The L Word

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The L Word » ✗ личные эпизоды » Мне кажется, я его ненавижу


Мне кажется, я его ненавижу

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://lh3.googleusercontent.com/-ddjZpG-xHOI/VqvUQyRKaOI/AAAAAAAAAgo/Qjfhsom5Cck/s500-Ic42/tumblr_m61e3nqLx11rq71ks.gif
https://lh3.googleusercontent.com/-UGSGc7BV-yI/VqvUQjO2ifI/AAAAAAAAAgk/aI5aj6bykZM/s500-Ic42/6709cc1700213f4353bab0e4.gif

Участники: Dean Burkhard & Adam Deiss
Время и место действия: Начало февраля 2016 года. Лос-Анджелес
Краткое описание: Разве может быть что-то хуже того, когда детектив из другого отдела пытается отобрать ТВОЕ дело? Увы, может. Когда этого самого детектива из этого самого отдела ставят с тобой в пару, чтобы раскрыть это самое дело. Партнерство? Взаимопомощь? Да вы что, издеваетесь?! Я же его терпеть не могу! Это дело - только мое! И я сам его раскрою! Именно так думали два детектива, когда их заставили встать в пару. Но шалунья Судьба все расставила по своим местам. Так, как понравилась именно ей. Увы, забыв поинтересоваться мнением непосредственных участников событий.

Отредактировано Adam Deiss (2016-01-30 00:19:22)

+1

2

Грань между реальностью и сном становится почти неосязаемой, когда ты не спишь вот уже вторые сутки лишь потому, что не можешь заснуть. Каждое утро, когда все только начинают просыпаться, ты с грустью замечаешь, что тебе пора хотя бы на пару часов опустить голову на подушку и закрыть глаза. Поспать всего-то пару часов, чтобы вновь ощутить прилив сил и быть готовым к великим свершениям. Как говорил когда-то отец Дина: «Чёртова государственная служба». Она не позволит тебе этого сделать. Никогда.
Дин перевернулся на другой бок, медленно открыв глаза. На улице уже вечерело. Было около четырёх-пяти часов вечера. Он пришёл домой около трёх часов назад и с тех пор просто валялся на кровати, задремав, от силы, лишь на пятнадцать минут. Работа не давала ему спать. Не давала успокоиться и просто мирно уснуть рядом с женой. Перевернувшись на спину, мужчина принялся изучать потолок.
«Нужно заснуть, нужно проспаться…,» - думал он, постукивая руками по простыни. Зажмурившись, и открыв вновь глаза , он резко поднялся, садясь на кровати. Что-то должно было произойти. Что-то крайне херовое. Он чувствовал это.
Осмотрев свою комнату, он опустил взгляд на кровать. Рядом спала Она - любимая женщина, жена Дина, Кэтрин. Мужчина улыбнулся и коснулся губами ее шеи. И тут произошло то, чего он ждал вот уже сутки. Телефонный звонок.
Мысленно усмехнувшись, Дин стал босыми ногами на холодный пол, подхватил со стола свой сотовый и вышел в коридор, закрыв за собой дверь. Скользя по паркету, он на ходу принял вызов и поднёс телефон к уху.
- Дин Бёркхардт, отдел по... Ну и так далее.
- Дин, Хендерсона расстреляли в его машине на Стар-стрит. Около часа назад. На месте работают люди из убойного и голливудское управление.
Медленно ступая по полу, Дин вдруг полностью остановился и сжал руку в кулак. Чёрт. Он знал, он предчувствовал. Дерьмо!
- Я.. Я скоро буду..
- Когда приедешь, переговори с криминалистами и детективами. Убойный хочет забрать это дело себе, от них там уже работает человек. И он настроен серьёзно.
- Не переживай, Хавьер, спасибо.
Спустя каких-то пару минут, он был уже в одежде и выходил в гараж. Стив Хендерсон был одним из шести присяжных, которым оргкрайм передал информацию о неком Бревиче и его группе албанских рецидивистов. Парни занимались всем, чем не лень - торговлей оружием, драг-дилерством, вымогательством, шантажами.. Но были круглыми дураками, потому что опергруппа вышла на них за смешной срок в неделю. Вышка предупреждала Дина, что с этими ребятами всё не так просто, что стоит шифроваться перед тем, как делать передачу материалов.
Дин застегнул куртку почти до конца, понимая, что это его личный пролёт, его личный косяк, не дававший ему покоя вот уже двое суток. Как волдырь, который всё надувался, надувался и наконец лопнул.
«Мне нужно было самому закончить дело, а не рисковать передачей. Нужно было.. Блядские албанцы!».
Тонкий запах морской воды встретил его, как только Дин выехал из гаража и повернул на бульвар. Голова просто разразилась бесконечным потоком злых мыслей в адрес всех, кого он только мог вспомнить. Каждого персонажа, фигурирующего в отчёте, детектив Бёркхардт мысленно покрывал трёхэтажным матом, не прекращая постукивать пальцами по рулю автомобиля. Ну что ж. Теперь, вариантов у него было не много. Для начала нужно было осмотреть место, поговорить с криминалистами и.. Долбанным детективом из убойного отдела. Дин ещё не видел его, но невидимый следопыт уже заочно вызывал у мужчины раздражение. Настроен серьёзно, мать его.. Посмотрим, насколько.
Свернув с бульвара на основную трассу, детектив нетерпеливо вжал педаль газа и переключил скорость на коробке передач. Мысли постепенно стали раскладываться по полочкам, Дину внезапно захотелось закурить, а потом он вспомнил, что не курит, и вместо этого просто поднял стёкла в машине. Салон наполнила относительная тишина, позволившая ему сосредоточиться. Ладно, он погорячился, возможно. Рубить с плеча, во всяком случае, не стоит.
Несмотря на всю эту хрень, мир был как всегда прекрасен. Выехав, наконец-то, из огромного потока машин, детектив свернул на аллею к центру города, где находилась та самая Стар-стрит.
По улицам центра ходили дорого одетые люди, большинство из которы были либо предпринимателями, либо адвокатами, либо как-то связаны со знаменитым голливудским кинематографом.
Несмотря на реки позитива, а также людей, которые здесь всегда приветливые и дружелюбные, Дин видел скрытую подоплеку этому всему. Весь город носил маски. Весь Город Ангелов, на деле был Городом Демонов, притворящихся Ангелами. Этот город не был способен о себе позаботиться, и не давал шанса тем, кто пытался это сделать. В этом и заключалась вся прелесть Лос Анджелеса - преступность здесь не умирала никогда. Наверное, именно поэтому Дин чувствовал себя здесь так комфортно и некомфортно одновременно. Ему нравилось бороться с этим, приносить пользу прогнившему обществу, но в то же время он никогда не чувствовал себя здесь в безопасности.
Дорога до места преступления прошла довольно быстро, Дин включил музыку и с отвлекающими от всякой херни мыслями, завернул за последний поворот. Остановившись на парковке, мужчина какое-то время просто смотрел перед собой, на суетящихся туда-сюда офицеров полиции и криминалистов. Музыка звучала всё тише и тише, погружая Дина в свои мысли. Снова. Он прикрыл глаза. Открыв их, парень почувствовал всеми клеточками тела, как по телу разливается всеобъемлющая сосредоточенность. Он не сводил взгляда с расстрелянного автомобиля присяжного, а после перевёл его на детективов убойного. Он знал, что один из них был его фактическом конкурентом, но, как ни странно, уже не чувствовал по этому поводу злости. Он просто толкнул дверцу авто и, выйдя, направился в сторону ограждающих лент.
У самого места продемонстрировал полицейский жетон и без особых проблем вошёл в на Место, осматривая его профессиональным взглядом. Было уже темно, и лишь свет от огней фонарей и полицейских прожекторов освещали это место. Дин направился дальше, приближаясь к машине. Он мельком осмотрел жертву, отмечая про себя многочисленные дыры на стекле и теле. Стреляли из автоматической винтовки. Дин медленно обернулся, осматриваясь. Как только Дин решил подойти ближе, мимо него быстро прошагал какой-то парень, едва не задев его плечом. Какое-то время детектив смотрел прямо ему в спину, мысленно надеясь, чтобы этот показушный клоун с идеальной причёской не был тем, кто ему нужен.
- Прошу прощения! - Довольно громко проговорил Дин, делая несколько шагов вперёд. - Детектив Бёркхард, отдел по борьбе с организованной преступностью и этническими преступлениями. - Дин вновь продемонстрировал жетон. -  Очень жаль, но мистер Хендерсон проходил по нашей программе, так что.. - С его лица не сходила ухмылка, скрывающая внезапно вернувшееся раздражение. Он хотел дать понять собеседнику, что он намерен навести здесь порядок и он явно не потерпит постороннего вмешательства. Он присел на одно колено напротив жертвы, не сводя с него взгляда. - Управление приносит Вам свои огромнейшие благодарности и надеется на дальнейшее сотрудничество.
Не ожидая ответа, парень резко встал в полный рост и провёл тыльной стороной ладони по своей щеке.
- Если есть, чем поделиться, я буду очень рад этому, но не хочу непоняток и стычек, так что скажу ещё раз: это наше дело. Мы им займёмся, детектив. Вам не за чем оставаться на сверхурочные.
Лишь сейчас Дин посмотрел прямо в лицо Адама Дейсса. И увидел в них то, что он просто так не уйдёт. Отнюдь. И он выдохнул, поджимая свои губы.

Отредактировано Dean Burkhard (2016-01-30 23:50:29)

+1

3

Службу в государственных структурах воспевали во всех временах и народах. Четко регламентированный день, постоянная зарплата, социальный пакет, медицинское страхование и прочие блага человечества, цивилизации и прогресса. Но… как и в любой службе есть одно НО. В данном случае это «но» было весьма неприятным и упитанным. Все эти блага, бесспорно, имели место быть, если ты не работаешь в одном из органов исполнительной власти. А попросту говоря, не служишь копом. А если уж тебя угораздило так вляпаться… Приходиться забыть о работе от звонка до звонка. И вовсе никого не волнует, что ты только что сдал ночную смену, а после еще и отработал целый день. Это счастье, что удается проспать пару часов, прежде чем телефон разорвется от очередного звонка.
- Да, Дейсс слушает… - представляться по форме? Да пошли вы к черту! Вы на часы вообще смотрели? Возмущался, конечно, Адам зря. На часах едва перевалило за девять вечера. – Кому там не спится?
Казалось, он уснул каких-то несколько минут назад. Но регламент, увы, не допускает отключения средств связи.
- Адам, это Грег. У меня плохие новости, Хендерсона грохнули. Расстреляли прямо в машине на Стар-Стрит чуть меньше часа назад. Я слышал, что этим делом заинтересовался отдел организованной преступности. Но мы же не хотим отдать его им, верно? Постарайся оказаться на месте раньше…
В ухо полетели телефонные гудки, а секунду спустя телефон пиликнул возвещая о новом входящем сообщении. Грег скинул адрес.
- О да, это просто потрясающе…
Бормоча себе под нос, Адам все же поднялся с кровати. Дело Хендерсона не давало ему покоя вот уже второй месяц. С того самого дня, как его жену нашли убитой в их общей постели. Стив Хендерсон, разумеется, стал подозреваемым номер один. К тому же улик осталось столько, что можно было прямо так вязать убийцу и отдавать под следствие. Только вот у парня оказались хорошие покровители, ему не только не получилось предъявить обвинение, но даже задержать не удалось. Но с тех пор Адам и еще несколько ребят из его отдела внимательно следили за всеми контактами и вообще за передвижениями и телодвижениями главного подозреваемого. И не уследили. Парня грохнули. И теперь предстояло разобраться – кто, почему, за что, и связано ли это каким-то образом со смертью его жены.
На месте преступления он оказался все же раньше. Впрочем, там уже работало голливудское управление, но эти ребята были не конкурентами. И хотя объяснять им, что это дело под свой контроль взял убойный местного департамента еще до того, как вообще кого-то убили, пришлось долго и нудно, убрать посторонних с «площадки» все же удалось. Но не успел Адам облегченно выдохнуть заняться, наконец, делом, как раздавшийся сзади голос заставил обернуться, скрипнув зубами.
«А вот и кавалерия…»
Первое время Адам молчал. Даже не поднялся, так и продолжая сидеть на корточках. Лишь кинул быстрый взгляд на жетон и отвернулся, возвращая свое внимание телу. Краем глаза заметил, как мистер «это мое дело» опустился рядом, и сильнее стиснул зубы, когда под подсочил на ноги, продолжая свою речь. И только когда тот закончил, неторопливо выпрямился, стаскивая с рук перчатки.
- Детектив Дейсс, удойный отдел. – представился в тон, демонстрируя свой жетон. – Очень жаль, но мистер Хендерсон проходил по нашему… - продолжая копировать тон собеседника, сделал ударение на последнем слове, - …делу, так что… - ухмыльнулся в ответ, не сводя взгляда с детектива, и сощурился. – Управление берет это дело под свою юрисдикцию. Во избежание каких-либо недоразумений и недопониманий, я тоже повторюсь – это наше дело, детектив. Я приношу Вам огромные извинения за то, что Вам пришлось сорваться и выехать на место преступления, но вы можете более не беспокоиться, мистер Хендерсон в надежных руках. Я буду рад, если у вас есть какая-то информация и вы готовы ею с нами поделиться, но сейчас я вынужден попросить посторонних покинуть место преступления.
Закончив собственное выступление улыбкой, внимательно оглядел мужчину. Подмечая и поджатые губы и упрямый взгляд.
«Твердый орешек, да?» - склонив голову к плечу, продолжил разглядывать детектива. – «Что тебе здесь нужно? Чего так прицепился? Карьерист? Или знаешь что-то, чего не знаем мы?» - эта мысль заставила свести брови, хмурясь. – «И ведь нихрена ты этим не поделишься… Ну ничего, парень. Я тоже не собираюсь уступать так просто. И это дело тебе не отдам».
Сколько они так сверлили друг друга взглядами, Адам сказать не брался. Но был уверен, если бы взглядом или силой мысли можно было убивать, на «площадке» оказалось бы на два трупа больше. Молчание начинало затягиваться. Или это время тянулось слишком медленно. Но тут стиснутые губы детектива, на которые Адам вновь обратил свое внимание, расслабились, приоткрываясь. Тот явно сбирался отбить подачу. А Адам собрался, не намереваясь пропускать гол в свои ворота, но внезапно раздавшийся над ухом голос заставил вздрогнуть, казалось, обоих. И вытянуться по струнке. Прибыло высокое начальство.
- Парни, брейк. – голос звучал тихо и спокойно, но вместе с тем холодно, твердо и властно.
«Ты-то тут что забыл?»
Адам сжал губы, но тут же навесил на лицо подобающее случаю выражение и козырнул подошедшему мужчине.
- Заканчивайте этот детский сад. Вы оба уже давно должны были перерасти период «мое!». И я буду очень разочарован, если кто-то из вас в нем все же задержался. Детектив Бёркхард, детектив Дейсс, с этого момента вы работаете над этим делом вместе. Надеюсь, мне не стоит уточнять, что это приказ и напоминать, что приказы не обсуждаются? Чтобы более не возникало уже продемонстрированного вами балагана, уточняю: вместе, значит вместе. Вы не конкуренты вы партнеры. Одеяло друг на друга не перетягивать, игрушки не делить. Любая известная любому из вас информация должна быть известна второму и лично мне. Если кто-то слажает, отвечать будете оба. Я даже не буду разбираться, кто именно виноват. Отчитываться лично мне каждую неделю. Игры закончились. С этого момента любая ваша ошибка может привести к необратимым последствиям. Всю необходимую информации получите у детектива Картера. – коротко кивнул в сторону вышеназванного мужчины. – Вольно. – усмехнулся, смерив сначала одного, а потом второго детектива внимательным взглядом. – Начинайте работу.
Пока вещал начальник департамента, приходилось покорно молчать. Да и что он мог ответить? Ну, точнее – мог-то много чего. Только вот права не имел. Мог только стиснуть зубы. Да периодически коситься на Беркхарда, с мысленным удовлетворением замечая и в его глазах проскальзывающее недоумение, возмущение, раздражение, несогласие и… много еще чего. Того же самого, что испытывал сейчас сам Адам.
- Отчитал, как описавшихся щенят… - пробормотал себе под нос, глядя вслед уходящему мужчине, и чуть не добавил «а все ты виноват». А хотя, черт, все же добавил. Сорвалось с языка. Частично. – А все ты. – тут же осознал, как это выглядит со стороны, понял, что действительно попахивает детским садом. И вдруг развеселился, ухмыльнувшись. – Ну что, партнер... – нет, он вовсе не рад был новому «назначении», но от этого было никуда не деться. – Только после вас. – сделал приглашающий жест в сторону трупа и даже чуть склонился, продолжая, впрочем, ухмыляться. – Так что же за дела у тебя были с покойным, напарничек? – надев перчатки, вновь склонился над телом. Работать так работать. Вместе так вместе. Но это не значит, что выкладывать информацию он начнет первым.

+1

4

У Дина просто отвисла челюсть. Что? Работать с детективом из убойного над жертвой, которую тот, с вероятностью девяносто девять процентов не знает, и никогда не знал? Вот уж.. Не нашли, чем занять псов из "отбойника", что поставили этих рыцарей плаща и кинжала работать с оргкраймом? Да какого, простите, хера?
О, да , Дин недоумевал, а ещё злился и просто-напросто пялился на своего протеже, что стоял не так далеко от него с идентичным выражением физиономии. Разница между их рожами была в том, что Дейсс имел моську а-ля "голливудская улыбка". Блин, этот парень подошёл бы для съёмок в модельном журнале, но для работы даже в таком вшиво-бумажном отделе, как Грабежи и убийства? Чёрта с два.
Тем не менее, похоже, что так оно и было. И внешность была весьма обманчива, поскольку профессиональный взгляд всё же выдавал в "детективе Дейссе" копа. Чёрт побери, Дину был знаком такой взгляд. И если бы не ситуация, он бы ему понравился. А также, если бы не его язвительность. М-да. Крутое начало, не менее крутой смены. Он всё пялился и пялился, пока, наконец, не вышел из оцепенения, и не поднял указательный палец вверх.
- Даже не думай. - Ответил детектив, тем не менее, проходя вперёд после любезного приглашения своего новоиспечённого "коллеги". Его наигранность и вежливость мигом улетучились, уступив место суровой реальности. - Я не стану делиться с тобой доступом к закрытому файлу. Прости, но это всё равно, что обезглазливать самого себя.
Взгляд Дина теперь был прикован к убитому и повреждениям на его машине. Быстро, дерзко, убойно и неаккуратно. Он готов был поставить десять к одному, что именно те, кого он искал, сделали это. Проблема заключалась в том, что его знаний было недостаточно. А вторым человеком, также знающим это, был.. Да, изрешечённый. Дин впервые задумался о том, что работать одному, или подвое, бывало слишком неправильно. Стоит убить одно звено, отрезать второе, и вот уже многонедельное расследование трещит по швам, рушится, будто карточный домик. Но даже сейчас это всё можно было решить, нажав на пару рычагов. Можно было БЫ. Если б не этот балласт в виде Дейсса. Сбросить его не представлялось возможности, одного взгляда на Ферранте - своего второго босса, прибывшего на место - было достаточно, чтобы понять это. Более того, Дин был уверен, что и сам Дейсс раздумывает о том же, о чём и он. Весело. Ночка будет по-настоящему крутой.
- Он был присяжным в окружном суде. - Дин сказал очевидную вещь. - Я думаю, его "убрали". Кто-то ... - Он заменил словом "кто-то" конкретных людей и личностей. - .. , кто был связан с его работой. Вот и всё, мистер...Сыщик. Поэтому предлагаю разъехаться по своим отделам и..
Когда Дин сидел спустя час в одном кафетерии с Адамом, и, с невероятно каменным лицом, разрисовывал схему в бумажном планшете, он с горькой усмешкой вспоминал, как час назад собирался геройски брать это дело на себя и свой отдел. Ирония судьбы. За этот час он понял многое. Например то, что сбросить Дейсса не получится никак. Вообще.. Как и Дейсс тоже не мог выбросить Бёркхарда из расследования. Разговоры с начальством, инспекторами, шефами - всё это привело к тому, что теперь они временно не были детективами из убойного и оргкрайма. Комиссия по контролю за полицией потребовала организации срочной специальной секции, объединённой из всех сотрудников, связанных с этим делом. И Дейсс - пришлось признать - действительно был "знаком" с жертвой. Дин понятия не имел, как Адам собирался арестовывать связующее звено в его расследовании. И не знал, что хуже - то, что "звено" было мертво, или вероятность его ареста. Так, или иначе, теперь это не имело значения. Закончив со схемой, Бёркхард вырвал листок и положил его на стол, подталкивая к Дейссу и обхватывая пальцами чашку с горячим кофе.
- В общем, тот присяжный должен был дать ход уголовному делу против нескольких ребят из албанской группировки. Наркоотдел и мы следим за ними уже около нескольких недель. Слушай, Дейсс. Я правда не в восторге от того, что мы работаем вместе. Никто из нас не научит второго чему-то новому, и опыта набираться друг у друга нам тоже ни к чему. Давай просто не будем мешаться под ногами, хорошо? Тебе нужно раскрыть убийство, мне - найти тех ребят, и поскольку так сложилось, что твои убийцы и мои клиенты - одни и те же люди, а в этом я почти уверен, мы просто немного поможем друг-другу. Вот и всё. Как тебе такой план, Сыщик?

+1

5

Глядя сейчас на сидящего напротив мужчину, Адам даже предположить не мог, что станет такой острой костью в его горле. Это даже вызывало какую-то извращенную гордость и не менее извращенное чувство самоудовлетворения. А морда кирпичом и вовсе – откровенную усмешку. Детектив Дейсс даже не стал ее прятать, буквально наслаждаясь тем, как детектив Бёркард бесится из-за этого неожиданного назначения. Казалось, его раздражение и откровенное бешенство можно было пощупать. Настолько яркие шли от мужчины эмоции.
- Одиночка, значит…
Прищурился, медленно размешивая сахар в своей чашке с чаем. В это время, которое благополучно перевалило за полночь, в кафе они были почти одни. Если не считать парочки за дальним столиком у окна, тихо хихикающих о чем-то своем. Впрочем, Адам не обращал на них почти никакого внимания. Гораздо интереснее сейчас было наблюдать за неожиданным напарником. Которого, кстати, мужчина практически не слушал. Точнее – делал вид, что не слушает. Взгляд же внимательно следил за постепенно вырисовывающейся на листке бумаги схемы, а память фиксировала все, сказанное детективом. Но… Всему свое время.
- И почему я не удивлен, хм?
Жаль. Если бы не ситуация, они с Дином могли бы стать друзьями. Адам любил настолько ярких, уверенных и целеустремленных людей. Настолько же сильно, насколько ненавидел, когда уверенность переходила в самонадеянность, а целеустремленность в ослиное упрямство. Сам он, хоть и не рад был, что его дело сделали общим, всегда был готов работать в команде. Был готов и умел это делать. Всецело отдавался процессу, был готов прикрыть партнера, если была в этом необходимость, и целенаправленно шел к результату в ногу с напарником. А вот, Бёркард, похоже, действительно относился к типу одиночек. И Адам даже готов был признать право на существование подобного мнения, если бы начатая парнем речь не была закончена им же за упокой. Но об этом тоже позже.
- И почему же мы так не любим работать в команде? – проигнорировал напрочь все сказанное в первых строках, протянутую ему схему и даже прозвучавший в конце вопрос. – Гордость не позволяет? Боишься, что твой же напарник тебя же и обойдет? Или как в лучших голливудских фильмах – потерял любимого и единственного и теперь слово «партнер» аллергию вызывает? А! А может вы с прошлым напарником бабу не поделили? Она выбрала не тебя, да? В чем твоя проблема, Бёркард?
Голову к плечу склонил, с деланным интересом разглядывая сидящего напротив и явно начинающего звереть мужчину. Выдержал небольшую паузу, почти сознательно дожидаясь, когда злость его достигнет точки кипения, и все же обратил свое внимание на сказанное ранее.
- Это дерьмовый план, напарник – ухмыльнулся, выделив последнее слово. – С таким планом ты просто прое*ешь дело.  Удивительно, что подобного не случалось раньше, если у тебя все планы такие же «прекрасные». – хмыкнув, изобразил пальцами в воздухе кавычки. – А может, уже случалось, потому тебе напарника и выделили, а? Или… - сощурился, добавив подозрение во взгляд. – Ты сколько лет детективом-то работаешь, мальчишка? Влиятельный папочка пропихнул, да? Не врубаешься, что делать нужно? Ты хоть одно дело-то раскрыл, юнец?
Добавил бы еще что-нибудь, но ему прилетело. И не сказать, чтобы неожиданно. Да так сильно, что Адама опрокинулся назад вместе со стулом. Поднялся, впрочем, тут же, потирая пострадавшую челюсть, и ухмыльнулся, глядя на так же вскочившего мужчину.
- А удар у тебя не плохой… Впрочем, это только подтверждает то, что я прав. – сверкнул улыбкой, хоть и сморщился на мгновенье, когда неприятной болью отозвалась разбитая губа. – Так что, молокосос, будем учиться работать правильно, или все еще считаешь, что «и так сойдет»?
Адам… нарывался. Откровенно, не скрываясь и целенаправленно. Решил вдруг, что все возможные проблемы, которые у них обязательно возникнут в ходе работы по делу, лучше разобрать и решить сейчас. А в том состоянии, в котором оба прибывали после беседы с высоким начальством… Ну, решить их кулаками неожиданно показалось наиболее эффективным. Зато потом, когда она выплеснут возможный негатив, можно будет вести конструктивный диалог, уже не отвлекаясь на межличностные трения.

0

6

Судьба - удивительно-сложная хрень. Ты вроде бы делаешь то, что должен, следишь за тем, чтобы это было сделано правильно, но всё равно найдётся то, что испортит тебе впечатление от проделанной работы. Начинается выбор, начинается профессиональная игра на выживание. Главными игрунами сейчас были Дин и Адам.
Образ Дейсса, напоминавший ему модельку, заставлял Дина то и дело недовольно отводить взгляд и смотреть в окно. Не то, чтобы Адам выглядел женственно, даже наоборот - не будь Дин полицейским, он бы вряд ли захотел конфликтовать с этим человеком на улице, оценив его внешний образ. Просто.. Все эти манеры, жесты, речь и бесконечная куча других человеческих факторов была нескрываема. Слишком. Дейсс не был тем типом копов, у которых "косая сажень в плечах", "лицо в шрамах", или что-то вроде того. Очевидно, на допросах он брал другим: причёской и голливудской улыбкой. Если ему вообще доверяли вести какие-нибудь допросы. Максимум, о чём сейчас думал Дин в отношении Адама: он опрашивал свидетелей. СвидетельнИЦ, в особенности. Вот там - да, там его "навыки" явно пригождаются день за днём. Но не на улицах. Бёркхард был более, чем уверен, что тот же мистер Бревич скорее всадит ему в грудь несколько очередей из автомата, нежели будет остерегаться покушения на копа. Впрочем, албанцам было вообще на всё плевать. Они точно также могли всадить очередь и в самого Дина, и в лейтенанта ЛаФлеймма, равно как в любого другого полицейского этого города. Разгул уличной преступности и мафиозных кланов получил слишком большую свободу в Лос Анджелесе. До такой степени, что любой рядовой гангстер из гетто мог спокойно открыть огонь по полицейскому крузеру, и плевать он хотел на то, что так делать нельзя.
Глупые люди. Как же часто они не задумываются о последствиях.
Подобной глупости Дин не ожидал от Адама. Как бы он ему не не нравился, но Дейсс всё же каким-то чудом получил жетон детектива, а значит, был далеко не дураком. Что с ярым напором опровергал прямо сейчас. Хотя, с другой стороны, чего Дин ожидал? Того, что будет высказывать своё недовольство и сомнение касательно профессионализма другого копа, а тот будет просто молчать? Нет, определённо нет. Он просто-напросто не ожидал того воодушевления, с которым Адам сейчас поливал его грязью. Лёгкая неприязнь, заочно сидевшая внутри Дина до того, как он приехал на место преступления, теперь уступила место злости, праведному гневу. Да какого хрена?  Чтобы какой-то недоубойный детектив мог с лёгкостью говорить всё, что ему взбредёт в голову? Да ещё и таким наглым образом? Чёрта с два! В любой другой ситуации, Дин наверняка ударил бы обидчика, но не сейчас. Сейчас у обоих были при себе значки и табельное оружие, а значит - оба детектива официально находились на службе. Устраивать такое на рабочем месте, на глазах у свидетелей, да и вообще в принципе устраивать - это было равносильно тому, что они бы сами пошли и написали рапорты об увольнении. Поэтому Дин держался. Держался и отмахивался дежурными фразами.
Откинувшись на своём месте, Дин сделал большой глоток обжигающей горло жидкости и осмотрел помещение. В кафе становилось всё более пусто, ведь скоро время грозило перевалить за полночь. Кроме них двоих, здесь оставались управляющий, официант, молодая пара, а также пара небольших компаний по разным углам.
"Просто закройся.."
Но он не заткнулся. О, нет, не заткнулся. И когда его слова коснулись "влиятельного папочки", а перед глазами Дин пронёсся его отец, прикованный к инвалидному креслу из-за какого-то важного мудака из касты мафиозных кланов, он не выдержал. Мозг заработал уже после того, как всё было сделано. Дин просто подорвался со своего места и выбросил руку вперёд, сжимая её в кулак прямо в полёте и нанося мощный, точный удар в лицо  Адама.
Когда Дейсс повалился вместе со стулом, это привлекло внимание остальных. Дин нависал над ним, держа руки сжатыми.
- Пошёл на х*й, понял? Просто иди на хер!  Ты нихрена не знаешь о моей работе, Дейсс. Я служу в полиции почти одинадцать лет, из них - семь в ранге детектива, а из них - три года в оргкрайме. И до этой дыры под названием Управление полиции Лос  Анджелеса я ловил пули под горами Гильменда, где каждая жизнь зависила от того, насколько хорошо был развит командный дух у твоего напарника. Одиночка? Я просто работаю с профессионалами!
Адам Дейсс явно не знал слова "тормоз". Даже сейчас он, поднявшись на ноги, решил язвить дальше. Мозг Дина уже усиленно работал, но это не значит, что он, оценив ситуацию, перестал брыкаться. Наоборот - когда Дейсс закончил, второй удар был гораздо более осмысленный, и метил Бёркхард куда-то в точку, где область селезёнки граничила с межрёберными мышцами. Кажется, теперь уже оба собрались разнести это заведение..

Отредактировано Dean Burkhard (2016-02-11 19:32:51)

+1

7

На короткий, но грозный и суровый монолог… Адам просто рассмеялся. Не обращая внимания на боль в разбитой губе и на кровь, текущую из разбитого носа. И даже поаплодировал. Демонстративно так.
- Вау! Да ты герой, напарничек… Куда уж мне до тебя. – успел сказать и даже хохотнуть прежде, когда кулак второго детектива почти соприкоснулся с его внутренностями, выбивая к чертовой матери весь воздух из легких. Удар, к слову, к своему стыду, Адам пропустил. Уже второй. И сейчас согнулся, хватая губами воздух и пытаясь отдышаться. И ему бы замолчать сейчас… Но когда Дейсс слушал голос здравого смысла? Да и «вывести Дина из себя» сейчас стало наиболее необходимым на данный момент.
- Ах да… Прости, я перепутал… - ухмыльнулся, когда смог таки отдышаться, и распрямился. Несколько лениво отвел руку назад, сжимая пальцы в кулак и нанес удар, от которого, увы, противник увернулся. – Это же меня папочка пристроил на сладкое местечко… Или все же не перепутал? – сам, впрочем, умудрился таки увернуться от следующего удара, продолжая ухмыляться. – А ты, герой, значит. – замахнулся, метя в челюсть, почти попал, но удар получился несколько смазанным. - Герой войны, заслуженный работник Управления. Небось еще и любящий, любимый, заботливый  и все такое сынок, да? – облизнул кровь с губ и усмехнулся. – Только где твои медали, герой? Уверен, что это не просто сказка в твоей голове?
А дальше стало уже не до разговоров. Адам и сам завелся этой дракой, отдаваясь ей целиком и полностью. И если раньше ему просто хотелось вывести свалившегося ему на голову напарника из себя, то сейчас его целью стало победить. Любыми способами. Гордость, знаете ли…
Удивительно, но в процессе потасовки он все же умудрился обратить внимание на хозяина заведения, выбежавшего на шум. И даже перекинуться с ним парой слов.
- Мужик, не блажи, а… - пригнулся, уходя от удара, и сделал подсечку, ухмыльнувшись, когда Дин опрокинулся на лопатки. – Расслабься, я банкую этот банкет. Лови! – пока парень приходил в себя, выудил из заднего кармана портмоне и кинул его оторопевшему хозяину кофейни. – Возьми, сколько посчитаешь нужным. Или сними с карты. Только не забывайся….
И это было последнее, что он успел сказать. Дальнейшее запомнилось смутно – драка достигла своего апогея. Бесконечные удары и подсечки. Увернуться здесь, блокировать там. Сколько раз их затылки повстречались с полом, а другие части тела – с кулаками противника… Да не сосчитать этого. И сколько длилось это выяснение отношений – тоже. Пять минут? Десять? Пятнадцать? В какой-то момент показалось, что на теле не осталось живого места. Как и нетронутого места в кафе, где они сидели. Даже удивительно, что хозяин не позвал охрану. Впрочем, видимо, наличности в портмоне или суммы на кредитке хватило, чтобы мужик закрыл глаза и заткнул уши.
Очередной удар, попавшей в грудную клетку, вновь вышиб воздух, заставив закашляться. И пропустить подсечку, которая отправила Адама на лопатки. Затылок в который уже раз встретился с кафельным полом, выбивая искры из глаз… Но в этот раз Адам не стал вскакивать. Выдохся. И, похоже, его противник тоже. Ибо извернуться и повалить Дина на себя не стоило никакого труда.
- Ну что, герой… успокоился? – ухмыльнулся, сграбастав в кулак одежду на чужой груди и не давая отстраниться. – Готов к конструктивному диалогу? – ухмыльнулся, тяжело дыша, ловя такое же тяжелое дыхание оппонента. И… все же ухмыльнулся, глядя в такие близкие сейчас глаза противника, извернулся… и переменил позиции, опрокидывая детектива на лопатки и прижимая его своим весом к полу.
- Повторюсь – твой план, полное дерьмо. Поэтому давай оставим все эти «не мешаться под ногами» и «чуть-чуть поможем»… Я хочу раскрыть это дело. Я хочу найти виновных и либо засадить их на веки вечные, либо грохнуть к чертовой матери. Но я не смогу этого сделать без тебя. Так же, как ты не сможешь сделать этого без меня. Нас не просто так поставили в пару, герой. И я собираюсь извлечь из этого максимальную выгоду… - облизнул окровавленные губы… и резко отстранился, поднимаясь на ноги и протягивая парню руку. – Ты со мной?

+1

8

Всё получилось не так, как он задумывал. А думал, честно говоря, Дин мало. Если конкретнее - то он не думал в принципе в этот момент. Эмоции, чувства - вот, что возымело верх, возобладало над ним, заставив наброситься на Дейсса с кулаками. Непрофессионально? Опрометчиво? Да, это было так. Но ему было просто необходимо выпустить тот скопившийся в нём пар, что мешал адекватно мыслить.
Кулачный бой вёлся с переменным успехом. Дин несколько раз сваливал Адама с ног и уже думал, что бой выигран, однако в каждый из таких моментов получал смачные кулачные оплеухи, или же просто-напросто мощные удары в незащищённые части своего тела. Их безумный и смертоносный танец длился несколько долгих, бесконечных минут. Они обменивались ударами, бросками, блоками.. Чёрт, им не хватало разве что выхватить из кобуры пистолеты и, заняв позиции, устроить друг с другом перестрелку прямо здесь. Пот и ненависть застилала его обычно спокойные глаза с непринуждённым взглядом. Сейчас в них отражалась бешеная, почти что животная ярость. И бороться с ней, увы, Дин не мог. А потому, стремительно летел по линии наименьшего сопротивления.
Что ж, пожалуй, следовало признать кое что. Привыкший сваливать патрульных офицеров на тренировках с ног и урабатывать практически любого соперника нехитрыми, но эффективными рукопашными комбинациями, Дин попросту не ожидал подобной прыти от своего оппонента. Может, тот и выглядел излишне брутально, что ещё минуту назад вызывало дикий, каламбурный смех, но постоять за себя мог явно. Что и доказывал, раз за разом проходя защиту Бёркхардта и оставляя на его теле болезненные следы. Дину больше не хотелось шутить по поводу модельной внешности. Он видел перед собой вполне равного, далеко не слабого противника, который в любой момент мог как улететь в нокаут, так и отправить в нокаут его самого.
Но их бой, всё же, постепенно утомлял. Настолько, что Дин терял концентрацию, но в итоге всё же смог навалиться на Адама. Победа.
- Засунь себе свой конструктивный диалог в з..
Вдруг Дейсс перевернулся и снизу оказался сам Бёркхардт.
"Чёрт!"
Тяжело дыша и глядя в глаза детектива, мужчина почувствовал, как на смену адреналину приходит усталость и умиротворение. Да - он, наконец, успокоился. Равно, как и Адам.
Моральный выбор. Протянуть Адаму руку, значило признать капитуляцию и нарушить тот образ, что он тщательно старался выстроить вокруг себя. Не протянуть.. В таком случае он бы выглядел просто глупо, ведь никакой поддержки со стороны отдела ждать не приходилось, а их с Дейссом сотрудничество, надо признать, было единственным вариантом выйти из игры победителем. Причём, мантию победителя, в случае успеха, примерил бы на себе как Дин, так и его протеже.
- Знаешь..
Дин смотрел на его руку, и..
- Чёрт с ним.
Протянул её Адаму, с его помощью поднимаясь на ноги.
- Если завалим расследование друг-друга, то хотя бы будем знать, что сделали всё возможное, чтобы найти их и наказать.. - Утирая ушибленные места и рассечённую губу рукой. - Только сделай одолжение, Дейсс. Если я после общения с тобой начну носить зауженные джинсы и использовать лосьон для волос - пристрели меня, хорошо?
Рассмеявшись, Дин кивнул Адаму в сторону выхода и медленно зашагал в ту сторону.

+1

9

Пока ждал, возьмется ли Дин за протянутую руку, Адам, казалось, затаил дыхание. И весь мир замер вокруг них. Ну, знаете, как это бывает в фильмах? Пропали звуки – испуганное перешептывание еще оставшихся в кафе людей, злобное бормотание бармена. Постепенно исчезли, словно стерлись, окружающие их люди. Остались лишь они двое. Лишь их тяжелое после драки дыхание. Лишь взгляд глаза в глаза. Вот он – момент истины. Примет ли его предложение его невольный напарник? Начало ли это новых отношений или полнейшее фиаско? Казалось, на заднем плане заиграла даже какая-то соответствующая этому напряженному моменту музыка… А потом Адам тихо рассмеялся. Слава высшим силам, они были не в каком-то голливудском блокбастере, поэтому вся эта чушь на секунду пронеслась у мужчины в мыслях, вызывая лишь легкое веселье.
В действительности же, разумеется, Адам ждал, когда его напарник схватится за протянутую руку. Но не затаив дыхание и не защемив сердце. Ему было интересно. Любопытно. Как поведет себя этот пока еще незнакомый парень, с которым они при любом исходе должны будут работать вместе явно не один месяц. Действительно ли примет предложенное перемирие? Или им придется работать в том же ключе, с которого они начали знакомство? Но Дин не разочаровал. И, помогая ему подняться на ноги, Адам довольно усмехнулся.
- Оставь этот негатив, напарник. – ухмыльнувшись, хлопнул парня по спине. – Не будет никаких «завалим». Мы их сделаем. И без вариантов.
Нельзя сказать, что Адам был весь такой в себе гиперуверенный. Хотя, конечно же был. Даже больше – слишком самоуверенным. Но вот в данном конкретном случае он не собирался складывать лапки. Пока, как говорил еще несколько минут назад  Дину, «не засадит их на веки вечные, либо грохнет к чертовой матери». Разумеется, не без помощи своего теперь уже точно напарника.
- И, нет, герой. Даже не надейся. – рассмеялся на предположение о зауженных джинсах и лосьоне для волос. – Я буду смотреть, как ты наслаждаешься сменой собственного имиджа. И еще и деньги на этом сделаю. Пропихну тебя в модельный бизнес. Остались у меня кое-какие контакты…
Все еще посмеиваясь, подмигнул Дину, выходя вместе с ним из кафе.

***

…Неделю спустя…

Информации, полученной от одного из поверенных детектива Бёркхарда, по мнению Адама не хватало. Координаты одной из точек тех самых албанцев, которых они оба подозревали в убийстве господина присяжного, были каплей в море. Но, увы, информаторы самого Дейсса вообще молчали. За эту неделю они практически не продвинулись в своем расследовании, чем явно безумно радовали начальство. То, что изначально было против экспериментального сотрудничества детективов из разных отделов при работе над одним делом. И чем самодовольнее становилось выражение вышестоящей морды, тем яростнее Адам вгрызался в это дело, вместе с Дином хватаясь за любую зацепку, буквально под микроскопом рассматривая любые информационные крохи.
Объект – склад оружие. Место расположения – доки в старой части контейнерных терминалов в порту ЛА. Идея одновременно наиглупейшая и гениальная по своей сути. Использовать один из крупнейших морских портов не только Штатов, но и всего мира в подобных целях – слишком рискованно. Но, как говориться, прятать лучше всего на самой поверхности. К тому же, огромная площадь местных контейнерных терминалов и их проходимость дает прекрасный шанс похоронить песчинку на пляже. Даже если это старая, очень старая и очень удаленная от центральной часть пляжа.
Сегодня они решили просто проверить наводку. Не кидаться сразу группой захвата, а тихо разведать обстановку. Добыть какие-то более материальные доказательства. Чтобы было с чем работать сейчас и чем прижать после. Поэтому на вылазку отправились только вдвоем под покровом постепенно наступающих на город сумерек. Знали бы они тогда, что это ловушка, но – увы… Хотя подобная мысль все же приходила в голову обоих детективов. Но слишком уж поджимали сроки, чтобы проявлять пусть и не излишнюю осторожность.
- Не нравится мне это все же… - проговорил тихо Адам, тенью скользя рядом с напарником между закрытых доков, постепенно приближаясь к цели. – И тихо здесь слишком, не находишь?
Тишина действительно стояла… Нет, не мертвая. Но слишком оглушающая после шума центральной части. Где даже в этот поздний час кипела жизнь – суетились рабочие, ездили машины, разгружались и загружались контейнеры, работали конвейеры и прочая специально обученная техника. Но чем дальше мужчины углублялись в старую часть доков, тем меньше народа попадалась им на пути. Пока превращенные в складские помещения не опустели окончательно. А в какой-то момент и сюда перестали доноситься звуки портовой жизни. Лишь отдавались приглушенным эхом звук собственных шагов по бетонному полу.

+1

10

Отрываться от жены Дину не хотелось. Кэтрин владела сетью ресторанов, а сам Бёркхардт был полицейским, что автоматически уменьшало время их совместного времяпрепровождения примерно на пятьдесят процентов. Из пятидесяти трёх. Разумеется, Кэт не была той, кто от недостатка внимания со стороны супруга посмотрит налево, женщина прекрасно понимала все расклады, однако долгое расставание с ней негативно сказывалось на мужчине. Хотя.. Смотря, с какой стороны на это обращать внимание. В профессиональном плане Дин становился настоящей машиной для убийств: холодной, расчётливой, беспощадной. Но в семейном, когда он возвращался домой, то не всегда успевал перестроиться, из-за чего у них частенько возникали проблемы. Благо, решались они практически сразу. Кэтрин не похожа на Дестини - бывшую жену Дина - которая "решила, что он мёртв" и нашла себе нового любовника уже спустя месяц его командировки. И Дин был уверен в ней. Но, к сожалению, всё меньше был уверен в себе. Какой же из него муж, право, если он при каждой возможности срывается и летит неизвестно куда, навстречу полицейских приключениям? Именно. Херовым. А уж отцом тем более никаким. Спасало лишь то, что у Бёркхардтов пока не было детей, да и в обозримом будущем не планирвалось.
Итак. Дейсс и Бёркхардт. Снова работали вместе по тому самому делу, что открыли неделю назад. Простой явно не шёл на пользу, и не способствовал карьерному росту детективов. Хотя в теории Дину расти было уже некуда: третья квалификация являлась последней перед командным рангом лейтенанта, а все лейтенанты, как правило, если не занимали должности глав отделов, то, как минимум, ассистировали и направляли деятельность полицейских Лос-Анджелеса. Его могли разве что понизить за ненадлежащую работу. А этого Дину не хотелось. Всё таки, звание и выслуга оказывали разительное влияние на зарплату и последующую полицейскую пенсию. Он думал о будущем. Он всегда о нём думал.
В порту было довольно холодно, и как только поток ветра добрался до Бёркхардта, детектив плотнее застегнул свою куртку и огляделся по сторонам. В конце-концов его взгляд опустился на Адама, которого мужчина изучал ровно три секунды. Что-то в новом напарнике ему не нравилось. Нет, он не сомневался в том, что в ПУЛА найдётся хоть кто-то, кто сможет вести дело, как это делал лощёный. Но вот эта скрытая кошачья натура, в перемешку с аккуратными движениями и неповторимой мимикой: всё это наталкивало на не очень хорошие мысли. Дин всё ещё не мог разобраться, какие именно, и что же его смущало. Быть может, Дейсс "брал на лапу"? Или же насиловал малолетних? А возможно он вообще был пассажиром разноцветного вагона, и женщины его не интересовали? Что-то очень близкое к этому.
Впрочем, Бёркхардт не должен был рассуждать на эту тему. Они оказались здесь не просто так, и терять сосредоточенность не стоило ни при каких обстоятельствах.
- Тихо? - переспросил Дин. - Ты сказал - "тихо"?
Вокруг и впрямь стало отнюдь не шумно. Даже рабочие куда-то улетучились; минуту назад Бёркхардт проводил последнего из них взглядом. Довольно странно.
- Я не люблю эти стелс-миссии, - не дожидаясь ответа продолжил мужчина. - По закону жанра, всегда происходит какая-нибудь хрень. Я привык перестраховываться.
Тем временем, они вышли на пространство между двумя рядами огромных контейнеров. Где-то впереди стоял грузоподъёмный кран, который, естественно, не был активен.
- Всегда нужно иметь план B, план C, план D.. Ну и так далее. Как там в поговорке? "Лучше перебдеть, чем недобтеть". Она подходит в самый раз, мистер Укладка-Волос. У меня до сих пор поджилки трясутся. Не потому, что меня пугает тишина или темнота, а потому, что впервые за несколько месяцев я не имею путей отхода. Нам стоило хотя бы договориться с диспетчером, чтобы он отправил пару "адамов" патрулировать этот район, и в случае чего у нас хотя бы была огневая мощь..
Дин запнулся. Что-то поменялось. Резко, едва уловимо. Но он почувствовал это. А спустя секунду закричал:
- В сторону!
И оттолкнул напарника за контейнер, куда спустя секунду закатился и сам. В следующее мгновение из контейнера посыпались снопы искр, выбиваемые автоматическим оружием. В них стреляли.
- Вот об этом я и говорил! - Дин бросил эту фразу на выдохе, расчехляя свой пистолет. - Надеюсь, ты взял из машины рацию?
В его глазах была надежда и понимание того, что в противном случае целыми им не выбраться.

+1


Вы здесь » The L Word » ✗ личные эпизоды » Мне кажется, я его ненавижу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC