The L Word

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Симфония забытых голосов


Симфония забытых голосов

Сообщений 31 страница 51 из 51

1

http://cs631323.vk.me/v631323423/e35c/9-9TQPBh8EA.jpg

Участники: Matthew Graham aka Джеймс Пирс & Adam Deiss aka Адам Дейсс
Время и место действия: Афганистан. Война. Март 2002 года - ноябрь 2004 год.
Краткое описание: Война воспета во многих литературных произведениях, как нечто непонятное, таинственное, а потому, в некоторой степени, прекрасное и романтичное. На самом же деле, война - это кровь, боль, смерть и зачастую полная бессмыслица. Однако даже пропитанная кровью земля может дать довольно интересные всходы.

Персонажи:

Джеймс Пирс
На момент начала истории 25 лет. Старший сержант 13й роты, сапер, снайпер.

http://cs631323.vk.me/v631323423/e3b0/41YJisrY7ZU.jpg

Адам Дейсс
На момент начала истории 20 лет. Рядовой 13й роты.

http://cs631323.vk.me/v631323423/e3a9/BKU69xp2lPs.jpg

...

ВНИМАНИЕ! Все события описанные в отыгрыше носят псевдоисторический характер.

Отредактировано Adam Deiss (2016-01-20 17:34:01)

0

31

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Кормление Адама апельсином было действительно эротической игрой и эта игра Джею нравилась. Да, они не могли себе позволить сейчас большее, но возможно этого делать и не стоило, ведь как ни крути Дейсс был все же ранен и пока его не выписали из медблока, тому придется строить из себя хорошего пациента, а то эти медики могли в отместку и задержать его тут на день другой дольше. Хотя по правде сказать, вряд ли они сейчас это сделают, после нападения, любой, кто способен сражаться и быть в бою, будет там, слишком большой урон они понесли, но пока была передышка, душная, жаркая и такая волнительная для Джея, потому что этот парень заставлял его реагировать на себя.
Да, вопрос был неромантичным и вообще возможно не в кассу, но Пирс тоже пытался отвлечься, потому что собственная фантазия начинала буйствовать, а гормон играть, стоило сбавить обороты и отвлечь тело от его желаний. Смотрел на парня с улыбкой, разделяя фрукт на оставшиеся дольки и был внимателен к тому, что говорил Адам. Да, парень явно не делал вести этот разговор, лишь приоткрыв завесу тайны, он тут же опустил занавес переключая внимание снайпера на себя, на свои губы, на свое дыхание. Черт побери этот мальчишка вел себя нагло и заставлял вновь кровь бежать по жилам быстрее. Такое невероятное влечение было будто издевательством здесь, а может именно потому что именно здесь они все были на грани и поэтому хотелось хоть каких то положительных эмоций.
- Я затрудняюсь ответить, но твои губы со вкусом апельсинового сока, определенно слаще, - да, бинго, Адам его отвлек, мысли сбились и  переключились совершенно на другую волну и Пирс хоть и не забыл, что ему так и не ответили на вопрос, настаивать на нем не стал. Возможно для этого еще будет время, а может быть и нет. Впрочем, сейчас это было неважно.  Облизнув губы и замолчав на какое-то время, просто сидел и смотрел на парня, в полумраке помещения его черты лица казались более острыми, а взгляд более серьезным. Они оба понимали, что между ними есть искра и ей очень сложно сопротивляться, а уж потушить было почти невозможно. Молчание было достаточно долгим и Джей сидел смотрел на свои пальцы, чуть закусив губу, потом смотрел на Адама, который был так близко, что от его запаха покалывало кончики пальцев, это был адреналин, который снайпер ощущал на дежурстве или когда воевал, это было похоже на наркотик и только теперь это все перекинулось на Дейсса. И влечению этому было очень сложно сопротивляться, но Джей все же был стойким солдатом иначе бы он никогда не стал снайпером.
Скормив последние дольки апельсина, он прильнул к губам парня, целуя его осторожно, но глубоко, позволяя себе насладиться его губами и вкусом, ощутить тепло его тело и взволноваться. Джей уже знал, что прежде чем уснуть будет думать об этом мальчишке, будет дрочить на него, чтобы хоть как-то вернуть контроль над телом. Отстранился сам, закрыв пальцами губы Адама и смотря в его глаза, как когда то в своей комнате, сейчас этот момент казался был очень давно.
- Выздоравливай салага, а сейчас просто отдыхай, пока есть возможность, - сказал тихо почти на ухо, лизнул его щеку и отстранился, теперь стал недосягаем для парня, да, они дразнили друг друга, но еще один шаг мог испортить все и потом все будут шептаться за их спинами, а этого не хотелось. Поэтому подарив ему улыбку решительно вышел из палаты, делая глубокий вдох и заставляя свое сердце чуть замедлиться.
Вернувшись к себе после душа, лег в постель и прикрыл глаза, как и предполагал ранее, уснуть сразу не смог, тело просто горело, будто под кожу загнали лаву, так что пришлось заниматься рукоблудством и кусать губы, чтобы не стонать в голос. Все мысли были только об Адаме и он представал перед внутренним взором Пирса в очень соблазнительных позах, ровно до того момента пока Джей не кончил и это помогло ему расслабиться и все же уснуть, его голове и телу нужен был отдых, завтра предстоял тяжелый день и возможно просто поспать им уже не удасться, враг перешел в явное наступление.

0

32

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]

Апрель 2002 года
Афганистан, район Тора-Бора

Несколько дней, на которые его все же задержали в медблоке, для Адама показались несколькими неделями. Не привыкший круглосуточно валяться в кровати парень откровенно скучал и буквально рвался на волю. Но приходилось усмирять свой пыл и быть примерным пациентом. Чтобы не создавать лишних проблем тем, у кого работы и так по горло. В ту ночь полегло много солдат из их роты. Многие попавшие в медблок не дожили даже до утра. В ту ночь талибы разбили не только их лагерь. Точечные удары были нанесены еще по нескольким гарнизонам. И на исходе первой недели после ночного нападения их роту перекинули на юго-восток и соединили с такой же разбитой в ту ночь ротой. А Адам был просто рад, что не раскидали по разным.
Вообще, парень испытывал двойственные чувства. С одной стороны тогда он впервые познакомился со смертью довольно близко. Страшной от грохочущих выстрелов. Пылающей от пожара в лагере. Грязной от песка и пыли. Багряной от чужой крови. С той смерть, видеть которую ему еще не приходилось. И это пугало и удручало. Но с другой же… Юношеская горячность и умение быстро забывать брали свое. Кроме того, как парень все же признался самому себе – он был влюблен. И все внутри него пело и танцевало. Заставив довольно угрюмого и малообщительного человека превратиться в живчика всея лагеря. С извечной улыбкой счастливого идиота на лице.
И из-за этого несколько недель после его выписки пролетели, словно одно мгновение. В это время Адам сам себе напоминал одержимого. А Джей определенно не отставал. Игры в гляделки, короткие улыбки, объятия и поцелуи по углам, где никто не смог бы их заметить. Они тянулись друг к другу, словно намагниченные. И практически тут же разлетались в разные стороны, словно на полюсе одного из них поменяли напряжение. Спешили урвать все что можно, но все еще не рисковали переступить черту. И все это в суматохе вылазок и обучения. Да, Джей все же взял его в ученики. Лишний снайпер в команде действительно никогда не был лишним. И командир терпеливо учил, объяснял и показывал. И от этих уроков напряжение в обоих искрило еще сильнее.
На то, чтобы Адам сдал импровизированный экзамен, подтвердив свое право на снайперскую винтовку, ушло две недели и несколько дней. А после их отправили сопровождать одного из лидеров Аль-Каиды до головного штаба. И счастье от его захвата было куда менее ярким, чем горечь поражения несколько дней спустя.
Их путь пролегал среди горных массивов. Две машины. Шестеро в сопровождении. Из них – два снайпера. Слишком важно было доставить этого человека к главнокомандующему их армии. Но у них все равно не получилось. Взрыв, сотрясший вторую машину, в которой и находился тот самый лидер, оказался полной неожиданность. Никто даже предположить не мог, что талибы могут избавиться от своего. Это их и подвело. Дальше Адам помнил только выстрелы, рикошет пуль о камни и десятки талибов, появляющихся, словно из ниоткуда. А после наступила темнота.
И точно такая же темнота окутала парня, когда он пришел в себя. Что само по себе стало удивлением. Но боль поселившаяся во всем теле и особенно пульсирующая в голове ясно дала понять, что он все еще, как это не удивительно, жив. И даже не связан, что дает возможность свободы передвижений. Впрочем, если блуждание в полной темноте можно было назвать «свободой».
- Стив? – поднявшись на ноги, пошатнулся, неосознанно взмахнув руками, чтобы удержать равновесие. Пальцы вдруг наткнулись на шершавую стену. На секунду он отвлекся, провел пальцами по стене, ощупал ее ладонью, не нашел ничего примечательного и пошел вдоль, стараясь не споткнуться. – Стив? – вновь позвал второго парня, что был в их машине. Все хотел позвать Джея, но было страшно не услышать ответ. А глаза постепенно привыкали к полумраку, и вскоре Адам даже смог разглядеть очертание помещения, в котором находился. И чью-то фигуру лежащую в противоположном углу. – Стив? Джей? – второе имя выдохнул куда менее увереннее, чем первое. Метнулся к лежащей фигуре, споткнулся, падая рядом на колени, но даже не обратил внимание на тут же прострелившую ноги боль. Перевернул лежащего на спину, вгляделся в лицо, стараясь рассмотреть, и облегченно выдохнул, облизнув пересохшие губы. – Джей… Эй. – легко похлопал того по щекам, стараясь привести в чувства, и чуть улыбнулся, когда тот наконец-то открыл глаза. – Спокойно, командир. – придержал за плечи, когда тот дернулся подняться, и огляделся. – Мы живы. – хмыкнул тихо, возвращая внимание парню. - И где-то… Не могу понять где. Стива пока не нашел… Ты как?

Отредактировано Adam Deiss (2016-06-26 23:50:19)

+1

33

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

На войне нет места романтики и чувствам, но они как-то возникли и порой Джеймс  себя за это ругал. После ночного нападения врага, все пошло не так как хотелось. Адама продержали в больничном крыле не один день, а потом их решили соединить с таким же пострадавшем лагерем, не было смысла держать два лагеря, которые не могли действовать в полную силу. Так что переезд, новое расселение, обучение нового снайпера занимали почти все время Пирса, хотя было в этом времени нечто такое от чего сердце билось быстрее. Он привязался к мальчишке,  по настоящему и когда тот улыбался ловил себя на мысли, что засматривается на него. Адам изменился, стал более живым и общительным от этого сослуживцы тянулись к нему, желая тоже зарядиться его настроением в этом чертовом пекле. Джей же старался урвать свой кусок запретного пирог и хоть они больше так и не забрались в постель, они все же находили время, когда могли лишь касаться друг друга, целоваться по углам. Словно школьники и смотреть долго и пронзительно. Это было будто игра, она заряжала, заводила и заставляла тело желать лишь одного, Адама. 
Джеймс даже написал заявление на увольнительную,  но пока ему отказали, ведь время было не простое, враг начал наступать и каждый день преподносил неприятные сюрпризы. Даже захваченный в плен лидер был слишком большим подарком судьбы. Да, он был важным и его нужно было допросить, но прежде всего доставить. Да их лагеря, захват такого человека был большой удачей и большой ответственностью, поэтому в сопровождения взяли только опытных и сильных бойцов. Адам тоже себя хорошо показал и теперь заслужил право быть в сопровождении. Джей был в нем уверен, парень не подведет, он уже не был тем юнцом, которого встретил Пирс и которого прикрывал.
Все было просчитано и все шло как нельзя лучше, Джей даже понадеялся, что возможно все пройдет хорошо и тогда ему и Адаму дадут увольнительную, и они смогут побыть наедине хотя бы пару дней, а большего им было и не надо. Но у судьбы были свои планы на них. Взрыв прогремел неожиданно, начался бой, да,  лидер был убит, свои же избавились от него, чтобы он не заговорил, это было понятно, но остаться теперь в живых было важно. Поэтому Джей как всегда начал командовать своим небольшим отрядом, но силы были неравны. Он сражался до последнего и прежде чем мир перед глазами погрузился во мрак, он увидел лишь то, что их окружили и краем глаза выхватил фигуру Адама, его приложили прикладом и он упал. Видимо тоже самое случилось и с Джеймсом, он просто отключился. 
Темнота была некоторым спасением, в ней не было ни мыслей не боли, но когда кто-то оказывается рядом и начинает тебя возвращать в бренным мир, тут же срабатывает реакция. Пирс хотел было подняться, но тело просто не подчинилось, голова болела, глаза залило кровью, а рядом был Адам, кажется более живой,  чем сам Джей. Причмокнув губами, чтобы убрать сухость, постарался все же чуть приподняться., чтобы оглядеться и понять, куда их  посадили.
-  Порядок вроде, - сказал чуть шипя от боли и понимая, что ему толи сломали ногу, когда  брали в плен, толи ее прострелили. Попытался ощупать конечность и вновь посмотрел на Адама, забыв вдруг о себе, вцепился в его руку.
- Сам как? – проведя пальцами по его затылку обнаружил, что он тоже ранен, может не сильно, но кровь точно была.
-Чертовы талибы, нафига мы им живыми? - вроде задал вопрос, но ответ был и так понятен. Врагу будет нужна информация, любая, а от того что они расскажут, будет зависить чужая жизнь. Вновь  вцепился в его руку, крепко сжимая пальцы.
- Слушай меня салага, твоя задача, чтобы не случилось, не сдать наших, они их убьют, так что готовься просто мучительно умереть,- сказал это слишком серьезно, а потом притянул мальчишку к себе и поцеловал в губы. Было сейчас плевать, что  Стив может быть рядом, что может увидеть эти нежности. Их жизнь висела на волоске и возможно им больше не удастся быть рядом.
- Ничего им не говори, ты понял? – сказал шепотом в его губы и прижал к себе, стараясь не думать о том, что это может быть конец их жизней.

Отредактировано Matthew Graham (2016-07-08 16:43:13)

+1

34

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]
Когда командир вновь дернулся, чтобы приподняться, осторожно надавил на плечи, не давая этого сделать. Темнота мешала, не давая возможности разглядеть мужчину. И если тот чувствовал себя так же, как Адам, то ему лучше было лишний раз не дергаться. А если взять во внимания то, что успел заметить парень перед тем, как отключиться, чувствовал себя Джей ни в пример хуже.
- Не дергайся… - все же озвучил свою мысль, улыбнувшись, когда почувствовал чужие пальцы в волосах, хоть это прикосновения и отозвалось пульсирующей болью в затылке. – Я в порядке. Что мне сделается… - шепнул, не рискуя сильно повышать голос, и перехватил руку командира, сжимая пальцы и на секунду прижимая тыльную сторону ладони к своей щеке. Не удержался.
На риторический вопрос отвечать не стал. Слишком уж этот ответ плавал на поверхности. И… пугал. Действительно пугал, заставляя сердце биться неприятно чаще. Поэтому Адам просто прерывисто выдохнул, когда командир вновь сжал пальцы, и улыбнулся. Хоть и не был уверен, что тот разглядит его улыбку в темноте. Хотел ответить, что Джеймс может не волноваться и вообще на него положиться, но помешали чужие руки, потянувшие вниз, и губы, завладевшие его губами. И плевать было на то, что рядом мог находиться их сослуживец. Как и на то, что в любой момент в их «камеру» мог войти кто-то из врагов. Просто на несколько секунд пропала эта самая камера, пропала опасность, пропал страх. Остались лишь чужое дыхание на губах, пальцы, поглаживающие шею, и на удивление мягкий и нежный поцелуй. И совершенно не хотелось отстраняться. А потом были слова, отправившие с небес на землю. Но Адам только улыбнулся, прижимаясь в ответном объятии, и тихо выдохнул на ухо.
- А что рассказывать, командир? Я всего лишь глупый салага. И нихрена мне не известно… - надеялся, что этими словами дал понять, что ничего и никому он не расскажет. Ни в коем случае. И просто вжался лицом в чужую шею, обдавая кожу горячим и неровным дыханием.
- Только вот что я скажу тебе, командир. – шепнул снова, на секунду коснувшись кожи губами, и отстранился, разрывая объятия и вглядываясь в блестящие в темноте чужие глаза. – Я так просто не сдамся. К черту всех и вся, я не намерен так быстро складывать лапки. Уверен – ты тоже. – облизнул губы, улыбаясь. Спокойно и уверенно. Стараясь передать эти эмоции своему командиру, хотя ни на йоту не испытывал чего-то подобного. – Мы отсюда выберемся. Просто держись рядом.
Говорил. Глупости по большому счету. Но молчать сейчас было страшно. И что самое забавное – с каждым сказанным словом Адам сам начинал в них верить.
- Боги вряд ли примут нас в свои объятия так быстро…
Ухмыльнувшись, вспомнил вдруг, как шипел и морщился парень, пытаясь сесть, и быстро провел ладонями по его телу, вслепую ощупывая. Тут же наткнулся пальцами на запекшуюся кровь чуть выше колена. Подстрели, видимо, пока они пытались отбиться. Выругался сквозь зубы, осторожно ощупал рану, шепнув тихое «извини», когда Джей вновь поморщился, и стянул с себя форменную куртку, а следом и футболку. Последнюю, не без усилий, зубами разобрал на что-то напоминающие бинты. Перевязал, как получилось. Вслепую, практически на ощупь. Завязал узлом, снова скользнул ладонями, выискивая новые раны, но облегченно выдохнул, когда не нашел больше ничего серьещного, кроме шишки и крови на затылке. Такую же, как и у него самого.
- Мы выберемся, командир. – кончиками пальцев провел по лицу, обводя губы, и прижался лбом ко лбу, ловя такое же тяжелое и неровное чужое дыхание. – Я у Него не в фаворе. – ухмыльнулся, немного горько, на секунду отстранившись, чтобы кивнуть куда-то в потолок. – Поэтому вряд ли Он мне позволит так просто и быстро покинуть этот гребаный мир. – рассмеялся, практически касаясь губами губ. Чужого присутствия уже не боялся. Если Стив где-то здесь, то он бы давно уже подал какие-то признаки жизни. Либо находится в глубокой отключке. И вряд ли они ему сейчас чем-то помогут. – А ты просто выедешь на гребне волны моей удачи.  - ухмыльнулся, облизнув сухие губы. – Или неудачи. Как пойдет. Но выедешь. И все с тобой… - запнулся на секунду. - ...с нами, будет отлично. Еще повоюем, командир.  – вновь поцеловал. Мягко, едва касаясь губами губ. Скользнул таким же мягким поцелуем по скуле, по линии челюсти, прикоснулся губами к шее, и уткнулся в нее носом, вдыхая чужой запах и вновь ловя себя на мысли, что не может надышаться. Так и замер на несколько секунд, чувствуя, как от плохого предчувствия сжимается сердце. Но никоим образом не дал этого понять. Наоборот, выпрямился, ловя чужой взгляд и улыбнулся во все тридцать два, повторяя недавно сказанное.
- Еще повоюем. Обещаю. – последнее сорвалось с губ само собой. И на мгновенье стало спокойнее. Он обещал. Значит – выполнит. А потом за ними пришли. И мысли о других подобных обещаниях, которые Адам выполнить так и не смог, даже не успели придти в голову. Скрипнул засов, где-то рядом отворилась дверь, на секунду впуская в камеру мягкий неровный свет… факелов? А потом их обоих ослепило фонарем. Или что там эти уроды принесли с собой?
И Адам тут же развернулся к источнику света, по-прежнему оставаясь на коленях и стараясь закрыть спиной командира. Ощетинился, оскалился. Зарычал бы, если бы умел. Но смог только выругаться себе под нос. То, что говорили вошедшие талибы, не понимал совершенно. Разве что отдельные слова. И да, они позволили составить какую-то общую картину, но вот понять – за кем именно пришли, парню так и не удалось. В какой-то момент показалось – за Джем. Сработала глупая логика – тот старше, явно знает больше. И сейчас вдруг показалось безумно важным не подпустить к нему. Не дать не то что увести, а даже прикоснуться.
Тот момент, когда его, словно пружиной, подкинуло с места, Адам даже не осознал. Помнил лишь, как кидается на вошедших. Помнил, что даже удалось достать одного из них, двинув кулаком в челюсть и после – коленом в солнечное сплетение. Помнил, что шипел что-то о том, что все они трусы. И что если бы они были на равных условиях, то у них, ублюдков, не было бы шансов. Помнил, что вырывался, отбивался и совершенно непечатно ругался.  А потом, когда пришедшие по их душу, опомнились, знатно прилетело уже ему, Адаму. И только и оставалось что безвольно повиснуть в чужих руках, едва успевая переставлять ноги. В этот раз увели все же его. А вот тот факт – действительно ли приходили за ним или все же за командиром, так и остался для Адама загадкой.

+1

35

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Война часто имеет страшное лицо, когда гибнут ставшие близкими люди, но страшнее было осознавать, что скорее всего это уже путь в один конец. Джей просто ощущал это сейчас и даже когда Адам говорил ему такие милые глупости, про гребни своего нефавора и того, что они обязательно повоют, просто улыбался, чуть грустно, гладил его скулу, потому что просто хотел запомнить теплоту его кожи, ощущать его рядом. После того, как ногу перевязали, стало легче, боль тупее и Джей даже привстал, поменял позу, чтобы было удобнее, но их уединение было прервано их пленителями. И когда в камеру вошли, Прис, понял, что начался их первый круг ада, конечно их убьют, несомненно, но пока просто отведут душу, заставят кричать от боли, заставят рассказать, что они знали, а если не скажут, то кто знает что будет. Думать об этом не хотел, но понял одно врагу нужен был старший, он Джей, по званию и возрасту был старше, он знал больше, но Адам не дал ему выбора и не дал его себе, ринулся на врага словно подорванный. Пирс видел, как мальчишка срывается, даже подскочил сам, чтобы ему помочь, но раненная нога просто взорвалась болью и он вновь осел на колено, а уже когда поднял взгляд, ощутил, что сердце сдавило болью, Адама просто нещадно били с двух сторон, жестоко и так, чтобы он понял, что такие проделки у него пройдут. Джей не смотря на боль все же рванулся вновь, на помощь, но его движения не были столь стремительными, а увидя что пленный ранен, враг просто нанес очередной удар по больному и  мужчина вновь упал, матерясь  и обещая что всех их перебьет. Конечно показывать то, что он хоть как то понимает их не хотел, поэтому все говорил на родном языке. 
Адама после непродолжительной борьбы просто уволокли на допрос и оставалось ждать. Джей сходил с ума слыша крики талибов, а потом очередные удары. В камере они  были одни, потому что пирс огляделся еще тогда, когда был свет в этом помещении и сейчас оставалось лишь ждать, когда все это закончится и возможно Адама не сильно изувечат. Никогда не веря в то, что Бог есть в таком месте, Джей все же мысленно обращался к высшим силам, чтобы они сохранили жизнь Дейссу. Сколько прошло времени , час два или меньше, время перестало  тут существовать. Джеймс лишь ждал, слыша удары крики, стоны и почти ощущая боль родного человека.
Из тех слов, что он мог услышать, его о кругу спрашивали одно и тоже.
- Где ваш главный штаб? Сколько у вас людей, оружие?  Ваши планы? Кто твой командир?  - и если парень молчал или же говорил на своем языке, ему били сильно, так чтобы он чувствовал каждой клеточкой, как тело  пробивает боль. Нервные узлы были у всех и поэтому не стоило ломать кости, а лишь наносить хорошие удары, выбивая дух из парня, но так чтобы он оставался в сознании. В какой-то момент, его просто били, потому что он осмелился сказать, что по мнению врага было оскорбительным или неправильным или просто потому что им так хотелось доставить ему больше боли. Когда мальчишка отключался, его стаскивали со стула и тащили к ванне с мутной и холодной водой окунали его туда и когда он приходил в себя, почти топили и вновь били, но парень оказался крепким и  переговорив немного один из допрашивающих приказал притащить второго.
- Значит ты ничего не знать?  Хорошо, посмотрим, что ты сейчас скажешь, - усмешка талиба была слишком уж явной, потому что в комнату уже привели Джей, вернее как привели, так же притащили. «Главный» приказал его так же обездвижить и позвал одного из своих помощников, который  кое-как говорил на английском, кивнув на Пирса посмотрел с усмешкой и откинулся на своем стуле, будто собирался смотреть интересное представление. 
Джей, видел как сильно досталось Адаму, его красивое лицо сейчас было в ссадинах и крови, один глаз заплыл. Враг решил, что с парня достаточно, но пока он мог говорить, а значит, чтобы заставить его говорить, то они выбрали жертвой Джея. Пирс просто приготовился, смотря как его мучитель наматывает на кулак цепь и тут же ударяет им в солнечное сплетение.
- Чем дольше ты молчать, тем сильнее ему будет плохо, - сказал помощник главного, в то время как Джей служил  явно грушей для бокса. Когда одно из ребер не удержало ударов он закричал, не смог удержать боль внутри, хоть и понимал, что Адама просто хотят расколоть.  Все тело просто прошила боль, но дернутся было некуда, ад и убежать тоже, и тем более дать сдачи.
- Это ерунда, ничего им не говори, - прохрипел, даже усмехнулся, показывая, что все это пустяки. Но что-то сказать ему не дали, кулак прилетел в челюсть.
- Твой друг умереть, если ты молчать, - вновь сказал помощник, в то как Пирса вновь избивали, жестко, не щадя его ребер и если те не сломались, то трещины дали уж точно и боль уже стало единственным, что ощущал Джей, он даже думал, что просто не выдержит больше, но каждый раз приказывал молчать, даже когда  сам почти терял сознание от боли.
Это был ад и в какой-то момент, даже холодная вода не привела в чувство Пирса, он просто был в отключке и может быть именно поэтому их оставили в покое. Когда сознание вновь вернулось, то Джей ощутил как все у него болит, как во рту полно крови и он вновь лежит на земле. Закряхтел, ели переворачиваясь и разлепляя глаза, да он был в камере.
- Адам, - прошептал и словно слепой стал ощупывать пространство руками, натыкаясь на него, кажется теперь именно мальчишка был в отключке и Джеймс не смотря на боль, шипя и сплевывая кровь, наклонился к мальчишке.
- Эй, малыш, ты меня слышишь?- сказал хрипло, стараясь как можно аккуратнее привести его в чувство и проверяя пульс, кто знает как сильно досталось Адаму. Кажется, первый круг ада они прошли, но это не значило, что их отпустят, это лишь передышка.

Отредактировано Matthew Graham (2016-08-30 23:01:57)

+1

36

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]
«Спасибо, папа…»
За два года, те самые два года, которые Адам провел в дали от отца… Он, если быть уж совсем честным, был благодарен своему родителю с той же силой, с которой его ненавидел. Но он не мог не признать, что данное ему воспитание, настолько закалило характер, что Адам научился не просто добиваться поставленных перед собой целей, но и выживать при минимуме условий для этого самого выживания. Вот и сейчас, наука отца явно сыграла ему на руку. Когда били – было больно. И страшно. Но страшно… В первые… сколько? Минут пятнадцать наверное? А больно… Спасибо папеньке, у парня определенно развился высокий болевой порог. Да – он перепугался, когда его притащили на допрос. Очень. Адам боялся, что не справиться и скажет что-то лишнее. Боялся подвести своего командира. Да что уж там… Боялся боли. Этот страх, продиктованный инстинктом самосохранения, был вовсе ему не чужд. Не зависимо от того, сколь часто и отчаянно от повторял про себя: я – мужик. И первые удары действительно выбивали из него не только дух, но и уверенность в себе. А потом… Страх прошел. Остался лишь гуляющий в крови адреналин. Тот адреналин, который заставляет рвать майку на груди с криками «всех убью, один останусь». И если первое время на допросе он просто молчал, то потом начал откровенно хохмить. Его забавляло все – и попытки выбить из него сведения, и то, что Талибы коверкают английский. И, особенно то, что они явно ожидают от него ответа на их родном языке.
- Да вы просто идиоты… - получив в очередной раз в морду уже откровенно смеялся. – Вы что, думаете, что я выучил ваш ублюдский язык? Что мы все его выучили? Какая самоуверенность… - продолжить не получилось. Снова прилетело. Снова по морде. Пришлось отплевываться от попавшей в рот крови из разбитого носа. А потом истязатель вдруг заговорил на ломаном английском. – Ааа… Так вот что вас интересует. Ну так бы сразу и сказали. А то бормочешь что-то, а я понять не могу, что тебе надо… - улыбнулся во все тридцать два, насколько позволяли разбитые губы. – Хочешь знать наши планы? – да, мать вашу, он даже наслаждался той тишиной, которая возникла после этого его вопроса. – А сами вы не поняли? Надрать ваши задницы. – ну да-да-да, после этого снова получил. И в морду, и по ребрам. И, кажется. В печень. Или какие там органы? И перед тем, как вырубится, успел даже ответить на остальные вопросы. – Нихрена я не знаю! – а после была темнота. Ненадолго. И вода. И ему даже показалось, что он тонет. Задыхается, кашляет, стараясь отплеваться… Или последнее уже не показалось? – Ничерта я не знаю. – повторил, оскалившись в ухмылке. – И ничерта я вам не скажу. Если вы так просто готовы сдать своих, не стоит ждать это от других… - и снова морда, ребра, солнечное сплетение… Какие же они однообразные. Хотя, если сказать, что Адаму было пофигу, это значит соврать. Кажется, он даже кричал. Когда было слишком больно. Не удержался просто, как ни старался. С криком, казалось, уходила часть боли. – Ничего ты от меня не узнаешь, ублюдок. Отсоси. – последнее слова талибы, определенно, знали. И ему, Адаму, досталось куда сильнее прежнего. И он даже снова отрубился. И снова задыхался, отплевываясь от попавшей в легкие грязной воды. И ему бы было похрен, если бы… рассфокусированный взгляд не наткнулся на Джея.
Когда его успели привести? Зачем? И как ему помочь? Хотелось бы получить ответы на все вопросы, но… Адам получил этот самый ответ только на один. Стоило догадаться. Когда собственная боль не пугает, можно испугать чужой. Он бы и сам так действовал, если бы припекло. Простая психология. Обычный эксперимент. Но быть его частью так…. Не хотелось. И да – пугало еще больше. А еще Адам помнил, что говорил ему Джей – что бы они не делали, не сдавай наших. Знал бы командир, как сложно это сделать в такой ситуации…
В начале совладать с собой просто не смог. Когда цепь встретилась с телом командира, вздрогнул. Не удержался. И, кажется, даже рванулся ему на помощь… Но удержали. А слова Джея, стонущего от боли и отплевывающегося кровью вовсе не вселили уверенности. Но Адам помнил – он должен молчать. И делал все возможное, чтобы не выболтать лишнего.
- Друг? С чего вы взяли, что мы друзья? – и снова «спасибо, папа». Контролировать эмоции Адам научился тоже благодаря отцу. – Он неплохо трахается. Но, в отличие от вас, я никогда не променяю своих на секс. Каким бы хорошим он ни был. Умрет? Так мне пофиг. Другого найду. – широкая улыбка разбилась о чужой кулак. А потом для Адама наступил ад. Молча продолжать улыбаться и изображать на лице покерфейс, когда избивают человека, который тебе… ну… больше, чем дорого… Было не просто сложно, было невозможно. Но он справился. И даже выдохнул с облегчением в тот момент, когда эти уроды больше не смогли привести Джея в чувство. Даже не смотря на то, что после ему самому вновь досталось. При чем досталось так, что реальность помахала напоследок ручкой и просто испарилась.

***
- Я не малыш уже лет пятнадцать…
Сложно сказать, что именно вырвало Адама из отключки. Но прикосновение Джея он почувствовал за несколько секунд до того, как рука старшего скользнула по его скуле. – Я тебя слышу… И я в порядке. – прижался щекой к чужой ладони, потираясь, ласкаясь и даже улыбаясь. Но в тот момент, когда разбитые губы отреагировали на эту улыбку болью… Вспомнил все, что произошло. Подорвался тут же.
Вскочил бы, если бы не нависающий над ним командир. А так только обнял, судорожно сжимая пальцами его футболку, и уткнулся лицом в плечо.
- Прости… - единственное, что смог сказать, крепче вцепляясь в плечи своего командира. – Прости… Прости… Прости... - кажется, его заело. Сколько раз повторял это «прости», не осознавал даже. Но вдруг почувствовал, что его накрывает банальная истерика. Это самое «прости», крупная неконтролируемая дрожь, начавшая сотрясать все тало… Жгло глаза. И не только жгло. Адам вдруг почувствовал давно забытую влагу под веками. Последний раз он плакал… когда? Лет в десять, наверное. И ни за что он не позволит себе расплакаться сейчас. Джею и так досталось. И его, Адама, истерика, положительных эмоций не прибавит. И… снова – спасибо, папа. Правда, первый вздох, сопровождающий попытку взять себя  руки, больше похож был на сдавленный всхлип. Зато потом все пошло куда лучше.
- Как ты? – успокоился, отстранился, улыбнулся, поймав лицо командира в ладони. Осторожно, чтобы не причинить лишней боли. Сам уже был в прядке. И плевать было, что ноют ребра, да и вообще все тело. Плевать, что больно улыбаться, моргать и даже просто – дышать. Главное – Джей был тут. В порядке или нет, но он был тут. Живой.
Поддавшись порыву, вновь сгреб футболку в кулак, и прижался губами в губам. Мягко, осторожно. Просто дав почувствовать собственное дыхание. А потом и вовсе как-то так получилось, что уложил командира себе на колени, позволив откинуться на собственную грудь. Сам на тот момент уже перетек в сидячее положение, и к стене прислонился. Ему, Адаму, явно досталось меньше. А тяжесть и тепло тела Джея, казалось, только помогают выжить в этом… аду? А потом Адам начал говорить.
- Ты когда-то спрашивал, что я здесь забыл… - усмехнулся тихо, продолжая обнимать командира поперек груди. Прижался губами к виску, тихо выдохнул и, кажется, даже улыбнулся. -  А мне было так страшно сказать тебе правду. Ты возлагал на меня такие надежды, а я… Я пришел сюда умереть. Я был хреновым сыном и еще более хреновым старшим братом. – усмехнулся, зарываясь носом в волосы и целуя макушку. – Мне показалось, что хоть тут я смогу сделать что-то полезное. Сдохнуть, например. А потом случился ты. И подыхать мне резко расхотелось. – рассмеялся тихо и продолжил говорить. О том, что Джей был первым, кому вдруг оказалось на него не наплевать. О том, что он, Адам, прекрасно понимал, что командир просто заботился о своем подчиненном, но для него это вдруг стало… Оазисом среди жаркой пустыни. И да, о том, что он влюбился. И что умирать расхотелось. Даже стало страшно – умирать. А еще страшнее – если умрет Джей. – Командир, я знаю, что это нахрен тебе не надо. – а кому нужна влюбленность глупого мальчишки? – И когда мы отсюда выберемся, я тебя не побеспокою. Но я так тебе благодарен… - видимо, побои взяли свое. И начался… жар, наверное? Адам говорил и говорил. О том, что он действительно благодарен Джею за проявленное внимание, хоть это и было в порядке должностных инструкций. О том, что благодаря именно этому вниманию он передумал подыхать. О том, что он знал, что к нему относятся… относились не особенно хорошо первые месяцы, когда он только появился. Знал, что все думали, что он считает себя особенным. Да и трудно это было не узнать, некоторые этого даже и не скрывали. А он это и не отрицал. Хотя никогда этим самым особенным себя не считал. Просто так, обособившись ото всех, тогда было легче. Упомянул отца. Слишком авторитарного. Говорил про мать. Любимую, красивую, идеальную. Про то, как она любила их с братом. Про брачный контракт, по которому, в случае развода, она не имеет никаких прав на своих детей. И про то, что она покончила с собой, освободив их с братом. Позволив сбежать. И про то, что он дурак. Старался заработать больше денег, чтобы брату хватило на универ. На тот универ, который брат захочет. И за этим своим «заработать» упустил младшего из виду. А тот связался с дурной компанией. И попался на хранении наркотиков. И покончил с собою в КПЗ. То ли испугался, то ли помогли. И поэтому он, Адам, рванул в Афганистан. Не получилось из него ни сына, ни старшего брата. Надеялся, что хоть солдат получится. Который сдохнет во славу Соединенных Штатов Америки. А потом повторился, что встреча с Джем перевернула все его планы.
- Я так тебе благодарен. – улыбался, потираясь щекой о щеку. – И мне так жаль, что я нихрена не могу сделать, чтобы вытащить нас отсюда. – прижался губами к виску и прикрыл глаза. – Солдатом я тоже оказался хреновым. – рассмеялся тихо, крепче обнимая командира и зарывшись лицом в его плечо. Появившиеся на глазах слезы так скрыть было проще.

Отредактировано Adam Deiss (2016-09-01 15:01:15)

+1

37

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Когда Адам отреагировал на его зов, Джеймс выдохнул с облегчением. Он боялся, что кто-то из них не выдержит, не морально, физически. Человек всегда был слишком уязвимым, слишком слабым, ему ничего не стоило умереть. Он знал, что каждый вдох не только в его теле это доза боли, так же было плохо сейчас и Дейссу. Да, они попали в мясорубку, жесткую и нещадную, которая их перемелет, но их молчание спасет жизни других людей. Нужна ли такая цена?  Джей верил что да, их все равно убьют, забьют до смерти скорее всего. После всего, что с ними было, сейчас они были лишь друг у друга и когда Адам его обнял, лишь обнял его в ответ, стараясь не шипеть от боли в ребрах.
- Ты молодец, ты молодец, - поджимал губы и гладил его, понимал, что это срыв, страх, боль, все вместе перемешалось и сейчас у Адама было только это. Его трясло будто в лихорадке, все это было похоже на истерику, которая случается даже с настоящими мужчинами, сам Джей кусал собственные губы, боялся, что не сможет сдержаться. Больше всего он бы хотел оградить мальчишку от всего того, что он испытал. Какие-то несколько лет старшинства давали ему право ощущать себя старше, да и опыта было больше. Это чувство еще добавляло и звание, но сейчас все границы были стерты  и они оставались лишь людьми напуганными и избитыми. Чужие слезы не пугали, самому хотелось выть, так как в голове все еще пульсировала мысль, что это лишь начало их конца. Отогнал ее словно муху и постарался улыбнуться, переместиться удобнее, прижимаясь ладонь к ребрам. Каждый вздох, словно раскаленный гвоздь, который вбивают в грудину, но старается не подавать вида, просто устроился удобнее в объятиях мальчишки, так вроде даже было удобнее, да и ощущать, что они еще оба дышат было надежнее.
- Да я в порядке, пару затрещин этим меня не сломать, - кашлянул, вбирая шумно воздух, рывками от боли, да, выдал себя, но не собирался говорить о том, насколько ему хреново сейчас, в голове шумело и тело болело, но главное было другое, они все еще были рядом. Как много сейчас это значило, как тяжело было признаваться себе, что Адам ему не безразличен, а еще сложнее знать, что это их конец, они ничего не успели, лишь ухватили легкую вуаль своего счастья, словно мираж в пустыни и сейчас пытались его удержать, прижимаясь словно бездомные котята, они оба вздрагивали и старались не стонать от боли.
А потом Адама понесло, понесло на откровения, на признания. Джей просто молчал, он дышал урывисто, так было не слишком больно, и не перебивал, даже когда получил признание в любви.  Да, сердце забилось быстрее, заволновалось, это шокировало, но что сказать все что сказал Адам было шоком. Дейсс вывернул душу потому что понимал так же как и Пирс, это их возможно последняя ночь, или что там было за этими стенами.
После откровения, во время которого Джей просто молчал и поглаживал пальцами запястье парня, он еще какое-то время молчал, можно сказать переваривал все, что ему тут сказали.
- Эй, послушай, ты не хреновый сын и не хреновый брат и уж тем более солдат с тебя вышел уже получше некоторых, это я тебе как командир говорю. И ты дурак, если думаешь обратное. Все мы допускаем ошибки, все без исключения, ты молод, а уже пережил столько, сколько не каждому дано. Ты сильный и сегодня ты это доказал…. – помолчал и крепче сжал его руку, сделал несколько вдохов, потому что говорить тоже было не так то и просто.
- Ты мне понравился, с первого дня, в тебе есть что-то, что мне нравится и не волнуйся ты я нормальный, я все понимаю и не прощу тебе, если ты после того,к ак мы свалим отсюда перестанешь меня доставать, я не хочу чтобы ты удалялся, я хочу быть рядом, понимаешь?  Ты мне дорог! Не просто как салага, один из, ты мне дорог по особенному понимаешь и если ты собрался тут сдохнуть, то ты просто сдался, сам мне говорил, что мы еще повоюем, - вновь закашлялся, вновь судорожно втягивал воздух, хотелось пить, но просить воды не собирался.
- Я рад, что мы  с тобой познакомились и я надеюсь, что наше знакомство еще продлиться и я наконец-то завалю тебя в постель, уж прости буду пользоваться служебным положением и твоими чувствами ко мне нагло и бессовестно, - постарался рассмеяться и крепче сжал его руку.
- Мы выберемся и обещаю, ты не пожалеешь, будешь хотеть еще, - чуть откинул голову и обнял мальчишку за шею, сейчас им обоим не повредит немного ласки.
- Ты красивый мужик Адам, я постоянно дрочу на тебя, - смотрел в его лицо и поглаживал его скулу, касаясь мягко боясь причинить боль. 
- Я безумно хочу тебя, каждую ночь, словно школьник, если бы ты только это знал, не извинялся бы и не говорил бы сейчас того, что не побеспокоишь меня?  Но не говори этим тварям о том что мы спим, если не хочешь чтобы мне или тебе член отрезали, они может не поняли всего и это хорошо, я пока что не готов расстаться с ним,- улыбнулся и потянул его к себе, сам стараясь подтянуться и целовать мягко разбитыми губами его губы.
- Мы выберемся, обещаю теперь я тебе, верь мне и не бойся, - да теперь черед Джея был быть сильным, не смотря на все. Эти слова и эта вера давали надежду и отгоняли мысли, которым сейчас было не место. Адам горел, от такой боли и пытки, его явно лихорадило и увы Джей никак не мог ему помочь.
- Знаешь, а я ведь не особо по мужикам,у  меня девчонка есть, ждет меня дурочка, хотя я сказал не ждать, я тут тоже потому что играю в игры со смертью, не потому что я хреновый сын или брат, а потому что я идиот. Мне нравиться обманывать старуху с косой, мы будто в прядки с ней играем, сегодня она решила взять реванш, - улыбнулся и вновь погладил мальчишку по скуле.
- Но я думаю, мы с тобой должны ее обыграть, как думаешь? – вновь прижался к нему губами и затих, обнимая чуть крепче и целуя мягко и нежно, затаивая дыхание, чтобы поцелуй был более глубокий, нежный, чувственный.
- Ты тоже даешь мне надежду, веру и желание жить, понимаешь салага? – спросил тихо, прямо в губы и хоть тут не было света, он знал, что парень его слышит и надеялся что этими всеми словами, он дал ему понять, что он так же важен, нужен и вообще без него будет все не так.

+1

38

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]
Адам понимал, что командир нихрена не в порядке. Об этом говорило и хриплое поверхностное дыхание, и тихое шипение, которое все же срывалось с губ мужчины от каждого неловкого движения. Да и помнил Адам прекрасно, как того нещадно лупили цепью. Ему в какой-то момент даже показалось, что он слышит треск ломающейся кости. Поэтому на его заверения, что «все в порядке», улыбнулся только. Командир врал. Как и сам Адам. Оба врали друг другу. По крайней мере в том, что касается их состояния. Потеревшись щекой о его волосы, парень постарался сейчас устроить Джея поудобнее, и не сжимать так сильно в объятиях, чтобы не причинять лишней боли.
А вот слова командира стали неожиданностью. Откровением. Если вообще не шоком. Хотя… понимал он, что его собственное признание несколько десятков минут назад стало таким же шоком и для Джея. С утверждением о том, что он не плохой сын и брат поспорил бы, но лишь промолчал, чуть сжав руку командира в ответ. На признание в том, что он, Адам, дорог – моргнул удивленно и не смог сдержаться улыбки, хоть она тут же отозвалась болью в разбитых губах. Группой такой и счастливой улыбки. И хотя слова эти вовсе не были признанием в любви, для парня они оказались чем-то гораздо бо'льшим. Здесь не место чувствам. Он сам не думал, что когда-либо вообще проболтается, и уж точно не сейчас. Но с языка сорвалось само. И одно то, что он нужен Джею, заставляло улыбаться еще шире.
- Не сдохну, не дождутся. – ухмыльнулся, осторожно проводя ладонью по груди командира, пока тот пытался отдышаться. – Я же сказал - ты спутал все мои планы, командир. – шепнул на ухо и… рассмеялся на обещание завалить его в постель. Тихо и искренне, хотя смеяться тоже было больно.
- Извини. – чуть сморщил нос, пристыженно. Да – вот теперь стало стыдно. Не подумал, чем могут обернуться подобные откровения на «допросе». – Само вырвалось. Буду следить за языком. – улыбнулся в ответ, наклонившись и осторожно целуя, прикрыв глаза и прижавшись щекой к ладони. – Я тебе верю.
Верил. Действительно верил. И действительно не боялся. Сейчас, рядом с Джем, не смотря на боль, казалось, вгрызшуюся в каждую клеточку тела, в душе разливалось спокойствие и уверенность. В том, что они выживут. И выберутся. И, мать вашу, он, Адам, сделает все возможное, чтобы это так и было. На явно риторический вопрос отвечать не стал. Конечно, они ее обыграют. Обязательно. Просто обнял парня, помогая ему чуть повернуться, и ответил на поцелуй. Вновь позволяя их камере раствориться в темноте, а им обоим оказаться где-то далеко отсюда. И даже боль стала ощущаться слабее, словно померкла под прикосновениями чужих рук и губ.
- Ты слишком много болтаешь, командир. – улыбнулся в губы. Конечно, он понимал. Теперь – понимал. И новое признание Джея и ему дало надежду и веру. Хотя, нет, не дало. Укрепило. – Отдохни. – скользнув губами по скуле, вернул обоих в прежнее положение, снова заставляя парня откинуться на свою грудь. И вдруг вспомнил – куртка. Джея раздели, видимо, уже в «допросной», но он-то снял куртку здесь, в камере. Вряд ли ее стали искать и куда-то уносить. Понадеявшись на «а вдруг», Адам пошарил рукой рядом с собой, даже невольно вздрогнув, когда кончики пальцев вдруг наткнулись на ткань. Стараясь не делать лишних движений, чтобы не потревожить Джея, потянулся, цепляя пальцами… рукав?.. и потянул куртку на себя, уже через несколько секунд укрывая ею привалившегося к нему командира. – Поспи.
Обняв поверх куртки, коснулся губами виска, и прижался затылком к стене. Сам спать не собирался. Сидел молча, слушая как постепенно выравнивается дыхание командира, хотя и остается все еще таким же поверхностным, и чувствуя как так же постепенно расслабляется его тело. Укутал в куртку сильнее, прижался щекой к волосам на макушке, и уставился в темноту. Но усталость взяла свое.

***

Утром их разбудили пинками. Или не утром? Здесь, под землей, практически в полной темноте время совершенно смазывалось. Но биологические часы все же подсказывали Адаму, что сейчас утро. И даже не ранее. И им даже дали выспаться. Только вот пробуждение оказалось не из самых приятных. Растолкали, практически растащили. И вновь Адам попытался отбиться, прикрывая собой командира. Нависнув над ним и стараясь защитить об обрушившихся на них обоих ударов. Получил сапогом по спине и простонал глухо, пригибая голову. Потом под дых, снова по спине. А потом его и вовсе оттащили. Как он не старался сопротивляться и вырываться. Вздернули на ноги. И почему-то не спешили уводить. И Адаму только и оставалось, что смотреть на то, как избивают теперь уже Джея. Без какой либо цели.
«Просто для профилактики? Ублюдки!»
Рванулся вновь, но прилетевший в челюсть кулак усмирил на несколько секунд.
- Забирай мальчишку. А этот пусть поваляется пока что.
А потом его и вовсе выволокли из камеры. Притащили в знакомую уже… комнату-пещеру, только теперь связали руки, прикрепляя их из торчащего из потолка крюка. Благо ноги все же доставали до земли. Хотя и пришлось подняться на цыпочки, чтобы немного разгрузить руки. Но вот вырваться теперь не представлялось возможным. На этот раз экзекуция длилась куда меньше. Да и обрабатывали его молча, не задавая никаких вопросов. Просто били. Оставляя на теле новые синяки и ссадины. Зато познакомили с цепью. И когда вытянули первый раз по ребрам, Адам захрипел, выгибаясь, только сейчас понимая, что же тогда чувствовал Джей.
- Достаточно пока что. Приведи второго. Может он окажется сговорчивее. Они вчера так мило ворковали… Попробуем расколоть.
Командира привели спустя пять минут после того, как двое вышли за решетчатую дверь, и спустя минут двадцать после того, как увели из камеры Адама. Притащили чуть ли не волоком, двинув несколько раз, чтобы не сопротивлялся. И буквально кинули на стоящий тут же стул с подлокотниками, приматывая к ним руки.
- А теперь продолжим… - то, что не участвовал в избиении, ухмыльнулся, поворачиваясь и уставившись на Джея. Прожигая взглядом. - Где ваш главный штаб? Сколько у вас людей, оружие?  Ваши планы? – в этот раз кололи уже куда более решительно. И дознаватель, прибывший в пещеры этой ночью, вполне сносно знал язык, чтобы задавать вопросы.
А после каждого вопроса продолжали обрабатывать Адама. Да кресло Джея переместили так, чтобы виднее было, выделив ему место в первом ряду. Вопрос. Удар в солнечное сплетение. Вопрос. Вытянули цепью вдоль спины и по ребрам. Вопрос. Прижгли чем-то кожу. В принципе дознавателю было совершенно не принципиально, кто их них ответить. Его целью было – получить информацию. Любыми способами.
А Адам успел только пару раз переглянуться с командиром, покачав головой. И, разумеется, эти переглядки не укрылись от стоящего за спиной Джея талиба, отреагировавшего на это очередной усмешкой.
- Молчишь? – наклонившись, сжал шею Джея локтем, фиксируя голову, и усмехнулся почти в самое ухо. – Как думаешь, сколько он еще сможет выдержать?
Адам честно старался. И выдержать, и не кричать, и не вырубиться. Кусал губы, но стоны все равно прорывались. И крики, хриплые, когда «инквизитор» вновь брался за цепь. А вот на новое прикосновение раскаленного метала, не смог удержать всхлип. От запаха паленой кожи начинало тошнить, а от боли непроизвольно на глаза наворачивались слезы. И силы вдруг покинули, заставляя обвиснуть, что тут же отдалось болью в вывернутых плечевых суставов.
- Какие у вас планы? Где штаб? Сколько всего людей? – вновь встав за спиной парня, чуть кивнул головой, чтобы мальчишку окатили из ведра, и хмыкнул удовлетворительно, когда тот зашевелился, приходя в себя. К слову, парня били не так уж и сильно. Убивать его не имело смысла. Пока что. – Все еще молчишь? Тогда продолжим? Или хотите поменяться местами? – улыбнулся даже, будто предлагал прогулку по парку, а потом вновь сжал губы в тонкую линию. Короткий кивок, и горло Адама сжала та самая цепь. – А теперь? – выгнул бровь и обошел стул, посмотрев Джею в лицо. – Где. Ваш. Штаб? Ваши. Планы? Сколько. У вас. Людей? – чеканя каждое слово, вновь принялся задавать вопросы. И с кажем из них цепь на шее парня затягивалась все сильнее.
Цепь, охватившая горло, оказалась полной неожиданностью. Но уже в следующую секунду Адам понял, что они задумали. Прекрасный ход. Окажись на его месте Джей… Додумать, слава богу, не успел. Цепь стала затягиваться, сначала просто причиняя не особенно приятные ощущения, потом боль, а потом и вовсе лишая воздуха. Руки непроизвольно дернулись в попытке помешать удавке, но крюк в потолке держал крепко. А через несколько секунд перед глазами начало откровенно темнеть. И Адам вдруг понял, что этот хрип вырывается именно из его горла.
- О, птичка запела. - ухмыльнулся, когда парень все же открыл рот, но… тут же нахмурился, как только Джей продолжил говорить. – Птичка считает себя слишком умной? – выгнул бровь, усмехнувшись. – Но ты ведь понимаешь, что парню свернут шею, как только ты откажешься говорить? Или свернут ее тогда, когда мы поймем, что ты соврал?
Продолжил бы говорить, но дверь вновь открылась, впуская их командира.
- У нас изменения. Этого, - кивнул головой на привязанного к стулу Джея, - Перевозим в штаб. Мулла лично желает видеть Ястребиного глаза. Мальчишку упакуйте с собой. Пригодиться. Машина уже ждет.
Не говоря больше ни слова, мужчина вышел, а оставшиеся в комнате кинулись выполнять его указания. Отвязали от стула Джея, тут же скрутив руки ему за спиной. Сняли с крючка Адама. Вывели обоих на поверхность. Так, что яркое солнце заставило зажмуриться. Даже ослепило на несколько минут.
Проморгался Адам только в кузове грузовика. Движущегося. И рад был бы что-то предпринять… И совместно с Джеем это самое «предпринять», но охранники с автоматами… Ну, мягко говоря, останавливали от необдуманных поступков.

Отредактировано Adam Deiss (2016-09-02 23:25:44)

+1

39

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Темница или камера, в которую их заточили, сейчас казалась тем самым местом, где не было боли. Нет, дышать было не просто и все нутро просто горело, но здесь не так явно или потому что Адам позволил ему лежать на себе, бережно и осторожно кутал его в свою куртку, которую невесть откуда взял. Было тепло и спокойно по крайней мере сейчас этого было достаточно, они могли просто передохнуть и перевести дыхание. Многое было сказано, откровения были сейчас важны и нужны им, так было понятнее, что этот мир связал их прочной нитью, умирать не хотелось еще сильнее, а надежда на хороший исход вселяла силы.
Джей поглаживал его запястье пальцами, улыбался, дышал поверхностно, но ощущал что именно так боль куда то уходит. А потом, он видимо заснул, потому что все перестало существовать. Снились сны сумбурные и непонятные, картинка прыгала и образы менялись, лишь одно запомнил последним, улыбку Адама и его счастливое, немного изменившееся лицо.
«Повоюем еще командир!» говорил Адам, растворяясь в жесткой боли и реальности. Пробуждение оказалось слишком болезненным, их оттащили друг от друга, начали вновь избивать, хоть Адам и сопротивлялся, пытался прикрыть, за это получал свои дозы боли. Джей же лишь свернулся в калачик, чтобы хоть как то защитить и так сломанные ребра. Он был готов молиться, чтобы все скорее закончилось, чуть отдохнувшее тело взрывалось дикой болью и он кусал губы, чтобы не кричать и не издавать звуков.
Адама увели, Пирс же чуть развернулся, улегся на спину и пытался отдышаться, он понимал, что парню сейчас достанется, пытки и избиение, это было тем самым ключом, которым они пытались открыть им рты. Время теряло тут значение, совершенно потерял его счет, пока пытался прийти в себя и сесть кое как, попытался хоть что-то найти в качестве самообороны, конечно понимая, что она может плохо закончиться. Ничего не нашел и даже выругался, был готов заорать от отчаянья, но сдержался, не место сейчас быть слабым, но так хотелось вытянуть их из этого дерьма, увидеть улыбку мальчишки на свету, обнять его и поцеловать, когда им ничего не будет угрожать. Хотелось жутко жить, до чертиков хотелось.
Когда за ним пришли, решил не сопротивляться, так больше шансов, чтобы тело продержалось дольше, его просто приволокли и усадили на стул. Тут был свет  и теперь можно было даже разглядеть насколько досталось Адаму за его молчание. Сглотнул, смотря на то как его практически подвесили, как каждая мышца была напряжена и как на коже кровавой росписью красовались синяки и ссадины. Отвел взгляд лишь на миг, потому что тут же его переместили в нужное место, чтобы видел, как его молчание дорого обходиться, но Джей лишь плотно сжимал губы и смотрел как эти звери пытают и увечат его мальчишку. Да, его мальчишку. Потому что он был родным и близким человеком, потому что между ними была связь и потому что они были небезразличны друг для друга. Это было самым сложным, молчать и видеть как ставят клеймо на гладкой коже, как бьют без жалости. Сердце сжималось от боли и Джеймс просил прощения у парня, за свое молчание, словно молитву читал про себя. 
Когда его молчание надоел слушать, то их мучители прибегли к самому жесткому плану. Они начали душить Адама, и тут Джей дернулся, понимая, что выдает себя, что продлевает им жизнь лишь ненадолго, но смотреть на это не мог, не мог позволить чтобы парня просто задушили.
- Я скажу, все скажу, что ты хочешь знать. Планы, место, все, - голос был хриплый, но четкий и уверенный, план родился сам, он не давал им много шансов, но выиграть время было возможно.
- Да вы и так свернете нам шеи, разве нет?  Или ты его отпустишь, или лучше убей меня сейчас, но тогда ты много не узнаешь, а я ведь знаю много, - он вдруг перешел на их диалект начиная арссказывать им сказки и сливать недостоверную информацию, все так же хрипло говоря и краем глаза смотря на то, как цепь на шее Адама ослабла, позволяя ему дышать. Но у судьбы на них были другие планы, его видимо опознали, ведь знал же Джей, что он слывет легендой среди врагов.
«Поймали ястрибиного глаза, молодцы какие, вон гляди как забегали,» даже усмехнулся, но тут же нахмурился, надеясь, что Адама тут не оставят. Их упаковали вместе, значит больше никого из их отряда и не было, все погибли. Дейсса почти выволокли, после такого удушения, Джей же старался идти сам, так как его не мучали сейчас, он был в лучшей форме нежели Адам. Их затолкали в машину и оставалось только надеяться, что все обойдет, Пирс очень этого хотел. Он стукнул парня коленом, о колено, будто его качнуло и посмотрел на него, без слов стараясь  сказать, что он рядом, что они выберутся, даже чуть улыбнулся, когда поймал его взгляд. Геройствовать было нельзя, пулю они получат быстрее, а уж потом может и пожалеют, что их не доставили, но жизнь им это не вернет определенно. В голове Джеймс прокручивал разные варианты, как бы им попытаться сбежать или же просто чтобы их не забили до смерти, ведь не вечными они были, а смотря как прижгли Адама, Джей и вовсе считал, что в этом повинен именно он.

Отредактировано Matthew Graham (2016-09-21 19:30:49)

+1

40

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]

Вместе со зрением вернулась и чувствительность. Машина подпрыгивала на песчаных кочках, что вовсе не спасало ситуацию. А каждое соприкосновение с жестким полом посылало по телу волнообразные приступы боли, заставив поморщиться и зашипеть сквозь зубы, закусывая губу. Но стоило почувствовать прикосновение чужого колена, как переключился тут же, забывая о собственных «неудобствах». Не дернулся, не вскинулся, даже не шевельнулся. Но быстро поднял взгляд, встречаясь со взглядом командира. Его быстрая улыбка вселила потерянную было уверенность. И Адам просто не смог не улыбнуться в ответ. Так же быстро и мимолетно, лишь одними уголками губ. Не боялся, что увидят, хоть и осторожничал. В кузове довольно темно. Да и за ними особенно не следили, как мог заметить Адам, окинув быстрым взглядом сопровождение. Конечно, вздумай они дернуться, талибы отреагируют мгновенное, но переглядки и улыбки вряд ли заметят.
«Какого же хрена вас так много?»
Мозг начал активно  работать. Адам вспомнил, что обещал Джею. «Еще повоюем» говорил он. «Меня на верху не любят, так что так просто сдохнуть не дадут. А ты выедешь на гребне моей неудачи». Пока что, правда, получалось обратное. Ну да, они все еще были живы, но надолго ли? И вовсе не благодаря отношению Адама с высшими силами. Скорее благодаря славе Джея. И пока на волне именно его везения они и выезжали. Ну или невезения. В зависимости от того, что ждало их дальше.
Машину подбросило на очередной кочке. Как-то особенно сильно. И это заставило их с Джем подкатиться друг к груду. Правда, обоим тут же прилетело по почкам от церберов. Но больше на них не обращали никакого внимания. Пока что.
«Дьявол, что же делать?»
Голову посещали совершенно безумные идеи. Начиная от «наброситься в рукопашную», благо руки за спину ему никто не заламывал, просто оставили стянутые вместе запястья. До «развязать руки командиру». Если машина вновь дернется, он вполне сможет перекатиться на другой бок, сделав вид, что оно само так получилось. Только вот ни в одном из пришедших в голову вариантов у них нет ни единого шанса. Убить-то их не убью, Джей им нужен. Но вот оторвутся знатно. И даже если у них получится сбежать сейчас… Посреди пустыни им деться некуда. И скрыться, увы, тоже.
«Твою же мать…»
Подпрыгнув на очередном бархане, машина неожиданно резко встала.
- Что…? – сорвалось тихое с губ, а растерянный взгляд встретил не менее непонимающий взгляд командира.
Церберы, как уже прозвал их про себя парень, тут же зашевелились, о чем-то беспокойно перекрикиваясь. Зашипела рация, отдавая какие-то команды. Их с командиром нежными пинками отправили вглубь кузова. А надежда вновь подняла голову. Снаружи что-то происходило. Что-то, что талибы не планировали. И судя по тревожным и гневным интонациям, это «что-то» их сопровождающим очень не нравилось. А еще через секунду царящую снаружи тишину прорезали автоматные очереди.
- Да! – выдохнул очень тихо, не от этого короткое слово не потеряло своей эмоциональности.
Двое из тех, что находились в кузове, выпрыгнули наружу, оглашая окрестности собственными выстрелами, эхом отдающимися от горного хребта. Оставшийся мужчина, казалось, не спускал с пленников глаз. Но все же отводил иногда взгляд, словно стараясь рассмотреть сквозь брезентовую ткань то, что происходит снаружи. И именно одним их таких «иногда» и воспользовался Адам с командиром.
- Раз, два, три… - одними губами.
Толкнуть ногами, сбить на пол, навалиться, выбивая автомат из рук. И шею свернуть оказалось вдруг так легко. Стоило только вспомнить, как именно эта сволочь «обрабатывала» Джея. Когда в кузов вдруг проник свет, заставляя обоих вздрогнуть, Адам как раз, обламывая ногти, развязывал веревку на руках командира.
- Трой! – то облегчение, которое накрыло уже успевшего проститься с жизнью Адама, когда он опознал влезшего в кузов мужчину, сложно было выразить словами. - Твою мать, нельзя же так пугать!
- Давайте, парни шевелитесь. Чужая подмога наступает нам на пятки. – парень ухмыльнулся, быстро оглядывая периметр, и снова перевел взгляд на бывших пленников, подгоняя. – Ну же!
- Вперед, командир, потом развяжешь. – выплеснувшийся в кровь адреналин не давал усидеть на месте и заставлял губы растягиваться в немного безумной улыбке.
Пропустив Джея, подобравшего чужой автомат, вперед, Адам спрыгнул на землю, пригибаясь и тут же оглядываясь. Выстрелы все еще грохотали. Джей ушел вперед, успев снять одного из противников. Они с Троем задержались, совсем на чуть-чуть. И ведь победа была так близко…
Адаму казалось, что он слышит урчание мотора из грузовика, к которому они сейчас направлялись, когда новый выстрел сотряс воздух, сопровождаясь вскриком следующего замыкающим Троя. А дальше все пошло словно в замедленной съемке. Дернувшийся от неожиданности Адам обернулся. Взгляд скользнул по распластавшемуся на песке Трою, под головой которого расплывалось красное пятно, наткнулся на недобитого талиба, дотянувшегося до автомата. Так близко. И откуда он только взялся? Только что же не было никого. Впрочем, уходящий за грузовик противника кровавый след давал ответ на этот вопрос. Из-за поворота уже показался второй. Та самая подмога, о которой говорил Трой. Воздух вновь прорезали выстрелы, но Адам, казалось, слышал только тихий щелчок осечки автомата, который находился в руках у почти добежавшего до машины Джея. А оставшийся в живых талиб уже поднимался на ноги, вскидывая автомат. И Адам сделал единственное, что пришло ему в голову.
Как ему удалось в рекордно короткие сроки буквально допрыгнуть до противника, парень не понял. Помнил лишь, как успел перехватить и дернуть вниз автомат, падая на песок и утягивая талиба за собой. Вскинулся, перехватил взгляд Джея, который вырывался из рук утягивающий его в грузовик ребят, и послал ему широкую улыбку.
- Командир, не делай глупостей… - успел пробормотать себе под нос, перед тем, как ему прилетело от на удивление шустрого для его состояния цербера. – Парни сваливайте, ну! – отбил следующий удар, кинув уже откровенно испуганный взгляд на уже остановившийся грузовик и на выпрыгивающую оттуда помогу. К счастью, ребятам удалось затащить Джея в кузов и, подняв облако песчаной пыли, машина стартовала с места. Увы, это последнее. Что успел разглядеть Адам, перед тем, как на его многострадальную голову обрушился очередной удар.

+2

41

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Положение их было ненамного лучше, чем в подземелье, изрядно избитые и измученные, с поломанными костями, они сейчас тряслись в грузовике, который вез их черти куда и зачем. Нет, Джей прекрасно понимал, он был им нужен, снискал себе некоторую славу и теперь его будут медленно, но верно убивать. Как все это происходит знал, видел трупы ребят, которым довелось побывать в мясорубке талибов. Смотреть на их тела было страшно и больно, именно такой конец их ждал. Сожалел лишь о том, что Адаму придется все это пережить тоже, его не будут щадить, скорее оставят на «сладкое». Тело изнывало от боли, от каждой кочки внутри взрывалась будто бомба и хотелось тихо сдохнуть, но улыбка Дейсса, не давала опустить руки. Они, черт побери, еще не сдохли, так чего же Джей распустил слюни и нюни, они еще повоют, пусть лучше пулю получать, но парочку заберут с собой.
Да, не только Адам думал о том, что можно сделать в такой ситуации, но Пирс ворочал мозгами, стараясь просчитать результаты. Врагов было в два раза больше, по крайней мере в этой машине и руки им стянули позади, но это не было так страшно, можно было что-то придумать, главное придумать план.
Пока мысли были заняты составлением плана, им довелось еще получить по почкам, за то, что они подкатились друг к другу слишком близко, но кажется удача была на их стороне. Когда машина остановилась, Джей лишь ан миг не понял почему, а потом, по словам и командам догадался и тут же они будто не сговариваясь а читая мысли друг друга накинулись на противника, как только два других выпрыгнули из грузовика и раздались автоматные очереди.
Казалось, все было просто идеально, они работали слаженно. Адам даже успел развязать руки, и подоспел Трой, их боевой товарищ. Джей забыл про боль, про то что каждый глоток воздуха это маленькая смерть, что он плохо владеет своим телом. Он просто делал то, что должен был. Схватил автомат, кивнул салаге, чтобы тот не задерживался и пошел в бой. Снимая и убивая талибов с особым удовольствием, даже кажется усмехался. Да, их час еще не пробил и они еще повоют, как и обещал Дейсс, но полоса удачи, быстро сменилась и все пошло не так.
Трой погиб в бою, а Адам, этот мальчишка замешкался и Джеймс просто рванул к енму обратно, но там началась заварушка и чьи-то крепкие руки схватили его так, что воздуха перестало хватать, пытался отбиться, кричал, от боли, от страха, от понимая, что он оставил Адама. Все это просто казалось дурным сном, все было быстро и вот его уже просто впихнули в грузовик, последнее что он видел, это  улыбку Дейсса, а потом они просто уехали. Оставили Адама!!!
- Мы должны вернуться! – орал Пирс, но на него смотрели несколько пар глаз и отрицательно качали головой. Кто-то объяснил, что вообще эта засада была рискованной и Трой взял всю ответственность на себя, и что группа у них маленькая, а врагов много. Все эти слова просто тонули в сознании становились тиши. Джей просто опустился на скамью и затих, он смотрел в одну точку, понимал, что видел салагу последний раз, что старуха с косой пришла за ним, ведь он так ее ждал и когда им обоим захотелось жить, она просто усмехаясь обрубила все концы.
Как доехали в часть не помнил, прибывал в прострации, его правда подхватили под руки и отправили к врачам, а мысли все были далеко, очень далеко и сейчас Пирс лишь умолял всевышнего, чтобы он вернул ему Адама, вернул его целым, живым. Джей не верил в Бога, но сейчас просто истово молился.
Рентгены показали трещины почти во всех ребрах, некоторые были даже сломаны, но Джеймсу просто повезло, опасности для органов не было. Поэтому ему одели корсет, прежде, чем его вызвало командование. Оно хотело знать подробности и отлежаться на койке ему никто не дал. Может оно и к лучшему, по крайней мере  он переключил мысли, он должен был изложить ситуацию, рассказать примерно где были, что видел, что знает, это был его долг.
Сколько пошло времени, Джей даже не смотрел, он рассказал все что знал, что успел запомнить, свои догадки и мысли и когда его отпусти, хотел лишь одного курить. Пока его вновь не подловили из медицинской части он просто уселся на скамью возле барака и наблюдал как кишит жизнь в их части, все были  заняты своим делом, лишь он один мысленно был с Адамом не отпуская его, молясь за него и смотря в одну точку. Он терял не первый раз боевых товарищей, но салага стал кем-то особенным, важным для него, дорогим и близким, отпускать его не хотелось. Думать о том, что с ним могут сделать не хотел, все еще надеялся, хоть эта надежда и была такой призрачной, что было просто смешно. Он выехал на гребне его удачи, но не смог его спасти и защитить, этого себе простить Джей просто не мог. Он был бы раз выплеснут свою боль, в крик или слезы, но не мог, он будто одеревенел весь и когда в штабе пошла суматоха, пропустил ее начало.
Когда очнулся с удивлением обнаружил, что во дворе уже стоял грузовик, который просто пошел на таран и пробил ворота, хоть его и пытались обстрелять и остановить. Все его окружили и Джей тоже поднялся. Водитель оказался мертв, его застрелила охрана, а вот, то что жало их в брезентовом кузове, было полной неожиданностью.
- Джей, что ты там стоишь, давай шевели ластами, тут для тебя работа и времени пять минут! – кто-то крикнул ему и он будто очнулся, почти подбежал понимая, что грузовик им прислали с подарком. Такое иногда бывало. Кто-то предложил одеть защину, но больные ребра не позволяли этого.
- Садись за руль, отгони грузовик как можно дальше и сматывайся, - привык давать указания и тут же  забирая инструменты прыгнул в кузов и тут же замер на месте. Ведь он увидел не просто бомбу, а Адама с поясом шахида. Он был прикован наручниками и выглядел он не слишком хорошо и весело.
- О боже, - лишь выдохнул, тут же забывая о том, что болят ребра, что он почти похоронил его, молитвы были почти услышаны. Он был жив, но им осталось всего пять минут. Машина тронулась и Джей свалился на колени перед парнем.
- Ты меня напугал салага,  я думал тебя больше не увижу, - сказал хрипло, изучая механизм и смотря куда идут провода, поворачивая Адама к себе спиной, не слишком церемонился.
- Так, пять проводов, замкнутая сеть, не дергайся, право на ошибку у меня нет, - размышлял вслух. Наверное Дейсс даже не знал о том, что второй специализацией пирса было саперство и он был хорош в этом так же как и в снайперстве. Да, таланты у него были специфические, но сейчас он был обязан спасти жизнь своего мальчишке, или просто с ним сдохнуть.

Отредактировано Matthew Graham (2016-09-27 18:12:11)

+1

42

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]

В душе все пело и ликовало. Даже страх пошел, сменившись какой-то эйфорией. Командир в безопасности. Ему помогут. И с ним теперь все будет хорошо. А самому Адаму осталось только продержаться и не сболтнуть лишнее, когда дознователи придет в себя после того, как важного для них заложника утащили у них прямо из-под носа. Парень бы даже посмеялся этой ситуации, если бы отбитые ребра не реагировали болью на каждый вздох. Хотя, облегчение от того, что командиру удалось выбраться, казалось, притупило даже болевые ощущения. Увы, ненадолго. И да, Дейсс знал, что злость от провала сорвут теперь на нем. Но сейчас ему было почти что все равно. Пропал страх. Пропала обреченность. Только больно было улыбаться разбитыми губами. Но эта улыбка все равно то и дело возвращалась на лицо. Насмешливая, счастливая, победная.
«Обломитесь. Выкусите. Мы вас сделали.»
Вместе с мыслями о командире, это помогало держаться. Но, на удивление, держаться пришлось не долго. Закончили с ним довольно быстро. Удивленно нахмурившись, парень пытался вслушиваться в речи своих «палачей». Понимал всего несколько отдельных слов. Но этого хватило, чтобы вернулся страх. Не за себя. И ему хотелось бы ошибаться, но…
Когда Адам очнулся в следующий раз, он вновь был в грузовике. Машина вновь неслась куда-то, подпрыгивая на каждой неровности. Но на этот раз он был один. Только прикованные где-то над головой руки не давали никакой возможности сбежать. А решившее вдруг предать своего хозяина именно сейчас тело – пошевелиться. А еще он все же не ошибся – опоясывающая его тело взрывчатка наглядно демонстрировала ему прогресс в изучении местного диалекта. Дернувшись несколько раз так, что железо наручников впилось в запястье, и понимая, что ему не освободиться. Адам едва не взвыл от вновь обрушившейся на него безысходности. Сейчас ему оставалось только ждать. И каждая секунда этого ожидания острыми иголками страха впивалась в сердце. И когда раздались выстрелы и выкрики уже на своем родном английском, страх этот стал настолько сильным, что шум собственной крови в ушах заглушал все раздающиеся с наружи звуки. А когда сквозь этот шум пробился знакомый голос, Адаму показалось, что он сбрендил. Командир не мог оказаться здесь. Ему не могло настолько повезти. Или, учитывая ситуацию, не повезти. Такого просто не бывает.
- О, ну да, конечно, давай, расскажи о том, что бывает, а чего - нет… - пробормотал себе под нос, а когда все же убедился, что… черт возьми!.. бывает и еще как, расплылся в широкой улыбке, встречаясь взглядом с забравшимся в кузов Джем. – Привет, командир… - прозвучало до стыдного слабо и обреченно.
Дернулся вновь, когда командир упал на колени, но лишь зашипел сквозь зубы, когда болью отреагировали разобранные запястья.
- Я бы предпочел, чтобы наша встреча произошла при более приятных обстоятельствах… - облизнул губы, на мгновенье прикрывая глаза. И невольно застонал сквозь зубы, когда его развернули мордой к стенке. Тело было активно против подобных действий. – Слушай, командир, я конечно рад встрече и все такое… - машина вновь пришла в движение, покачнувшись. И, да – парень понимал задумку Джея. Да и вспомнил сейчас его приказ несколько минут назад. Но ему совершенно не хотелось, чтобы командир поплатился жизнью из-за него. – Но может ты все же отсюда съ**шься, а?
«Свали, черт бы тебя побрал. Ну пожалуйста. Забирай водителя, и сваливайте отсюда к чертовой матери…»
Вновь подступила паника. Вязкая, липкая, удушливая. Неконтролируемой дрожью прошла по телу, задержалась в откровенно трясущихся руках. Сжала горло, не давая сделать вдох, выплеснула в кровь адреналин, разгоняя сердце.
- Джей, твою мать, ты меня вообще слышишь?! – хотел бы чтобы это прозвучало спокойно. Ну или, на худой конец – просто зло. Но голос сорвался, пару раз споткнувшись заиканием. - Джей. – обернулся через плечо, стараясь не дергаться лишний раз, боясь, что собственными движениями может спровоцировать взрыв. Но все же обернулся, пытаясь поймать взгляд командира. – Ты не можешь рисковать собой. Не имеешь права. – выдохнул, взяв наконец голос под контроль. – Я понимаю, что ты хочешь поиграть в супергероя, но, слушай, Ястребиный глаз, тебе еще мир спасать. Вспомни о долге, черт бы тебя побрал, и свали отсюда. Ты им нужен. А если тебя размажет по ближайшим барханам, ты подведешь наших. У тебя нет на это права. – повторялся, но не знал как еще достучаться и выгнать парня из уже успевшего остановиться автомобиля. – Господи, Джей! Проваливай. – буквально рыкнул, сцепив зубы, и зажмурился, когда его лова не возымели никакого эффекта. – Придурок…

+1

43

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Надо было признаться, что сейчас Джеймс сосредоточился на том, что изучал механизм, а Адам пытался его всеми силами прогнать и нельзя сказать, что командир его не слышал. Слышал, как голос дрожал, даже дрожь видел, но сейчас лишь от него зависело погибнут они или нет, а Дейсс решил стать великомучеником призывая его сваливать.
- Слушай, салага, заткнись, а! – рявкнул на него и посмотрел на него серьезно, все миг, потому что каждая секунда сейчас была бесценна.
- Потом все скажешь, если успеем, - и вновь все внимание на провода, на счетчик, нежно и осторожно развернул Адама, просовывая пальцы под взрывчатку, а потом  стал откручивать приборную панель, как раз машина остановилась и как и было приказано водитель ее покинул. Осталось всего три минуты! 
- Я не уйду, так что сиди тихо и старайся не двигаться, - сказал спокойнее и посмотрел в его глаза.
- Еще повоюем, - улыбнулся и теперь уже осторожно стал свинчивать болты маленькой отверткой, бросал их прямо на пол и те терялись в плыли, впрочем они были не нужны. Вскоре показалось нутро устройство, запутанное проводами. Счётчик все еще отсчитывал каждую секунду. На лбу Джея выступила испарина, она быстро превратилась в крупные капли кота, которые медленно заскользили по виску. Желваки были напряжены, а у виска взбухла вена. Пирс изучал механизм, он понимал, что эта штука опасна и что ее просто снять нельзя, разорвет красный провод, а он уж точно сдетонирует и они оба погибнут. Желтый провод тоже было опасно перерезать, он уходил к другому спусковому крючку, который при снятии опять же привет к взрыву. 
- Умно и мудрено,- усмехнулся и вновь аккуратно исследовал пояс с внутренней стороны, что прилегала к коже Адама. Пальцы теперь были более настойчивые, но нежные. Надо было исключить возможность второго механизма, скрытого, такой тоже могли установить, чтобы не показалось все сказкой.
Выдохнул и сглотнул, стер пот с лица и исследовал синий провод, он тоже привел к тому, что явно указывало на несчастливый конец их истории. Выругался сквозь зубы, остался лишь белый и черный, оба они имели непонятное завершение, но Джей был уверен, один из них точно взорвет их, а другой вполне может и нет.
Осталась минута и теперь он исследовал каждый из проводов очень тщательно, почти втиснувшись носом в механизм и прикусывая зубами отвертку и щипцы. Что-то изучал и все же решился. Времени у них осталось всего несколько секунд, взяв щипцы он направил их на черный провод, готов был его перерезать и вновь, посмотрел на систему, вдруг меняя свое решения перерезал белый. Несколько секунд осталось до взрыва, а он просто поддался интуиции, сменил решение и сейчас рывков просто впился в губы Адама поцелуем, крепко стискивая его в объятиях, если сейчас пояс взорвется, они погибнут вместе.
На табло загорелись точки, отсчет был закончен и пояс все еще не взорвался, только сейчас Джей осознал, что целует Адама слишком крепко, что нет тихого писка, что издавало устройство, что он кажется просто остановилось, а значит он выиграл, он смог и он победил. Да, черт побери он супергерой! Тут же чуть ли не закричал от радости, подпрыгнул, не смотря на то, что все тело просто скрутило от дикой боли и зашипев вновь опустился рядом с Адамом и стал снимать с него взрывчатку, все еще делая это крайне осторожно и внимательно. Нет, больше сюрпризов не было, он перекусил щипцами зажим на наручниках и освободил своего мальчишку, вновь притягивая его к себе, теперь уже целуя по-настоящему.
- Черт, мы с тобой везунчики, чертовы везунчики, - шептал в его губы, вновь и вновь целуя его и сжимая в своих объятиях, но не так крепко как хотелось, ведь понимал. Что им обоим пришлось не сладко за эти пару дней, который сейчас казалась почти вечностью.

+1

44

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]
Не ушел. Черт бы его побрал, он просто остался. Вопреки логике и всем законам жанра эта мысль вселила в Адама едва ли не священный ужас. И тихий писк шедших на убыль секунд отсчитывали сейчас последние мгновения нифига не его жизни. И именно это и пугало. До чертиков. Но он заткнулся. Послушно замолчал, сжав зубы и гневно раздувая ноздри, но больше не сказал ни слова. Понял, что Джея ему не прогнать. И, собрав последние крохи благоразумия, решил не мешать. Не замечая, что сердце бьется в одном ритме с таймером на бомбе. Тик-так, Адам.
Все так же молча позволил себя вертеть. Закрыл глаза и едва дышал, пока командир пытался справиться с бомбой. А ведь он и не знал, что Джей не только снайпер. Только вот… Сколь долго проживет это открытие новых талантов его командира? Здесь уже боялся полагаться на что-либо. На собственное невезение, на удачу и опыт Джея, на судьбу и черт знает на что еще. Они уже столько раз обманули старуху с косой, что выйти победителями в очередной раз в сознании Адама просто не представлялось возможным. Стоит ли говорить, что неожиданный поцелуй и крепкие объятия показались сейчас прощальными?
То, что их внутренний мир не украсил ближайшие камни песчаные барханы, дошло до Адама далеко не сразу. В ушах все еще раздавался равномерный зарядного устройства, когда сквозь этот мерзкий до зубной боли писк прорвался голос командира.
- Ты с ума сошел? Тебе нельзя резко двигаться…
Все то, что происходило после отключения таймера и до этого конкретного момента, осознавал с большим опозданием. Тело уже двигалось, руки обнимали Джея, прижимая к себе, губы отвечали ан поцелуи, а до сознания только дошло, что нет больше раздражающего сигнала. И что командиру нельзя так резко и много двигаться, Адам помнил про ребра. Но тем не менее не мог перестать обнимать его сам, целуя, проводя губами по скуле и утыкаясь в шею, позволяя себя на секунду расслабиться и раствориться в ответных объятиях.
- Эй… – буквально силой отстранившись, обхватил лицо парня ладонями, поглаживая большими пальцами скулы и заглядывая в глаза. - Ты как? – чуть сморщился невольно, когда остатки веревки и все еще оставшиеся на запястьях металлические браслеты скользнули по разобранной коже, и улыбнулся тут же, облизнув пересохшие губы и стараясь восстановить никак не желающее приходить в норму дыхание.
- Нам бы вернуться. – сердце все еще билось где-то в горле, неприятно сжимаясь при каждой ударе. Руки, а за ними и все тело, все еще мелко подрагивали, создавая ощущение, что он находится не в душной машине, а на сильном морозе. – Пока нас не наградили посмертно за заслуги перед страной.
Рассмеялся тихо, старательно стараясь подавить никак не желающую отступать панику. Хотелось схватить Джея в охапку и убраться отсюда к чертовой матери. Но, к сожалению, единственное, куда можно было убрать – их часть. Но сейчас добраться туда было уже благом. В глазах периодически темнело, заставляя встряхиваться, промаргиваясь растерянно. И Адам не было уверен, сколько еще продержится банально не вырубившись. А оставлять командира одного совершенно не хотелось. Потому и торопился, поднимаясь на ноги, вцепившись в кузов, чтобы устоять на ногах, когда повело голову, и вздергивая на ноги командира.
- Как думаешь, машина все еще на ходу? – облизнувшись, кивнул на кабину водителя и улыбнулся парню, чуть сжав его плечо.

+1

45

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Эти несколько минут, что они были наедине, что радовались и целовались, казалась вечностью и были бесценными. Они вновь победили, выиграли и обманули смерть, они вновь выжили, но это далось им большой ценой. Оба были не в слишком хорошем состоянии, боль жгла насквозь, а смотря на мальчишку понимал, что тому сейчас не менее хреново. Им нужно было ехать в часть и позволить медикам себя подлатать, накачать лекарствами и просто выдохнуть спокойно.
- Думаю, на ходу, я за руль сяду, - сказал серьезно и посмотрел в глаза Адама, чуть его придерживая, когда он выбирался из кузова.
- Ну, что повоюем еще? – улыбнулся и забрался в кузов, но прежде все же оставил взрывчатку на песке и когда они отъехали на приличное расстояние, вышел из машины, прицелился и взорвал ее. Разбирать устройство не было смысла, можно было наткнуться на неприятные сюрпризы, поэтому обезвредить было проще, ну на всякий случай. Вновь сел за руль и посмотрел на Адама, тот был не смотря на дикую жару бледен.
- Держись, салага, еще немного, - улыбнулся ему, чуть сжал плечо и поехал в сторону части, которая виднелась вдали.
Вскоре они оказались возле ворот и их пропустили, прибежали парни, хлопали по плечу Джея, говорили, что он молодец, улыбался им огибая машину и смотря как встречаю Адама, тоже как героя, все его ободряли и похлопывали по плечу и спине. Джей надеялся, что достаточно мягко, попросил позвать медиков и подошел к мальчишке.
-Теперь ты герой, - улыбнулся и тут же увидел что Адам просто отключается, успел его подхватить придержать, чтобы он не рухнул вниз. Они пробыли в плену почти два дня, их избивали и не давали воды, не удивительно, что Адам просто вырубился, он так долго держался.
- Держись салага, - просто прошептал ему на ухо, понимая, что его уже не слышно и так же крепко держал, пока не прибыли медики, пока не уложили на носилки и его Джея тоже забрали с собой.
После того, как первая помощь была оказана, и самого Пирса тоже уложили на койку рядом с Дейсом, тело расслабилось и погрузилось в сон.
Проснулся Джеймс лишь ночью, открыл глаза не потому что выспался, а потому что слышал, что Адам тяжело дышит. Приподнялся, смотря на него и вытащил капельницу  из собственной вены. Ребра теперь ныли не так сильно и остро, потому что на него нацепили жесткий корсет, а обезболивающие притупляли эту боль капитально. Уселся на постели и отодвинув ширму посмотрел на мальчишку. Тот вроде спал, но дышал так тяжело будто во сне бежал кросс в полном обмундировании.
- Эй,  тише мальчик, - сказал ласково и потрогал его лоб, тот бы просто горячем словно огонь. Поднявшись тихо вышел из палаты,в  которой было еще пару человек и пошел в дежурному, объясняя ситуацию. Вскоре явился с медиком, который ввел в капельницу еще лекарств и вколол парочку самому Джею, неодобрительно кивнул на капельницу и вновь ее засунул в вену, сказал не вытаскивать, удалился. Посмотрев на свою капельницу, она крепилась к штативу на колесиках. Повез его к туалету, где была раковина, сдернув свое полотенце, что было в комплекте постельного белья и намочив холодной водой, вернулся к Адаму, задернув ширму, положил полотенце на его лоб и мягко погладил его по груди, а потом уселся на его кровать осторожно и мягко, продолжал гладить, смотря сколько ссадин и синяков осталось на красивом теле. Дейсс был молодец, он выдержал страшное, он выжил и сейчас просто боролся с инфекцией.
- Все будет хорошо, страшное позади,- чуть сжал его пальцы, поглаживая ладонь. Сейчас в темноте и тишине, было так хорошо, что Джей лишь улыбался. Он рассказал много важной информации, что успел запомнить , не смотря ни на что и возможно за это им дадут увольнительную в город. Как только Адаму станет легче, он обязательно вновь попросит об этом начальство, а пока уже было счастьем просто так сидеть и касаться своего мальчишки. Он думал они не выживут, что пришел их конец, но у судьбы были свои планы и Джей лишь улыбнулся.
- Мой салага, ты молодец, все будет хорошо- сказал тихо, поглаживая его и успокаивая, слыша, что дышать он стал спокойнее, лекарства творили чудеса.

+1

46

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]
Тело и сознание окончательно предали, когда они уже добрались в часть. Адам еще смог гордо спрыгнуть на землю из кабины, вцепившись в дверь, когда пошатнулись ноги. И даже выпрямиться, сделав пару шагов навстречу подлетевшим к ним с Джем парням. Но вот дальше все было, как в тумане. Чужих прикосновений не чувствовал, слов практически не различал, только улыбался немного растерянно, стараясь удержать стремительно ускользающее сознание. А вот слова оказавшегося рядом с ним Джея слышались достаточно четко. Или это просто сознание пыталось ухватиться за единственную оставшуюся сейчас точку опоры?
- Да какой герой… - махнул рукой, усмехнувшись. Перед глазами на мгновенье прояснилось, давая возможность увидеть обеспокоенное лицо командира и улыбнуться ему. Успел даже пробормотать успокаивающе, - Я в порядке, не волнуйся, - а после его накрыла тьма.

Жар и боль нещадно терзали тело и заставляли корчиться разум. Стирали грань между сном и явью, убирали временные рамки. Охотно принимали в свои объятия, то погружая во тьму, то выкидывая на поверхность реальности. И не отпускали даже тогда. Тянулись из каждого угла, опутывая тело черным туманом, застилая сознания и с едва позволяя соображать, что происходит вокруг.
Открыв дверь дома, Адам перешагнул порог и пошатнулся, чертыхнувшись. Боль во всем теле не была чем-то новым, а вот расползающийся по нему жар и горящее лицо заставили нахмуриться.
- Этого еще не хватало… - тихо пробормотав себе под нос, вздрогнул, когда за спиной захлопнулась дверь, и огляделся. В доме стояла неприятная давящая тишина. – Мам? – окликнул и нахмурился, когда не дождался ответа. Попробовал сделать шаг вперед, но понял, что не может двинуться с места. На место жару пришел обжигающий холод, окативший волной ужаса, сковывавшего по рукам и ногам. В глазах потемнело, вынуждая моргнуть пару раз. А когда Адам снова их открыл, осознал, что смог подняться на второй этаж.
Он нашел ее в комнате. В ее кровати. Красивую и удивительно спокойную. В первую секунду подумал даже, что она спит. Пока взгляд на наткнулся на пустые баночки из-под таблеток на тумбочке и лежащую рядом книгу, которую она читала ему когда-то.

- Адам… - потянулся за книгой, но отдернул руку, вздрагивая, когда услышал голос за спиной. Обернулся резко, едва устояв на ногах, когда комната поплыла перед глазами, и зажмурился, пережидая приступ дурноты. А картинка снова сменилась. Голые пол и стены выкрашенные серой краской. Одинокая узкая койка. Раковина в углу. И медленно покачивающееся под потолком тело. Равномерно и спокойно. Даже как-то насмешливо.
- Что за черт?
Адам все никак не мог заставить себя поднять глаза, отвести взгляд от чужих босых ног, не достающих сейчас до пола, и посмотреть в лицо. Боялся. Догадывался, кого увидит в петле.
- Нет...

Осознание, что это его брат и мягкое прикосновение ко лбу вместе с ласковым «тише мальчик» ворвались в сон одновременно, выдергивая на поверхность.
- Мам? – вырвалось само собой. Хотя… Кто это еще мог быть? Тело действительно болело. Горело и знобило одновременно. И он никак не мог открыть глаза. Веки словно налились свинцовой тяжестью, не желая подниматься. Такое уже было. Адам уже лежал так же в кровати, когда отец перестарался после того, как старший сын посмел ударить его в ответ. И она точно так же была рядом. Как и сейчас. От этой мысли облегчение захлестнуло волной. Просто сон. Это был всего лишь сон. Который потянул его обратно, стоило только перевести дыхание.
Чужих шагов Адам уже не слышал. Зато почувствовал, когда что-то холодное легло на лоб, притупляя терзавшую голову боль. Очередное ласковое прикосновение к щеке. И снова шепот. Слова разобрать не получилось, слышал их словно сквозь толщу воды, а они застревали где-то в ней, так и не доходя до сознания. Зато воспринимал, буквально чувствовал интонации. Мягкие. Ласковые. Любящие?
- Мне приснился кошмар… - выдохнул облегченно, чувствую, как осторожные мягкие прикосновения прогоняют периодически проходящую по телу нервную дрожь. Глаза открыть все еще не получалось, но темнота под веками уже не пугала. Рядом с Ней было не страшно. – Ты умерла. И Эрик. И… - облизнул сухие губы, силясь вспомнить, что еще не давало покоя. Не только во сне. Что-то терзало раньше. И вновь начало подниматься беспокойством в сердце и сейчас. - И… я не смог помочь командиру. – края сознания коснулось удивление от этой фразы. Тогда, в далекие семнадцать он не знал никакого командира. Хотя образ молодого мужчины продолжал упорно лезть в голову. Но терзающий тело жар сгладил острые углы этого удивления, не давая им коснуться разума. – Было так страшно. Я ничего не мог сделать. У меня не получилось. Не защитил его. Черт, я такой бесполезный. - рассмеялся тихо и подался навстречу прикосновениям, прижимаясь щекой к ее ладони. – Побудь со мной. Хотя бы чуть-чуть. – с каждым словом голос становился все тише, по мере того, как сон вновь опутывал, утаскивая в свой мир. – Пока отец не пришел…
Самому Адаму казалось, что между сном и явью проходит несколько часов. На самом же деле отключался он всего лишь на несколько минут. Даже не засыпал, погружался в какую-то полудрему. Выныривая от любого шороха или прикосновения. Вот и сейчас потянулся к пробившемуся в сознание «мой салага», тихо вздохнул под осторожными касаниями, улыбнулся и в этот раз все же смог открыть глаза.
- Джей? – в первую секунду удивился. Слишком наслоилось друг на друга, сны воспоминания, реальность. Смешались, перепутались. И трудно было сразу ухватить нужную ниточку. – А где…? – вопрос не закончил, приподнялся и быстрым взглядом обежал палату, вернувшись к лицу командира. – Приснилось. – выдохнул для самого себя и вновь упал на подушку, закрывая глаза. На то, чтобы проснуться окончательно хватило нескольких секунд. Только вот на кровати подскочить не получилось, хотя он очень пытался – мешало полное отсутствие сил. – Ты зачем встал? – получилось немного резче, чем Адам хотел. Но он слишком волновался за командира. Тот страх, что не давал покоя, вернулся. Заставляя буквально впиться взглядом в парня, внимательно оглядывая. Отмечая каждый синяк и ссадину. – Черт, Джей, ты в порядке? – и практически сразу же облегченно выдохнул, отвечая на собственный вопрос. – Ты в порядке. – иначе явно не сидел бы здесь. - Слава Богу… - приподняться на кровати все же смог. Видимо, чисто на одном упрямстве. И обнял командира, прижимая его к себе и закрывая глаза.

Отредактировано Adam Deiss (2016-10-18 17:31:14)

0

47

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Оказавшись рядом с  мальчишкой, который уже за свои 20 пережил больше чем, кто-то другой, понял, что тот находится в плену жара и бреда. Он говорил во сне и вздрагивал, его тело будто реагировало на что-то премещалось и просто замирало. Его трясло и Джей пытался его успокоить и даже выдернуть из так называемого сна, но мягко и сразу это не получилось.
Чуть хмурясь Пирс слышал то, что наверное не должен был, хоть Адам и не кричал, а говорил тихо, почти в подушку, он все равно говорил то, что было не предназначено для чужих ушей. Страхи словно липкая поутина тревожили его, призраки прошлого, выползли из своих глубин и сейчас терзали мальчишку. Он вспоминал мать, а потом кажется пробудился, но глаз не открыл, спутал Джея с матерью и заговорил четче, впуская в свое прошлое. Он будто боялся чего-то, а скорее кого-то, отцы. Нахмурился слушая и лишь мог догадываться, что что же в прошлом салаги было такого, что он так боялся отца. Коенчно побои и прочее могло скрываться за этой дрожью, за дрожащим голосом. А потом Адам вспомнил его самого, Джея, он его похоронили или же пытался, сознание точно играло с ним в лабиринты, щатягивало и уж этого пирс терпеть был не намерен, он все же стал более настойчиво звать его в реальность, не нужно было ему оставаться в этой зыбкой пустоте, где перемешались все образы.
- Да, это я, - даже выдохнул, поинмая, что Адам наконец-то пробудился, пришел в себя, перестал бредить и путать все на свете. 
- Да, дурной сон, ты просто приболел, - сказал ласково, пытаясь его удержать в постели. Пирс не был железным человеком, у него были сломаны ребра, но под лекарствами этого почти не оущщалось, к остальному же, он оказался более приспособленным.
-Ты бредил, у тебя жар, - пояснил, почему оказался рядом, почему не смог лежать просто в постели, да и вообще, он переживал за Адама не меньше, боялся его потерять, теперь уже осознанно. Мальчишка забрался в его душу всего за енсколько месяцев стал дорогим и близким, его не хотелось терять, уж точно не здесь. Хотя понимал, что будь они в мирной жизни, все могло бы сложиться иначе, они могли даже не встретиться.
- Я в порядке, не переживай, жить буду, остальное заживет, очень скоро, - постарался его успокоить, но Адам, упрямый и анстырный все равно поднялся, обнял и прижался. Он был слишком горячим, все еще словно перегрелся. Поглаживал его по спине, ласково и мягко.
- Все хорошо, мы в безопасности, застра тебе будет легче, просто потерпи, - шептал ему на ухо, мягко касался губами горячей кожи на шее, просто оберегал его сейчас и чуть баюкал, чтобы он просто уснул.  Сон сейчас был самым лучшим лекарством и стоило парня просто уложить в постель.
- Давай ты ляжешь, тебе нужно отдыхать, чтобы жар спал, - говорил настойчиво но тихо, укладывая его словно ребенка на постель, все еще обнимая и баюкая, наклоняясь с ним вместе.
- Вот так, расслабся дорогой, просто расслабся, - шептал ему на ухо, стараясь уложить удобнее, дал попить воды, что сейчас стояла тут же в бутылках и смочил ею же полотенце, что вновь положил ему на лоб.
- Будь хорошим мальчиком, - улыбался ему и понимал, что уходить не время, хотя собственное тело тоже ныло, хзотело лежать и отдыхать.
- Подвинься, - попросил мягко и устроив свою капельницу рядом с кроватью Адама, осторожно улегся к нему под бок обнимая. Узкая койка была слишком мала для них, но так было надежнее, так было лучше всего, просто обнимать его и просто мягко поглаживать пряжи его волос, баюкать его словно мальчишку, прогоняя ночные страхи и просто быть рядом.
- Вот так хорошо, - шептал ему на ухо и мягко целовал куда то в макушку.

Отредактировано Matthew Graham (2016-10-18 15:49:48)

+1

48

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]
«Ты бредил» шарахнуло, как наковальней. Адам вспомнил, что ему снилась мать. Вспомнил, как разговаривал с ней. И это получается, он болтал все это вслух? Вот ведь позорище…
- А, да… Снилась чушь какая-то. – улыбнулся и кивнул, соглашаясь со словами командира и одновременно стараясь объяснить весь этот свой «бред».
Сейчас он чувствовал себя гораздо лучше. И хотя жар и боль никуда не делись, в присутствие Джея они как-то притупились. Командир сейчас перетянул на себя все его внимания, дав возможность игнорировать по-прежнему предающее его тело. А его попытки уложить обратно в кровать вызвали вдруг улыбку. Адам вновь почувствовал себя ребенком. Не сказать, что это не заставило испытать легкий стыд. Было немного неудобно, что он заставляет командира так с собой возиться, но одновременно эти действия Джея успокоили и расслабили. Он даже рассмеялся тихо, все же позволяя уложить себя обратно на подушку.
- Мне как будто снова пять. – все еще посмеиваясь, посмотрел на Джея… и тихо выругался. – Черт, извини… Конечно. Ложись. – видимо, жар все еще гулял по его телу, притупляя сознание и реакции. Иначе как еще объяснить, что он не заметил, насколько устал его командир и насколько трудно ему оставаться в вертикальном положении. Среди ночи. Да еще успокаивать его, Адама.
«Молодец, Дейсс. Ты снова причиняешь ему неудобство. Просто отлично.»
Подвинувшись на кровати, освободил место для Джея, осторожно устроив голову на его плече, когда тот лег рядом. Не самый лучший вариант, когда у кого-то сломаны ребра, но иначе на узкой койке было просто не поместиться. Когда чужие пальцы вплелись в его волосы, прикрыл глаза, расслабляясь. А когда макушки коснулись губы, и вовсе улыбнулся. Повернул голову, что оставить легкий поцелуй на шею, обнял, стараясь не причинять легкой боли. И нахмурился. Джей явно пострадал сильнее. У него, Адама, всего лишь температура. Обычная реакция организма на стресс и парочку «ссадин». От которой уже завтра не останется никакого следа. Отдых и лекарство сделают свое дело. А командиру больно, хоть анальгетики и притупили эти ощущения. Но все равно было заметно по тому, как парень осторожно двигается и поверхностно дышит. Пожалуй, ребра – худшее, что можно сломать из всего скелета. Ну помимо шеи, разумеется. Адам ломал, было дело. И отчетливо помнил эти ощущения, когда не то что пошевелиться, дышать боишься. Помнил, насколько трудно найти удобную позу, чтобы хоть чуть-чуть уменьшить боль. Помнил, насколько это выматывает. А он со своими глупостями еще добавляет командиру волнений. Действительно, хороший солдат. Герой, блин, ничего не скажешь.
- Джей... – приподнявшись на локте, позвал тихо, провел кончиками пальцев по лбу, погладил по волосам и улыбнулся, когда командир открыл глаза. – Я …в порядке.. ага, поверит он как же.. ладно… буду в порядке. Это просто температура и глупые сны. Завтра я об этом и не вспомню. А вот тебе… - сделал упор на этом слове и снова погладил по волосам. - …точно нужно поспать. Поэтому не волнуйся за меня. А я обещаю, что постараюсь больше не доставлять тебе поводов для волнений, хорошо? – обещать, что не будет доставлять их однозначно, не стал, не в том они оба были месте для подобных обещаний. - Отдыхай. - улыбнувшись, мягко поцеловал уголок губ, и вновь устроил голову на плече. Ладонь положил на второе, около ключицы, поглаживая шею большим пальцем. Так и лежал, пока дыхание командира не выровнялось, а после и сам провалился в сон. Подсознание этой ночью его больше не беспокоило.
А на утро действительно стало лучше. Жар ушел, возвращая возможность трезво мыслить, и Адама выпустили, не видя причин дольше задерживать на больничной койке.  Все вернулось в привычное русло – тренировки, короткие вылазки, грохот автоматных очередей, «стычки» с талибами. Базу, к счастью, те не трогали. Так что можно было выдохнуть и дышать свободно. По крайней мере, на ближайшие дни. А ночи теперь уже Адам проводил у кровати своего командира, которого задержали в больничном отсеке. Приходил, когда тот уже спал, и устраивался на стуле у койки. Сам в эти дни спал плохо. Страх за командира, испытанный в плену, открыл дорогу другим. Давно похороненным, как надеялся Адам, но сейчас вновь выбравшимся из дальних уголков подсознания. Но теперь в компанию к матери и брату добавился и Джей. А подсознание выдумывало тысячу и один способ, как потерять дорого тебе человека. Впрочем, сидя рядом с командиром и разглядывая спокойное лицо спящего, едва различимое в пробивающимся в окна бледном свете, Адам мог немного расслабиться. И даже урвать несколько часов вполне спокойного сна. Жаль, что к себе уходить приходилось еще до рассвета. Врачи и так были недовольны его ночными визитами, чтобы терпеть его во время утренних смен. Поэтому день, когда Джея выгнали из медицинского крыла, доставил одновременно облегчение и полное разочарование. Теперь командира можно было лицезреть практически весь день. Но вот ночи явно придется проводить в одиночку. Пробираться к нему в комнату и тревожить его сон Адам бы не рискнул.

На осторожный стук в дверь никто не отреагировал. И Адам, балансируя выторгованным в хозблоке подносом с ужином, рискнул вторгнуться без приглашения. Нажал на ручку, открывая дверь, сморщившись, когда скрипнули петли, и проскользнул в комнату. Проснувшееся было беспокойство, когда Джей не появился на ужине, тут же улетучилось, как только парень увидел командира спокойно спящем в собственной кровати. Стараясь двигаться бесшумно, прошел в комнату, опуская поднос на стол. Но, видимо, пара половиц все же скрипнула под его ногами, или он каким-то другим образом выдал собственное присутствие. Когда обернулся, Джей уже не спал.
- Привет. – улыбнулся виновато, подходя к кровати и опускаясь рядом на корточки. – Разбудил тебя, извини. – указал взглядом на стол, куда поставил поднос. – Ты пропустил ужин. Так что я решил организовать доставку в номер. А еще достал пиво. – чуть приподнял брови, улыбнувшись шире. – Если ты захочешь. Как ты себя чувствуешь?

0

49

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Устроившись на койке удобно, даже так, что почти не ощущал никакого давления, тоже чуть поглаживал парня, мягко по волосам. Сейчас все это казалось каким-то странным сном и Джей откровенно боялся проснуться, потому что боялся вновь оказаться в той темнице, в которой они были с Адамом всего полдня назад.
- Ты уж постарайся, - лишь отозвался, потому что понимал, что на войне, такие обещания сложно сдерживать, да и кто знает, что там приготовила им судьба на сей раз. Обманув страху с косой, Пирс знал, та еще вернется, она всегда возвращалась. Эх, знать бы свою судьбу на перед, тогда и спалось бы легче. Но усталость и переживания все же взяли свое Джей уснул, но продолжил обнимать Адама, даже во сне.
Утром салагу выписали, посчитали, что тот в порядке, что ссадины заживут сами, а остальное прошлое, Джея же, не смотря ни на какие его слова оставили еще, сломанные ребра это вам не шутки. Пришлось подчиниться и послушно валяться в больничном крыле когда боевые товарищи несли свой долг. В эти дни Джей много спал, читал, и думал о мальчишке, которого не мог видеть теперь хотя бы изредка. То что Адам приходил ночью Джей знал, иногда он даже делал вид, что спит когда приходил Дейсс и под его неусыпным бдением засыпал и сам. Хотел конечно его прогнать в самом начале, но понимал, что этот упрямец все равно будет делать так, как ему кажется верным. Да, и помня о его признании все же не осмелился уважая его чувства.
Так и пролетели несколько дней, ребра конечно еще не зажили окончательно, но уже было вполне сносно, хотя жесткий корсет, а точнее широкий эластичный пояс, врачи сказали лучше не снимать, для надежности, да и поменьше усердствовать, поэтому Пирса еще не сильно нагружали, хотя он и так напросился хотя бы на ночные дежурства, в качестве снайпера. Он забирался на плоскую крышу и часами нес свою вахту, лежа неподвижно, всматриваясь в пустынную даль.
Вот и сегодня ночное бдение принесло свои плоды, Джей просто завалившись спать в своей комнате, отключился, он уставал теперь куда быстрее, хотя никому не говорил об этом, просто сейчас он решил отоспаться, ведь это был так сказать его законный «выходной». Уснул крепко, да так, что даже ужин пропустил, что случалось редко, ел пирс достаточно, чтобы поддерживать себя в нормальной форме и меть столько энергии, что другие могли лишь позавидовать, но усталость просто взяла свое. 
Снов Джей не видел, просто провалился в темную яму и лишь посторонний скрип вырвал его из сна, даже пистолет схватил пальцами, что лежал всегда под подушкой, обернулся резко, но тут е неслышно выдохнул, убирая оружие, Салага пришел его навестить, да не просто пришел, а еще и ужин принес.
-  И как это у тебя получается, за красивые глаза? – улыбнулся смотря на парня, потому что ужин выносить обычно не позволяли, но видимо у Дейсса были свои таланты в этом деле, да еще какие. Пиво он тоже достал!  Лишь улыбнулся и повернулся на боку.
- Просто немного устал после вахты, только и всего, - улыбнулся, врать не собирался, зачем, если ты доверяешь человеку, да еще тому, с которым пережил, хоть и короткий, но плен.
- Ты очень мил, что принес это сюда,- кивнул на поднос и чуть привстал на постели, а потом и вовсе поднялся, пошел и закрыл дверь, отделяя их обоих от всего мира, посмотрел на Дейсса и улыбнувшись расставил руки в стороны, показывая свое облачения, черный пояс, что закрывал большую часть его тела и тонкие, домашние, спортивные штаны.
- Ну, я даже очень не плохо, правда еще пью таблетки обезболы, но в общем все хорошо, - вновь уселся на постель и похлопал рядом, предлагая и Адаму сесть. Взял поднос и почти в считанные минуты умял все съестное, довольно улыбаясь, плохим аппетитом Джей не страдал никогда.
- А ничего, вкусно же, - улыбнулся и довольно завалился на постель поглядывая на парня, тот был очарователен сейчас. Вообще за короткое время Адама будто стал мужественнее, его черты лица стали острее, взгляд глубже, а мышцы крепче.
- Так что насчет пива? Предлагаю открыть и посмотреть кино, - пододвинулся ближе к стене, уступая место рядом с собой на узкой койке. Быть командиром отряда особая привилегия, блок проживания имел отдельные комнаты, где можно было уединиться и прежде, чем Адам что либо сказал или сделал, вновь резко сел, чуть поморщился от тянущей боли в области ребер и оказался рядом. Руки тут же обнял мальчишку, ощущая его тепло, а взгляд коснулся лица, глаз, губ.
- Я знаю, что ты ко мне приходил каждую ночь Салага, - сказал тихо и улыбнулся, провел губами по его губ, просто будто потерся, улыбаясь. Кажется, у них вновь выпал шанс побыть наедине.
- Надеюсь, эти талибы хоть сегодня, не решать напасть ,- прошептал уже в губы, целуя мальчишку и заваливая его на собственную постель, да так умело, что Адама тут же оказался снизу, а тело Джея плотно прижалось к нему. Черт, уже сейчас Пирс ощутил волну возбуждения, как же долго он ждал этого момента?  Просто целовать  Адама и прижиматься к нему, уже было счастьем, немного ласки в этом суровом мести им обоим точно не повредит.  Продолжая целовать включил пультом видео, чтобы оно работало фоном и заглушало ненужные звуки.
- Скучал по мне?- разорвав поцелуй, смотрел в его глаза и гладил скулы. Адам действительно притягивал к себе, Джей не мог этому сопротивляться и поэтому лишь вдохнул, и запустил руки под его одежду, чувствуя горячую кожу, а губы тем временем переместились на шею и ближе к уху, дыхание стало чуть более резким.
- Ты так вкусно пахнешь, - констатировал факт и чуть прикусил кожу на шее , тут же зализав свою шалость, усмехнулся, даааа его вело, черт побери он готов был трахнуть Дейсса прямо сейчас без прилюдий, но  если им повезет, то у них будет ночь впереди.

Отредактировано Matthew Graham (2016-10-26 09:59:55)

+1

50

[NIC]Adam Deiss | 20 y.o.[/NIC]
[AVA]http://cs627620.vk.me/v627620423/2c9c4/cvzCyA7uwzE.jpg[/AVA]
[STA]Салага (с)[/STA]
Адам тихо рассмеялся, когда Джей упомянул его глаза, как средство достижения цели, и помотал головой. Отвечать, тем не менее, не собирался. Просто не видел смысла. Да и командир определенно не нуждался в этом ответе.
- Не мог же я позволить, что бы ты умер тут с голоду. – все еще посмеиваясь, чуть сморщил нос в улыбке, и улыбнулся еще шире, проследив взглядом за запирающим дверь парнем. Но тут уже стал серьезным, окинув фигуру командира внимательным взглядом. Видел, конечно, что тот все еще старается двигаться осторожнее. И что тот периодически морщиться, тоже не укрылось от внимания. – Я рад, что с тобой все в порядке.
Шагнув к парню, осторожно провел пальцами по довольно плотному поясу, закрывающему всю грудную клетку, и улыбнулся, опуская руку и позволяя тому сесть обратно на кровать. Все с той же легкой улыбкой наблюдал, как Джей расправляется с ужином, а потом помотал головой на его предложение пива.
- Нееет, я в этот раз пас. Все же не дружу я с алкоголем. Слишком уж по мозгам...
Договорить не успел. Командир сгреб его в объятия, выбивая последние мысли из головы. Страх, все еще живший где-то глубоко-глубоко в подсознании, никак не хотел отпускать. Но замирал, успокаиваясь, под теплым прикосновением рук и этим ласкающим взглядом.
- Я должен был знать, что ты в порядке.
Так же тихо ответил, подавшись вперед, чтобы в последнюю секунду перед тем, как Джей отстранился, поймать губы в легком секундном поцелуе. Но командир уже и сам целовал его, опрокинув на спину и заставив тихо рассмеяться. Фразу про талибов Адам пропустил мимо ушей. Слишком занят горячей близостью чужого тела, чужих рук и губ. Адам ощущал себя глупой влюбленной девчонкой, но льнул к Джею, отвечая на его поцелуи, выгибаясь, стараясь быть ближе, и проводя руками по спине, чуть поморщившись недовольно, когда пальцы наткнулись на плотную ткань корсета. Скучал ли он? На этот вопрос Адам просто улыбнулся. Знал, что командир сам найдет все ответы. Во взгляде, улыбке, прикосновениях, все тех же поцелуях. Да и знает он сам все прекрасно. Не мог не понять, раз знал, что парень приходил к нему ночам.
Поймав взгляд Джея и больше его не отпуская, Адам осторожно провел кончиками пальцев по его скуле, оглаживая уже начавшие выцветать синяки. Осторожно погладил разбитую губы, спустился пальцами по шее и свел брови в какой-то горестной гримасе, когда вновь почувствовал под кожей ткань корсета. Все никак не мог успокоиться. Перестать беспокоиться. И себя тоже винить перестать не мог. Но отбросил эти мысли, как только горячие ладони забрались под его футболку. Выгнулся им навстречу и прикрыл глаза. И вовсе губу закусил и вздохнул судорожно, когда губы командира коснулись шеи. Шея у парня всегда была слишком чувствительной, даже эрогенной зоной. И теперь он мог только откинуть голову, подставляясь сильнее и выдыхая тихо, когда вместо губ почувствовал легкий укус.
Как же сейчас хотелось перевернуться, опрокинуть Джея на лопатки и сделать с ним все то, что не позволил сделать сигнал тревоги… сколько? Месяц назад? Два? Но то и дело натыкаясь на корсет Адам понимал – нельзя. Поэтому покорно лежал на спине, выгибаясь навстречу ласкам. Подставлял шею, кусая губы и зарывшись пальцами в волосы на затылке, мягко поглаживая. Сам ласкал и гладил – плечи, шею, поясницу. Проводил ладонями по поясу-корсету, едва слышным рыком выражая недовольство, что он мешает добраться до кожи. Звуки включенного видео, на удивление, совсем не мешали. Да и не слышал Адам того, что сейчас происходила на экране. Кто-то с кем-то дерется? Что-то взрывается? К черту. Сейчас важно было только одно. Один. Единственный человек в его объятиях. Его дыхание на коже. Губы на шее. Ощущение горячей кожи под ладонями. Приоткрыв глаза и посмотрев на командира, Адам улыбнулся, и обхватил коленями его бедра, мягко сжав пальцами прядки волос а затылке и чуть потянув, чтобы поймать его губы в новом поцелуе.

Отредактировано Adam Deiss (2016-11-07 22:12:48)

+1

51

[AVA]http://s001.radikal.ru/i194/1601/0d/8dee7f0181d2.jpg[/AVA] [NIC]James Pierce[/NIC][STA]Военный наркоман[/STA]

Никогда прежде, Джей не ходил так долго вокруг вожделенного человека, с Адамом все получилось очень непросто и сложно. Они встретились среди пустыни, на войне и всего один день перевернул их жизнь так круто, что уже сейчас казалось, они прожили куда больше, чем было на самом деле. Пирс хотел этого мальчишку, хоте его сильно и не просто чтобы удовлетворить свои потребности, он хотел сделать его своим, присвоить себе, но не только физически. Хотелось, что бы после войны Дейсс помнил его, помнил эту жаркую, душную ночь больше, чем плен или бои.
Именно поэтому он сейчас постарался забыть где они, и что происходит вокруг, создать иллюзию и подобие романтики, если она тут была вообще уместна.
- Тихо не спеши, Салага,- прошептал мягко, разрывая поцелуй и чуть отстраняясь, он понимал, что возможно лучше не стоит этого делать, но сейчас он желал чувствовать мальчишку всем своим телом. Он смотрел в его глаза, оседлав его бедра, крепко сжав его своими ногами, чтобы не дергался, если вдруг решит и не открывая взгляда от его глаз, начал расстегивать корсет. Да, он его снимал ходя в душ и поэтому проблем его снять не было.
Сначала замок, потом последовали крючки, что заставляли ткань плотно прилегать к телу. Вскоре Джей освободил себя от корсета и вдохнул глубже, будто проверяя ощущения. Да, все еще болело и будет еще болеть не один день, но вот сейчас оно было не важно. Он так же неспешно стал раздевать и мальчишку, целуя его тело и поглаживая его, шрамы от ожогов останутся на коже  навсегда, слишком глубокими они были, но сейчас покрытые корочкой они казались грубыми и  неуместными на таком красивом теле. Но эта была самая маленькая плата, ожоги и ребра, за то, что они вообще выжили во всей этой ситуацию.
Не слушая о чем идет фильм, продолжал покрывать Адама поцелуями, давал ему немного ласки и внимания, которого он заслуживал, гладил его кончиками пальцев и стаскивал с него форму, раздевая и обнажая его.  Вот так просто желая его раздеть сейчас и делая это умело и быстро. Как только Дейсс предстал перед ним без всего довольно улыбнулся, провел пальцами по плоскому животу, коснулся члена. Черт побери этот парень был слишком красив в свои 20. в 30 и более он будет шикарен, он будет покорять сердца всех вокруг.
- Ты прекрасен, - сказал улыбаясь и склоняясь над ним. Первое, что хотел сделать Джей это коснуться его члена языком, взять головку в рот и не стесняясь начать сосать, поглядывая на своего любовника. Он помнил его признание и сейчас хотел сделать их первый раз особенным. Пальцы скользили по коже, чуть царапая и давя, а рот все глубже насаживался на его окрепший член. Господи, да он был настолько вкусный, что Джей бы отсасывал ему постоянно. Красивый крепкий член, да, о него хотелось тереться щекой и лизать, лизать.
Кажется Пирс увлекся, не стесняясь того, что заглатывал стояк Адама по самые яйца, он просто дурел, стонал, мычал и просто лизал его.
- Я бы тебя сожрал, - прохрипел соскальзывая с его ствола губами и поглаживая его пальцами, влажными от слюны, он коснулся тугого ануса и помассировал его.
-  Возможно первый раз будет больно, но я знаю. Ты то переживешь, просто потерпи, потом будет хорошо, - достал пузырек с маслом, который валялся в тумбочке на самом дне и капнув пару капель на кожу парня, тут же размазал их пальцами и вновь коснулся тугого сфинктера. Да, он был нежным и внимательным, именно поэтому проник в тело Дейсса вначале одним пальцем, а потом привлек и второй, давая ему привыкнуть.  Он ласкал его внутри, растягивал тугие, девственные стенки и смотрел на него, то и дело наклоняясь и жарко целуя, вылизывая его рот и лаская его член второй рукой.
Посчитав, что достаточно сделал для подготовки и больше не силах держаться, все же вновь взял масло и тяжело дыша, не смотря на легкую боль в грудине, накапал их на свой, крепко стоящий, член, размазал и придвинулся к любовнику ближе. Встал на колени, широко развел ноги Адама, вновь погладил его анус, приставил головку к нему и мягко надавил. Тело по инерции двинулось вперед, проникая в нутро парня. Боже, он был горячи и тугой, что стона удовольствия Джей уже сдержать не мог, он лишь обхватил член Адама, вздрачивая его и не давая ему потерять ни капли того удовольствия, которым Пирс наполнил его своими ласками.
Вошел до конца, глубоко, ощущая как Адам зажимается и прильнул к его губа, давая время привыкнуть и лишь потом, не разрывая поцелуя начал двигаться, постанывая в его губы и откровенно дурея от того, что он наконец-то осуществил все свои тайные желания. Да, Дейсс был таким тугим, что крышу сносило напрочь. Постепенно движения становились быстрее и резче, сложно было сдерживаться, да и не зачем, страсть это не то, что нужно держать в узде.

0


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Симфония забытых голосов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC