрочем, и сам адвокат тоже все на это и списывал.
Предпочитая не думать о неприятном, Метт уставился на Джека вновь широко распахнутыми глазами.
- Нет, я такого не говорил, но ты набрал массы и стал совсем другим. Почему ты всегда воспринимаешь мои слова так, что они тебя выбешивают? – это был ответ на вопрос или же вопрос на вопрос, хотя все сейчас это было не так и важно, учитывая, что Уайт был взволнован. Меттью конечно забыл часть своей жизни, но все же не растерял свой разум и прекрасно видел то, что Джексон надеялся, впрочем Метт тоже надеялся.
Он сделал глоток пива из бутылки и уставил на стену впереди себя, он какое-то время молчал, а потом повернулся к мужчине и пристально посмотрел в его глаза.
- Если мы с тобой поладили, то я хочу чтобы ты мне помог и чтобы ты меня понял. Думаешь я не делаю этого каждую минуту?  Я стараюсь Джек, стараюсь, но наш мозг это сложный механизм. Чем больше я стараюсь тем сильнее начинает болеть голова. Иногда она болит так, что мне очень плохо, я почти слепну и теряю звуки, я теряю контроль и могу упасть. Ты это сегодня видел. Это так же страшно, как и жить с белым туманом в голове. Там пустота. Я  понимаю, я не дурак, ты ждешь от меня чуда, но прошу тебя просто дай мне время, не дави, я не могу просто взять и все вспомнить, если бы все было так просто, понимаешь?  Здесь, в твоем доме я испытываю что-то мне непонятное, я не могу это объяснить, похоже на то, что это я уже знаю, как на дежавю, но точно я тебе сказать не могу. Все что я виду и знаю сейчас, что ты терпелив ко мне. Что в твоей спальне стоит наше совместное фото, что мы общались с тобой хорошо и непринуждённо, что мы как-то поладили, что мы имеем какое-то прошлое. И именно поэтому я прошу тебя, дай мне время, просто потерпи, оно вернётся, я на это очень надеюсь! – последние слова он сказал тихо, потому что помнил, что есть вероятность не вспомнить ничего и что тогда?  Тогда он наверное попросит все рассказать и они попробуют как то с этим справиться, если конечно терпения и нервов на это у Джека хватит и у самого Метта тоже.
Допив свою бутылку пива, Грэм отставил ее на стол и посмотрел на время, стоило вернуться к себе, впечатлений на этот день ему уже было достаточно, так что всю ночь не будет спать, а надоедать своим чрезмерным присутствием он не хотел.
- Наверное, мне пора, - сказал немного не решительно, но поднялся тут же.
- Если ты не против, не мог бы ты мне дать свой телефон. Если ты не против продолжить общение во имя моей памяти. Это альтруизм Джек, но мне больше не кого об этом просить, уж прости, - чуть улыбнулся и опустил глаза, ожидая решение со стороны Уайта.

+1

20

Все это было шоком. Не только для Меттью, но и для Джека. То, что парень, похоже, действительно пытался вспомнить, он действительно старался, и Джексон это видел. Упоминание о фото заставило Джексона покраснеть, будто ему напомнили о чем-то постыдном или интимном, что касалось лишь двух человек. Джек смотрел на парня, понимая, что ему было тяжело. Отпускать его сейчас Уайт просто не мог. Во-первых, внутри него боролось два невероятно сильных чувства: высказать все, что было с ними, между ними все это время. Вторым чувством была жалость, но к самому себе скорее. Пол года он ощущал себя брошенным, отвергнутым, униженным. С ним не захотели даже поговорить. Но сейчас Джек мог получить ответы, что в действительности произошло. Ему было невыносимо больно от тоски, каждая клеточка тела помнила тепло, прикосновение, запах человека, который сейчас был убежден, что между ними стена ненависти... Я ее сломаю, что бы мне это ни стоило! Еще никогда Уайт-младший не был готов бороться за что-то. До такой степени, разбивая руки в кровь.
-Куда ты, черт возьми, пойдешь? Оставайся, места хватит...
В конце концов в сегодняшнем посещении Меттом врача, была вина Джексона. Ее следовало как-то загладить.
-Метт, я... Я не хочу давить, просто... Я не знаю, что мне можно рассказывать тебе, а что нужно, что бы ты вспомнил сам. Я боюсь, что от всей информаии разом ты просто либо не поверишь, что бы снова грохнешься в обморок. Твой врач не простит мне твое появление второй раз за сутки.
Упав обессиленно на диван, Джексон просто не знал, что делать ему. Допив бутылку, парень достал вторую, смотря на этикетку, не видя ее. Да, в такой ситуации раньше ему отлично помогал кокаин, но после последнего происшествия мать и тетка опустошили все его закрома. Джек был уверен, что дамочки непросто выкинули весь запас, но кое-что и самолично скурили... Сейчас бы эта трава была бы нелишней... От неимения ничего другого, Уайт достал сигареты, закуривая.
-Сядь, не мельтеши за спиной! - тихо произнес Джек через какое-то время. Он не знал, что ему делать, что говорить...
-Ты сказал, что больше не работаешь на моего отца... Что это значит? Мой отец сказал, что ты позвонил ему и уволился, это так? Хотя... Сомневаюсь, что ты вспомнишь хоть это... - вздохнув тяжело, Джек откинулся на спинку дивана. Пожалуй ему, действительно следовало отправить этого ребенка-переростка спать. В конце концов сейчас он просто не знал, что ему сказать...
-Тебе, действительно пора спать. Если есть больше не будешь.
Потушив сигарету, Джек направился к себе, но больше всего ему хотелось не спать, а заорать во все горло. В таком состоянии впору было биться головой о стену. Тяжело дыша, мужчина закрыл дверь в спальню, пытаясь сдержать слезы, что наливались на глаза с такой силой, что невозможно было сдержаться. За стеной был человек, которого хотелось убить. Убить от собственного бессилия, убить от желания поменяться с ним местами и забыть все, что между ними было...
-Как же я завидую тебе, Грэм... - тихо произнес Джексон себе под нос...

+1

21

Вот так просто, Джексон не просто его не выпустил, а еще и оставил ночевать, это было еще одним очередным открытием. День был настолько насыщенный, что казалось, будто вся жизнь прошла, по сравнению с полугодом того забвения, в котором прибывал Грэм. Он никуда не пошел, но все продолжал разглядывать квартиру Джека, пытался, все еще пытался вспомнить, узнать, но голова вновь опасно начинала болеть, будто предупреждала нерадивого хозяина, что ей это все не нравится. Волнение и столько эмоций, накатывали сразу. Ведь можно было все просто спросить. Расскажи! И Джек бы рассказал, Меттью бы слушал, но это ничего бы не дало, он просто бы услышал историю, историю, которая ему бы была незнакомой и с ней пришлось бы просто свыкнуться. История это не память, это совершенно другое, чужое, не свое.
Он лишь вздохнул и остановился, смотря на Джека. Сейчас Грэм впервые задумался о том, что может быт не ему одному тяжело все это переносить. Одно дело не помнить и не знать, а другое все помнить, знать и не иметь возможности сказать во имя блага. Метт только сейчас понял это и проникся к Джеку мягким и теплым чувством благодарности, а еще осознал, что все же он хочет узнать их историю, но именно чтобы она была родная и своя. Сможет ли Джек все это выдержать?  Не будет ли это ему тяжелее чем кажется. Все это были лишь вопросы без ответов, они оба не знали, как все обернется, но попробовать были должны.
Сев вновь на диван Меттью посмотрел на Уайта и вздохнул.
- Когда я пришел в себя и кое что вспомнил, я подумал, что должен позвонить твоему отцу и сказать, что я лежу в больнице, в общем, хотел предупредить своего работодателя. Мне сказали, что со мной все выяснили и лучше мне больше не звонить, ведь я больше не работаю на твоего отца. Сказал и повесил трубку. Я пытался позвонить еще раз, но больше с ним так и не смог связаться. Я не знаю уволился ли я сам или же нет, я не помню. Не знаю. Я просто устал догадываться, - последнее Меттью сказал устало, в его новой жизни было полно непонятного и сейчас он ощущал всем телом и душой, что на сегодня с него достаточно, всего достаточно. Джексон будто это прочитал в его мыслях или просто понял по его голосу или виду и сказал, что ему пора спать. Меттью согласился и ушел в гостевую комнату. Раздевшись, он нырнул под одеяло и блаженно вытянулся, постель была мягкой, удобной и комфортной, захотелось свернуться клубком и заснуть, но мысли роем носились в голове, все что произошло раз за разом вертелось хороводом и не давало уснуть, на какой бы бок Грэм не перевернулся. Хотя через какое-то время он все же смог провалиться в тяжелый сон. Мысли преследовали теперь и там, только видоизменяясь и складываясь в сны, тревожные, нервные, странные и страшные.
Вот он шел по коридору, нет,бежал, бежал, потому что знал надо успеть. Успеть во чтобы то не стало. А вокруг белые тени, жутко паснет каким то лекарством, голоса и крики. Он не успел всего чуть чуть, его кто-то останавливает, не дает пройти, загораживает и оттесняет, выдавливает, выпихивает и как бы Метт не бился и не кричал в истерике, ему никак не удавалось пробиться через это… этого … человека. А тот словно глухой черной тенью, безжалостно убивает все что его окружает.
Во сне все перемешано, а наяву изверченная постель, мокрая от пота простынь, тяжёлое дыхание и постоянный зов.
- Джек! Джек! Джек!!!!!!! -
Метт дернулся, пробуждаясь от своего крика, дрожа будто в ознобе и не понимая, что вообще происходит, хватает ртом воздух. Этот кошмар его преследовал, не давал спать ночами и сегодня он вновь пришел, на смену ослепляющим фарам и ощущению, что ему не дали ничего сделать, его вытеснили и выкинули, словно ненужный элемент и он так и остался лежать никому не нужный.

+1

22

Все было слишком запутанно, слишком ненормально... Как-то успокоившись, будто может несразу, Джексон лег в постель, уткнувшись носом в подушки. Когда он вернулся из Амстердама, один, разбитый, опустошенный, напоминавший больше собственную тень, везде в этом доме он ощущал присутствие Метта, подушки пахли его одеколоном, его вещи были по всей квартире, фотографии на холодильнике, посуда, даже ремонт - все напоминало о нем. В первый же день все, что было возможно, полетело в мусорку. Джек очень старался избавить свою жизнь от единственного, что делало ее полноценной. От единственного, что наполняло ее смыслом. Сейчас, лежа в постели, Уайт корил себя за ту глупость, что совершил. Если бы он не выбросил все, что было между ними, быть может сейчас это помогло бы Метту. Постель больше не пахла им, вокруг не было его вещей, не было больше свидетельства его присутствия в этом доме, его причастности к жизни Уайта. Лишь только чашка  да забытая фотография, все что осталось от Грэма, что изредка наполняло болью, как ноющий шрам, напоминающий о произошедшем, не дающий забыть.
Сон не шел, этот день был полон событий нетолько для Меттью, тело Джексона ломило от усталости, в голове было слишком много мыслей, сердце все никак не могло успокоиться. Он старался уснуть, забыть этот день. И когда, наконец, сон решил почтить своим присутствием уставшее тело Уайта, за стеной послышались крики. В первый момент Джексон не понял, что произошло и что его разбудило, но крик повторился, заставляя Джексона подскочить на месте. Мысль о том, что что-то случилось, не покидала Джексона. Едва не врезавшись в дверной косяк, Джек влетел в спальню для гостей, в темноте находя лежащего Меттью.
-Тшшш... Я здесь! Здесь, Метт... Успокойся, я здесь, мой мальчик! - тихо шепча, Метт опустился рядом, успокаивающе поглаживая его, пытаясь успокоить, разбудить, дать понять, что он не один. Практически ложась сверху, Джек пытался успокоить парня, поглаживая его лицо, мягко шепча на ухо, - Я здесь... Я больше никому не отдам тебя... Только не покидай меня больше.
Толи Метт проснулся, то ли просто успокоился во сне, Джек был не уверен, но уходить он опасался. Осторожно лег рядом, прижимая его к себе. Утром он будет долго объяснять, что это все значит, но сейчас было плевать, он не покинет его в таком состоянии. Если Метту снились кошмары, в которых он кричал имя Джексона, значит что-то подсказывало ему, подсознание пыталось вспомнить, но к сожалению, пока лишь плохое... Но лишь пока.

+1

23

Как и бывает ночью, все было скоротечно, приход Джека успокоил. Еще сонный и не понимающий, что происходит и будто вспомнившись все, доверчиво прижался к нему и вновь тихо и почти мгновенно уснул. Больше Меттью не снились кошмары, до утра он спал неподвижно и глубоким сном.
Утро встретило бывшего адвоката рано, он просто пробудился от ощущения что выспался и что ему все же жарко и не было того шума, который был в пансионате. Все здесь было по-другому. Осознание того, что рядом кто-то спит, пришло не сразу, лишь когда взгляд опустился на руку, что мирно покоилась на груди Меттью. Это была не его рука и явно не рука Лисбет, у той такой урки никогда бы не могла быть. Мужская крепкая кисть. Грэм опасливо повернулся и тут же вдруг выдохнул, нет конечно сердце колотилось как ненормальное от адреналина, что моментально впрыснулся в кровь. Выглядело это конечно странно и первым делом Меттью заглянул под свое одеяло, как в старых добрых фильмах, но все было на месте и честь, и трусы тоже.  Это заставило даже облегченно выдохнуть и вновь посомтреть на Джексона. Как тот оказался в его постели, пришло в голову не сразу, лишь смутное воспоминание того, что ночью он вроде вновь просыпался от кошмара. Смущало Метта именно сама ситуация и он почувствовал, как лицо и уши заливаются краской.
«Слава богу, мы не подростки и не в моей спальне, а то сейчас бы как по сценарию, кто-нибудь бы пришел и потом объясняй, что ты не гей!» Подумал про себя и все же вновь посмотрел на Джексона, тот все так же мирно спал, не ощущая как бьётся сердце адвоката, не видя его красных от смущения ушей. Спал так мирно, что Метт не смог его разбудить и осторожно, как можно тише выбрался из постели и тихонько проскользнул в ванную комнату, где привел себя в порядок и вновь пообщался со своим отражением, на предмет того, что  нужно бы как-то отблагодарить человека.
После утренний процедуры умывания, натянул штаны и футболку и отправился а кухню, варить хозяину квартиры душистый кофе и  печь блинчики. Просто вот так, кофе и блинчики с утра, не слишком просто, но и без наворотов. Сам того не подозревая, готовил их по фирменному рецепт миссис Уайт, который она когда то открыла адвокату. Это было просто наитие, память рук и память подкорки головного мозга, а для полноты сюжета и наличия ингредиентов в холодильнике Уайта, сделал еще и яичницу с беконом, классика жанра. Все уставил на стол и оглядев все это дело остался доволен и как только он все это сделал в дверь позвонили. Меттью решив, что раз он уже встал пошел открывать и там был курьер, привез какую то коробку и отдав все Грэму, получив его подпись удалился. Меттью же сгрузил коробку на стол в гостиной, вернулся дожарить блины, не пропадать же приготовленному тесту.

+1

24

Последние пол года сон Джексона представлял собой комбинацию коротких урывков наваждений, даже не сна. Что-то не давало ему уснуть и этим чем-то были сотни вопросов, на которые он не знал ответов. Честное слово, еще немного и он пошел бы к психоаналитику. Пить какие-либо лекарства, помогающие уснуть он не собирался, но уснуть без них было крайне тяжело. Но сегодня. Словно время остановилось, сон накрыл тяжелым мягким одеялом, не давая двигаться, не давая просыпаться до самого утра. Джеку показалось, что он уснул в тот же миг, когда решил остаться рядом с Меттью. Без снов, что говорило о крепком сне, Джек проспал до самого утра.
Открыв глаза, мужчина не сразу понял, где находится, что эта спальня было совсем не его... Точнее не совсем его... Что он остался в спальне для гостей, теперь нужно было просто вспомнить зачем. В первую долю секунды все тело Джексона сковал страх, что между ним и Джулией что-то было, но страх испарился вместе с накрывшими воспоминаниями о том, что именно произошло вчера. Перевалившись, парень уткнулся в подушки, чувствуя такой давно забытый запах Метта, рождающий невероятную тоску, заставляя чуть ли не застонать, а тело не среагировать самым неожиданным в этот миг образом. Если бы Уайт пролежал так еще немного, он готов был бы кончить лишь от одного аромата его собственных подушек. Его хотелось запомнить, законсервировать, если Метт снова пропадет. Но больше пропасть ему не удастся, Джексон положит все силы на поиски, но больше не потеряет его!
Поднявшись из постели, Уайт вышел в квартиру, ощущая сладкий запах домашней еды. Это была выпечка? Заставив себя ускориться, Джексон показался на кухне, смотря с надеждой на парня. Неужели ночь вернула воспоминания.
-Эй, ты, что? Вспомнил что-то? - поинтересовался он, смотря на стол, полный еды. Блинчики... Джексон был готов поклясться, что это те самые блинчики, которым его мама научила Меттью. Не дожидаясь ответа, молодой человек подошел к гостю, крепко обнимая его, практически прижимая к себе, уткнувшись лицом в его плечо. Он боялся поверить в то, что Грэм мог что-то вспомнить. Скорее всего сейчас его оттолкнут с непонимающим взглядом, ну и пусть. Но хотя бы эти доли секунды он вспомнит, что значит быть рядом с... любимым человеком? Так, кажется называется то, что было между ними? Черт, за все это время, Джек так ни разу не дал себе отчет о мыслях и чувствах, которые были у него к Меттью.
Звонок в дверь заставил оторваться. Если хозяину квартиры не померещилось, это был уже второй звонок. Первый раз, ему показалось, что кто-то пришел... Но где был этот кто-то? Краем глаза увидев какую-то коробку на столе, Джек открыл дверь. В нос ударил невероятный по своей силе запах алкоголя и дешевых женских духов, настолько приторный, что затошнило.
-Оооо.... Ты не спишь... - кажется обладательница было до сих пор пьяна. Как только до дома добралась... И удивительно, что одна.
-Ты же в дверь звонишь! - в голосе Уайта звучали все слова, которыми он сейчас называл Джулию, в своем неизменном ярко-алом наряде она стояла на пороге, едва держась за косяк. Лишь бы блевать тут не начала.
-Ты мой пупсик... Я между прочим работала вместо тебя! Сегодня были дорогие гости, и очень интересовались, пучему это директора нет на месте! Пришлось их ублажать! Чем так вкусно пахнет? - пытаясь говорить связно, девушка уже не могла справиться со второй задачей такой как ровно идти.
-Догадываюсь, как ты их ублажала... - не успел Джексон договорить, как щеку обожгло от удара ладонью. Не смотря на алкоголь в крови Джулии, реакция у нее было отличная.
-Не смей намекать мне на это!
-Но ты даже смердишь как малолетняя шлюха! Не говоря уже о твоем виде! Сколько раз я ... а впрочем вали в душ! - говорить о чем-либо с ней сейчас не было смысла.
Закрыв дверь, Джексон вернулся на кухню, щека горела, а голова начинала болеть.
-Честно, иногда мне кажется, что она дана мне в наказание...

+1

25

Меттью слышал, как проснулся хозяин квартиры и улыбнулся, просто потому что ощущал, что здесь ему хорошо и уютно, как бывает в собственном доме. Не хотелось уходить, но ведь у них еще было время на завтрак. Когда Джексон появился на кухне, Метт повернулся улыбнувшись ему и лишь успел на заданный вопрос отрицательно качнуть головой и тут же спрятать улыбку вновь. Он хотел бы вспомнить, хотел бы обнадежить и порадовать. Правда хотел, но приказать себе вспомнить это одно, а сделать это совсем другое. Тихо вздохнув и перевернув очередной блинчик Грэм только было открыл рот, чтобы хоть как-то приободрить Джексона, пообещать, что он вспомнит, просто надо чуть больше времени, совсем немного, но не успел. Крепкие руки Уайта обняли его и Грэм ощутил тепло мужского тела, его силу и его запах. Уши тут же вспыхнули красными факелами, потому такие объятия не были дружескими и это смущало Меттью, так будто он был подростком и впервые отправился на свидание с понравившейся девочкой. Можно было оттолкнуть, вывернуться и пригрозить Джексону чем-нибудь, стребовать с него обещания так больше не делать, ведь Метт все же предпочитал девушек и… он просто не смог ничего сделать, просто стоял и понимал, что он не имеет права. Возможно, они даже подружились и Меттью нашел ключ к душе Уайта, а если так, то значит, он должен просто быть снисходительным и терпеливым. Джексон никогда не позволял себе таких нежностей с ним, а значит, что-то все же изменилось кардинально.
Прежде чем все это не стало слишком непривычным и отягощающем, Меттью лишь коснулся руки Джека, чуть похлопал по ней, будто тем самым говоря ему «Ну, ну дружище, все будет хорошо» В дверь позвонили и адвокат вздрогнув, залился краской еще больше, будто его точно застукали за тем, что не должны были видеть.
-Кто-то пришел,- сказал хрипло и сбивчиво, тут же переворачивая, подгоревший блин, следствие его растерянности. Джек пошел открывать, а Метт продолжал допекать блины, только руки дрожали так, что пришлось делать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, сердце вновь колотилось. Для одного утра, это был большой всплеск адреналина и взрыв смущения и тушевания, а еще Меттью вновь начал терроризировать свою голову, пытаясь вспомнить, в который раз.
В недрах квартиры были слышны голоса и кажется у них были гости, или вернее гостья. Выпив стакан воды, чтобы не быть таким пунцово красным Метт отправил сковородку в мойку и отвернулся к окну смотря на проснувшийся город. Лос Анжелес вновь ожил и наполнился гулом и шумом, но тут на верхних этажах этого было не слишком то и слышно.
Когда вернулся Джексон щека его была красной и Метт прекрасно знал, отчего могут возникать такие пятна, достал из холодильника кусок мяса и приложил к щеке своего подопечного, знакомого или может друга? Теперь Грэм был уверен, что они уже не были просто теми, кем были когда-то , между ними была связь, особая, только им понятная, но знал о ней теперь только Джексон. Не успел он даже отойти от Уайта, как в кухню вошла нетрезвая особа женского пола и тут же плюхнулась на стул и критично и прищурив глаза, смотрела пристально на Грэма. Метт тут же убрал руки и достал еще одну кружку, ставя ее перед девушкой. Он был всегда очень обходительный и примерный, умел быть таким и таким остался
- Ооо, Блудный сын вернулся?  И ты его впустил?  Ну не ожидала! Я бы его на твоем месте спустила с лестницы!!!- девушка зыркнула на адвоката недобро и Грэм даже отошел от нее на шаг, как говорится от греха подальше. Он перевел взгляд на Джексона, а потом, на незнакомку и логическая цепочка выстроилась очень быстро, он не был ту желанным гостем, уж для этой особы точно. Прежде чем что-то сказать или подумать, Меттью кинул полотенце, которым уже вытирал руки и вышел из кухни. Ему было обидно и до чертиков захотелось заорать на всех, что если он такой козел, так зачем вообще приводить его сюда, чтобы он слышал от новых друзей Джексона, то чего не помнить и то что ему не нравится.
Злость и обида на ситуацию, на себя, на эту девушку, на весь мир заставила Меттью хлопнуть дверью в ванной, там оставил свою одежду, не эту, что дал ему Джек, а свою, к которой он привык, стоило просто переодеться и уйти, но эмоции рвались наружу и забыв даже закрыть дверь Метт прислонился к стене и закрыв ладонями лицо, медленно сполз на пол и разрыдался тихо как маленький ребенок, это больше походило на истерику, только без громких звуков. Плечи затряслись как у ненормального. Сейчас просто хотелось, чтобы всего этого не было и его тоже не было.
- За что?– спрашивал он совсем тихо, но никто не мог ему дать ответа, никто.

Отредактировано Matthew Graham (2015-10-01 12:26:41)

+1

26

Больше всего сейчас хотелось, что бы Джулия ушла. Но жизнь успела показать Джексону, что не все бывает так, как он хочет. Выйдя из ванной, девушка быстро показала, кто в доме хозяин и одним этим заставила все самообладание и нервы, которые были и так не в порядке у Джека напрячься.
- Ооо, Блудный сын вернулся?  И ты его впустил?  Ну не ожидала! Я бы его на твоем месте спустила с лестницы!!!
На мгновение Джек оказался на кухне в своем доме. Он сидит за столом, попивая аспирин от похмелья и смотрит на свою мать, ловит ее укоряющий взгляд, потому что только что он сказал, что давно бы бросил на ее месте отца, причем было сказано это по привычке беспордонно и полностью лишено такта. Сейчас Джексон ощущал, каково было слышать это со стороны. Вот зачем ты в моей жизни? Показать мне самого себя? Когда Метт вышел с кухни, Джек не успел ничего сказать, лишь поднялся, пытаясь ухватить мужчину за руку.
- Оставь его! Пусть проваливает!
- Заткнись!
- Джек, так нельзя! Этот парень разбил тебе сердце! Да я его убить готова за это, а ты его собрался защищать? Какого черта! Ты напоминаешь мне мою мамашу, которая постоянно терпела выходки своего мужа! Напомнить, чем дело закончилось? - сейчас был не тот момент, что бы слушать семейные байки этой девицы. Какого черта он вообще что-то ей рассказал?
- Собирай свои вещи и проваливай из моего дома! - привычно холодным и бесчувственным тоном произнес Джек, слыша, как хлопнула дверь в ванную.
Направившись следом, Уайт уже приготовился к тому, что придется выламывать дверь. Не пришлось. Дверь оказалась открытой, точнее, незапертой. А внутри его ждало весьма странное зрелище. Слишком непривычное для Уайта, настолько, что парень расстерялся.
-Эй, ты чего? - тихо, стараясь как можно мягче, произнес он, садясь на пол напротив Метта. Это была истерика. Ну уж этого он точно не простит этой стерве, - тшшш... Успокойся! - пальцы коснулись лица мужчины, ощущая горячие слезы, пытаясь вытереть. Как можно было утешить, не шокируя? Погладить по плечу? Да в гробу он видал такое утешение! Потянув на себя Метта, Джек прижал его к себе, обнимая, пытаясь успокоить, - ее сей час же не будет здесь! Зачем ты слушаешь эту идиотку!
- Нет, ну нормально! Сначала ты мне плачешься, как на приеме у психолога, а теперь? - не стоило ждать, что у его помощницы хватит такта остаться хотя бы уж на месте,
- Я уже сказал тебе, сваливай из моего дома! - если бы наглая физиономия брюнетки не исчезла бы в проеме двери, Джек был готов покляться, что ударил бы ее, - тшшш... Мальчик мой, успокойся! - стараясь готоворить как можно тише, Джек сам не заметил, как начал осторожно целовать адвоката, мягко касаться его виска, скулы, что бы хоть немного успокоить его. Глаза Метта были такими, что сердце щемило. Уайт просто не знал, как исправить еще эту ситуацию. Решение, разумеется неверное, пришло само собой. Мягко коснувшись его губы, мужчина поморщился, ощущая давно забытое, такое необходимое ему ощущение близости с этим человеком.

+1

27

В этот самый момент просто хотелось просто ничего не ощущать. Многие люди говорят, что они хотят забыть и не помнить какие-то моменты, то Меттью наоборот хотел помнить все, даже то, что он сделал плохого настолько, что ему говорят такие слова. Нервы просто сдали, нельзя быть непробиваемым. Грэм был тоже человек и когда появился Джексон, лишь завернулся в клубок плотнее, потому что не хотелось казаться слабым, показывать свои душевные раны, но тепло и забота Уайта, такая необычная и чуждая была нужнее. Метт прижался доверчиво, обнял Джексона будто тот был единственным его спасением, единственным кто понимал. Тело все еще дрожало и комментарии девушки, которая появилась вновь, заставило напрячься и задрожать еще сильнее. Грэм всегда был ответственным и сейчас он ощущал, что сотворил то, за что ему еще долго придется получать «подзатыльники» если уж не от Джека то от других людей.
Все что накапливалось так долго нашло выход  и теперь Меттью просто давал себе волю, вот так просто выливать свои чувства на плечо единственного близкого человека, который сейчас был роднее всех, потому что его Метт помнил. Возможно они бы еще долго так сидели, пока все горючие и скупые слезы мужчины не пересохли, но Джек нашел другой способ заставить Грэма не реветь как последняя баба. Он начал его целовать, ласково и ненавязчиво, и когда их губы соприкоснулись мужчина уже затих и теперь смотрел на Уайта большими глазами. Это был поцелуй, невинный, шокирующий но настоящий поцелуй. Метт ощущал тепло и мягкость губ Джека и сердце вновь тревожно билось. Можно было оттолкнуть, залепить подсчину и сказать, что с него достаточно всего этого, но Грэм опять ничего не сделал, не сделал и все тут, лишь мягко отстранился и смотрел на Уайта большими тревожными глазами. Все это было странно, все это было шокирующе и все это было непонятно.
Сколько прошло времени, что они тут сидели не известно, Грэм должен был спросить, что все это значит, утро, объятия на кухни и поцелуй здесь, но слова не шли, не вязались, они застревали и только сердце колотилось бешено и ненормально. Возможно все это было стечение обстоятельств, а поцелуй был тем простым способом, что привел Грэма в нормальное состояние и он теперь не ревел как девчонка, а лишь непонимающе смотрел в глаза Джексона.  Ощутив как лицо стало краснеть, Меттью все же отвел взгляд и стал подниматься с пола. Ситуация была совершенно неловкой и непонятной и что делать в этом случае адвокат не знал. Он лишь умыл лицо и посмотрел на себя в зеркало, набрал побольше воздуха и посмотрел на Джека, решительно и смело, но поймав его взгляд, почувствовал как все тает. Хотел ли он знать настоящие причины поступков или просто верить что все это случайности, с течение обстоятельств, Грэм не знал и поэтому стушевался.
- Ты не можешь простить меня, что я тебя бросил в больнице?  Из-за этого она считает меня скотом? – кивнул в сторону двери,  имея ввиду девушку, которая вместо того, чтобы собирать свои вещи, завалилась спать.
- Я понял, что виноват перед тобой, мне больно слышать то, что я не хочу слышать. Не хочу знать, что я тебя бросил, если мы были… друзьями, то я поступил подло. Ты прости меня за это и пойми, что пока я не могу ничего тебе объяснить, но когда-нибудь я непременно это сделаю, обязательно, -

+1

28

Кажется все шло совсем не так, как нужно было... Джек совершал одну ошибку за другой, позволяя себе допускать волнение для Меттью, он его расстраивал и шокировал каждые пять минут, это было невыносимо. Мужчина совершенно не понимал, что делать, куда деваться, что говорить. Шок на лице Метта заставила Джексона отстраниться и опустить глаза. Сейчас любой нормльный человек просто развернется и уйдет, не забыв при этом как следует двинуть по лиу такого нахала как Уайт. Но это был Меттью Грэм. Его адвокат с глазами лабрадора. Между прочим эта порода входит в тройку самых опасных для хозяев пород... О да... И его лабрадор его тоже укусил. Да так больно, что внутри сердце все еще кровоточило от одного взгляда на Меттью.
Джексон стоял в стороне, наблюдая за парнем в отражении зеркала. Он видел, как тот покраснел. Ну конечно! Он же знает про себя, что ему нравятся девушки, вон с одной даже практически отношения есть. А кто для него Уайт? Невыносимый тип, который вечно его лишь оскорблял и доводил. А сейчас этот тип лезет к нему обниматься и целует его.
- Ты не можешь простить меня, что я тебя бросил в больнице?  Из-за этого она считает меня скотом?
Пришла очередь Джексона впадать в шок. А так ли он ненавидел Меттью.
-Метт, я... Я не считаю тебя скотом... И... Господи, парень, вспомни только, и... И поймешь, что я не могу на тебя злиться.
Друзьями... Ну да, Метт, мы были друзьями... Джексон усмехнулся, не сумев сдержать эту эмоцию. Как же хотелось сказать, что они были непросто друзьями.
-Оставайся, сколько захочешь... Прости.
Выйдя из ванной, Джексон направился в спальню для гостей, где уже посапывала Джулия. От одного лишь стука, с которым он закрыл дверь, мог подняться мертвец.
-Ты псих?! - с визгом подскочила Джулия. Кажется от такого пробуждения девушка даже протрезвела в момент.
-Значит так! Если ты хочешь остаться здесь, ты заткнешься и больше ни слова не скажешь Метту! Ты поняла меня?!
В глазах брюнетки мелькнул давно позабытый страх. Точно так же, наверное, себя вели ее дружки, заставляя ее бежать от них. Не сумев ничего ответить девушка лишь кивнула, оставаясь в одиночестве в спальне.
Наконец дойдя до кухни и решив все же поесть, Джексон сделал глоток остывшего кофе.
-Не обращай внимания на нее... Просто...
Только сейчас до мужчину дошло, что сейчас его квартира напоминала филиал психиатрической клиники. Девушка с разбитой жизнью, парень с амнезией и он - человек, который последние пол года пытался не сойти с ума...
-Метт, если ты хочешь что-нибудь спросить, спрашивай. Я не знаю, что рассказывать сам. Только я прошу тебя, не уходи... - теперь настала очередь Уайта смотреть на Меттью глазами побитой собаки. Еще никогда он не чувствовал себя настолько не в своей тарелке.

+1

29

Вспомнить все, это было главным желанием Меттью, но так же он прекрасно помнил слова своего врача, который сказал, что если Грэм хочет вернуть утерянное, он должен запастись терпением. Свалившиеся события, которых он не помнит, могли привести к тому, что узнав это, мозг больше не будет стараться восстановить воспоминания, ведь он и так все уже узнал. Легкого пути тут не было и может быть именно поэтому это останавливало.
Джек извинился и вышел, а Меттью еще какое-то время стоял в ванной и не знал что ему делать, но все же решив, что он будет решать проблемы по мере их поступления, еще раз умыл лицо и вытеревшись направился в кухню, где уже безнадежно остыл весь завтрак, над которым он старался угодить Уайту и тем самым поблагодарить его за все. 
Джексон все же приступил к трапезе и Меттью тоже опустился на стул и подлил себе кофе в чашку, делая глоток и беря блин прямо руками. Они оказались надо сказать не такими и плохими, впрочем нормально готовить  Грэма научила бабушка и жизнь, в которой он всегда вертелся волчком, чтобы обеспечить всем хорошее существование. Пожалуй он единственный из своей большой семьи, кто добился успеха и сейчас этот успех был утерян. Меттью даже не знал куда позвонить и вообще что делать, как его родные живут, не болеют ли, нужна ли помощь. Хорошо еще то, что он когда то додумался заключить с банком договор, что в одно и то же число месяца его семье будет перечисляться сумма, на которую они могут хотя бы нормально питаться и платить за квартиру. Так же он знал, что они волнуются и когда Джек предложил свою помощь в том, чтобы все рассказать ответить на вопросы Меттью улыбнулся ему.
- Спасибо Джексон, - кажется он давно его так не называл, уж по крайней мере, когда то это было чаще. Отпив еще кофе и подумав над тем, что же он готов узнать, он посмотрел в глаза парня и улыбнулся ему.
- Моя жизнь никогда не была легкой, всегда приходилось бороться, отказываться от чего-то, жертвовать во имя кого-то. Так было тогда, так как я вижу осталось и сейчас. Некоторым выпадает куда более тяжелая доля, чем другим и только космос знает, почему все именно так, - он вновь чуть улыбнулся.
- Я не хочу уходить, с тобой хорошо и спокойно, здесь я ощущаю некоторое успокоение, но я должен как-то решить все с пансионатом. Мне надо узнать где живут мои родные, позвонить матери, я так давно не звонил ей, она наверное с ума сходит, надо узнать каковы мои сбережения, насколько долго я могу протянуть не работая адвокатом, а так же надо как-то подумать о том, что теперь делать. И без тебя я не смогу и на шаг продвинуться в этом, - он посмотрел на мужчину и стал серьезным.
- Я не знаю насколько ты нуждаешься в моем обществе, но я нуждаюсь в твоем очень сильно, в твоей поддержке и помощи. Ты мне нужен Джек и если между нами была какая-то связь которой  я не помню, но знаешь ты, я бы хотел ее вспомнить сам. Мне можно все рассказать, но возможно тогда мой мозг заблокирует воспоминание навсегда. Я этого не хочу и боюсь этого. Боюсь что не вспомню ничего, такое тоже возможно и поэтому я хочу чтобы ты немного потерпел, если моя память будет все так же туманна, ты мне все расскажешь, потому что после всего она хоть как-то должна будет зашевелиться, боле активно чем сейчас, - он посмотрел в глаза Уайта и мягко коснулся его руки пальцами.
- Если я многое прошу, ты уж прости, просто по другому вот не получается. И если ты мне можешь помочь разобраться с текущими делами, то я был бы рад. И думаю мне стоит съездить в квартиру где я жил, может там остались какие-то документы, которые очень важны и нужны мне, то я бы хотел съездить, - Меттью надеялся, что не слишком нагло просит у Джека его помощи, но сейчас он  осознавал, что Уайт сильно изменился и он уже не тот, каким знал его Грэм.

+1

30

Джек внимательно слушал парня, продолжая завтрак. Меттью было очень легко понять, но действительно представить, каково ему сейчас было - практически невозможно. Уайт поднялся из-за стола. пытаясь судорожно придумать алгоритм действий, что бы помочь Меттью.
- Метт, я хочу, что бы ты не уходил, пока не вспомнишь все. И если после этого ты... Если ты захочешь уйти, я не буду тебя останавливать. - зачем? Почему Джексон говорил это, он не мог понять. Он просто не знал, что ему делать. Не знал, что сделать... - Давай... Хм... Давай ты просто позвонишь своим родителям. а потом мы решим. что делать. Если будет нужно, я отвезу тебя в твою квартиру. Не думаю. что от увольнения она перестанет быть твоей... - зная Метта, Джек был уверен, что квартира давно в собственности. а если и нет, то оплачена на год вперед. Грэм всегда был более чем предусмотрительным, - только... Машины твоей в гараже нет. Это первое. что я проверил, после того, как ты пропал. - смущение вовремя остановило словесный понос Джексона. не дав ему сболтнуть какую-нибудь глупость на тему того, что он как полоумный искал Меттью по всему городу, поднял на уши весь Лос Анжелес. Взяв свой телефон, Джексон набрал номер матушки Меттью, протягивая трубку парню. не стоило ему сейчас описывать откуда и как давно у Уайта был телефон родителей Меттью, но судя по всему он мог бы согласиться, что женщина давно уже потеряла надежду услышать хоть что-нибудь о своем сыне.
Что бы не мешать Метту разговаривать с родительницей, джексон решил выйти из кухни, заодно и привести себя в порядок. В спальне для гостей во всю дрыхла девушка, а в голове самого Джека роились мысли всех видов и расцветок. Начиная от того, что все это напоминало огромный клубок, который нужно было распутать. И заканчивая тем, что Джексон просто не представлял, что сделать ему, что бы хоть немного ускорить процесс воспоминаний Метью, однако тут же в голову пришли слова Грэма о том, что он может вообще ничего не вспомнить, если мучить его мозг слишком сильно.
С этими словами Джексон вышел из душа одетый, полностью готовый к тому, что бы отвезти Меттью в его квартиру.
-Идем? Что она сказала? -  выходя из квартиры вместе с мужчиной, Джексон спустился в гараж подходя к машине. Судя по всему машина Метта пала во время аварии, о которой говорил ему врач. Или сам Метт... Черт, Джек. тебе уже самому стоит пить что-нибудь для памяти. Событий было за последние сутки слишком много, мозгу требовался отдых, которого пока не предвиделось в ближайшее время. Черный ауди рванул с места с теплым рокотом мотора, двигаясь плавно будто ручной зверь. Город давно проснулся, а на дорогах были плотные пробки. Джек не знал, о чем говорить с мужчиной на соседнем сидении. За это утро он сделал слишком много ошибок. Сейчас просто стоило молчать. О том. что искал. о том, что скучал и тосковал. О том, как же было плохо без него...
Подъехав к дому Грэма. Джексон въехал в гараж и вышел, поднимаясь вместе с Меттом к ресепшен. Было глупо предполагать, чтоу  Грэма сохранились ключи от квартиры. Хорошо, что на стойке всегда были, предъяви лишь документы и если входишь в список доверенных лиц, вперед. получай ключи.
-Добрый день. Мое имя Джексон Уайт, а со мной Меттью Грэм, он жил в этой квартире. Пол года назад у него произошла авария... - попытавшись обьяснить, что на самом деле произошло с Меттом, Джексон предъявил документы и получив ключ от швейцара. повел парня в его собственную квартиру.
внутри было непривычно темно и затхло. Ощущалось. что помещение было пустым все пол года.
-ну что ж... Добро пожаловать домой, Грэм... - произнес Джек. открывая шторы и включая кондей на чистку воздуха. Он пытался произнести это по-радоснее, но понимал и сам. что подобное выходило хреново...

+1


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Бойся найти то, что искал!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC