The L Word

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Моя "прекрасная" няня


Моя "прекрасная" няня

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: те же лица, только в профиль...
Ирэн Фолл, Адам Дейсс и его сестра/дочь Мелоди, НПС.

Время и место действия: март 2016, дом Адама, гаражная автомастерская, где работает Рена, и далее по тексту, в смысле - по обстоятельствам
Краткое описание/суть отыгрыша: Чуть больше месяца прошло с того момента, как мы сковали друг друга прочной цепью... не сказать, чтобы такой уж нерушимой, но... всегда найдется кто-то, кто хочет сделать ее еще крепче, еще прочнее, воспитав во мне "чувство ответственности". Мне вот только интересно... кто, когда и при каких обстоятельствах во мне чувство ответственности в последний раз-то видел?

Отредактировано Irene Fall (2016-10-03 23:49:37)

+1

2

Не сказать, чтобы за прошедший месяц отношения Рены с Адамом резко улучшились… Девчонка выполнила свое обещание – в том смысле, что таки-вышла на работу в ночные смены. У этого плана, с ее точки зрения, был существенный плюс: она почти не пересекалась с Адамом. В самом деле, что такое пара часов в сутки, если по факту их 24? Уходила около 11-ти, приходила – когда коп уже отвез Мел в школу и уехал на свое дежурство, спала до возвращения девочки из школы (с ней она ладила хоть как-то), периодически помогала с уроками или ужином – в зависимости от вопросов и ответов… Если только ужинали где-то в промежутке с 9 до 11 вечера все вместе… Потом Рена снова была предоставлена самой себе. 
Такой образ жизни хотя бы не усугублял глухое раздражение и помогал сохранять нейтралитет по молчаливому уговору, заключенному не понятно, как, и непонятно, когда, между Реной и Адамом. Ради Мел. Рена, скорее всего, не призналась бы себе никогда в жизни, но огромным сдерживающим фактором и ключом к вполне себе сносной атмосфере в доме была именно Мелоди. Девчонка же не виновата, что брат – а) коп, б) ненормальный коп, в) коп, уперто реализующий свою программу… Последняя всё ещё была для Рены объектом постоянного фейспалма и острого неприятия… в смысле, неверия в то, что всё, что ни делается, делается ради ее же блага. Ага. 
Для домашнего ребенка, прошедшего жестокую школу приютского детского дома, мысли о том, что кто-то способен бескорыстно заботиться о благе другого, вызывали либо циничную усмешку, либо рвотный рефлекс. «Корысть» Адама во всём этом деле всё ещё была для Рены не совсем понятной, однако, найдя для себя вполне логичное объяснение (например, получить повышение по службе), она всё-таки несколько сбавила резкость тона – не сбавив при этом «оборотов». Другими словами, более чем осознанного желания, чтобы всё было «как раньше», выражаясь словами психологов, «в зоне комфорта». Когда сама себе хозяйка, когда нет правил, кроме тех, которые ты установил или принял сам, когда не надо ни перед кем отчитываться в своих действиях, когда тебе доверяют, если ты говоришь, что сделаешь – и знают, что сделаешь это хорошо… 
Но прежних отношений больше не было. Потому что не было рядом того, с кем они создавались. Тома – мать его – «Блая» – Хенкса. Если учесть тот факт, что с ним она и жила, и работала, ощущение свободы, упоение ею, понимание того, что все в жизни так, как надо, и на своих местах – не торопились возвращаться. Нет, с работой девчонка более-менее разобралась, с первого дня зарекомендовав себя, как мастера, отличного мастера, любящего свое дело и разбирающегося в нем как должно. Однако вне работы… 
Вне её всё чаще поднималось щемящее ощущение дискомфорта. И появлялось оно с приходом Адама. Нет, правда. Можно сверять момент с его приходом. Рена сама не понимала, почему напрягалась, «подбиралась» и выставляла сотни невидимых «шипов» в свою защиту, настороженно «наблюдая» за каждым жестом с его стороны и каждым сказанным словом с того самого момента, как Адам переступал порог дома с Мелоди вместо медали – на шее. Не верила? Конечно, нет. Она была бы круглой идиоткой, если бы вот сразу, без оглядки, доверилась копу. Не понимала? И это тоже. Не могла понять, как можно иметь как минимум два лица – одно для Мел, другое для нее, поскольку общался он с ними совершенно по-разному… Это чувствовалось кожей и никак не могло ускользнуть от внимания Рены. Не стремилась к нему? Ну… да. Не стремилась. В конце концов, она ему не ребенок, не дочь и не сестра, чтобы любить его просто так за то, что он приходит. Опасалась? Может быть… Ведь Адам – это стан «врага», коими испокон века были для преступников копы. Как бы Рене ни хотелось, ни на одну минуту она не могла забыть, почему и зачем она здесь – в его присутствии. И если бы не Мел…
Потихоньку, полегоньку, медленно и постепенно, Рена только-только начала приоткрываться рядом с ней. Охотнее и искреннее улыбалась. Больше рассказывала и делилась мыслями, немного расслабляясь… и снова «закрывалась», стоило только подойти Адаму, ограничиваясь куда более скромным запасом слов, в особенности о тех или иных личных переживаниях и мыслях. «Все окей. Нормально. Не лезь ко мне», - незримо присутствовало за каждой такой фразой. Единственной, кто мог выдавать ее маленькие тайны – это Мел, и Рена порой забывала об этом… Впрочем, было ли это, не было, или просто оказалось игрой воображения, зла на нее Рена в любом случае не держала, отчасти понимая, что Мелоди смотрит на Адама иначе. И для нее он – единственный родной человек, иначе жила бы с родителями, а не с братом… и Дейсс не был бы ее опекуном. 
В общем… Как всегда в отношениях, всё сложно. Несмотря на тщательно поддерживаемый и сохраняемый обеими сторонами вооруженный нейтралитет. 
Потому, когда Адам вдруг особо попросил забрать Мелоди из школы, Рена несколько удивилась. Обычно эту почетную обязанность Адам исполнял только сам, не поручая никому другому. Последовавшая за этим просьба присмотреть за ней до его прихода – удивила еще больше. В какой-то момент захотелось вздернуть подбородок и ответить что-нибудь предельно лаконичное в духе: «Хрен тебе, а не морковка», но… Может, ему просто хочется, чтобы это сделал кто-нибудь из людей… скажем так, не совсем посторонних, и… не чужих мам и пап, а кто-нибудь, кого Мел хорошо знает? Потому как только слепой бы не заметил, что эти ужины, когда собирались за столом все вместе, радовали ее. И Рена уже вроде как (показушно, конечно) «член семьи»… отчего девушка в корне отвыкла за 13 лет, с трудом вспоминая, как это. Когда тебя кто-то ждет и о тебе беспокоится, и…
Воспоминания о родителях тоже выбивали из колеи и прибавляли чувства дискомфорта. Но именно из-за них Рена подавилась отказом, долгим взглядом посмотрела на Адама и, поджав губы, в конце концов проговорила: 
- Хорошо. Я заберу ее завтра, - открыла входную дверь, торопясь на свою ночную смену. –  Адрес школы и время оставь на столе. Пока. 
***
Таким вот образом ее согласие обернулось тем, что Рена, не выспавшись до конца, действительно пришла за ней в школу. Действительно оттуда забрала. И даже разогрела на плите обед, составив ей компанию. 
- Что там дальше у тебя по расписанию? – уточнила, прибираясь со стола. – Уроки? Вперед, начинай, я пока посуду помою.
«И телек потом посмотрю», - подумалось про себя. Хотя б так недостаток сна себе компенсирует. Вроде ралли должны по какому-то там из каналов идти. Однако сегодня отдыху не суждено было длиться долго. 
Около четырех часов – вдруг – раззвонился мобильный. «Ну что там еще…» Не слишком довольная Рена цапнула телефон и ответила, не глядя:
- Да? Рена. – Какое-то время слушала. – И что? Я не могу сейчас. Посидеть кое с кем попросили. В смысле-в смысле… в прямом! – усмехнулась. – Со школьницей. – Трубка вновь завела песни об авралах. - Слушай, ну, некуда мне ее девать, – резковато отозвалась Рена. Жалко, конечно, деньги терять, но что поделать. «Что-что?» Видимо, мобильный предложил вариант весьма неординарный. – Идея, конечно… Уточню и перезвоню. 
Вот так, легко и непринужденно родилась показавшийся весьма привлекательным – вариант развития событий.
- Мееееел! – Рена подала голос так, чтобы ее уж наверняка услышали в мансарде. – Хочешь посмотреть, где я работаю? – уточнила громко, не взирая на веские доводы рассудка, что Адам в лучшем случае прибьет, если узнает. Но! Если не узнает – так ведь и не прибьет? И прибавила серьезней и тише, когда девочка все же спустилась, серьезно глядя в лицо.
На работе аврал, рабочие руки нужны позарез, просят прийти пораньше. Ну и… Адам просил за тобой присмотреть. – Вот только не сказал, где это нужно делать. – Поедешь со мной? – спросила серьезно, втайне надеясь на то, что девочка согласится. А если так, то следующим побуждением к действию станет короткое и приподнятое: «Собирайся! Поехали».

+1

3

Из-за Мел Адама сдергивали с работы ровно два раза за все те три года, которые младшая сестра жила с ним. Первый раз – в школу. На ковер к директору. Это произошло через несколько месяцев после того, как девочка переехала к Адаму и пошла в новую школу. Был у них в классе местный задира, которому не понравилась азиатская внешность новенькой. И ведь Мел ничего не говорила, никогда не жаловалась да и просто, казалось, не обращала на этакую травлю в одном лице. Но однажды нашла коса на камень. И не то чтобы девочка умела или любила драться, но в конце-концов, не сумев решить конфликт вербально, она оставила обидчика с разбитым носом. Правда, и сама обзавелась несколькими синяками. И хотя Адам тогда готов был убить за это обидчика, он был чрезвычайно горд за свою малышку. К слову, стоит отметить, что после той эпической драки Мел больше никто не трогал.
Второй раз был года полтора назад. И, пожалуй, те несколько дней были самыми страшными в жизни Адама. Обычная простуда переросла в ангину. Она дала осложнение и температуру под сорок. И именно из-за этой температуры Адам и сорвался чуть ли с совещания, когда позвонила его гувернантка и рассказала о том, что была вынуждена вызвать скорую. В тот раз Адам дневал и ночевал в больнице, пока врачам не удалось сбить жар. И только когда угроза для жизни исчезла, буквально пинками выгнал себя на работу. Продолжая приезжать каждый день и оставаться в больнице едва ли не за полночь, пока его не начинали выгонять медсестры и дежурные врачи.
Поэтому сейчас, когда ему позвонили из больницы с сообщение о том, что к нему поступила его подопечная, мужчина сразу же сорвался, перекидывая все свои дела на коллегу и не слыша гневных криков начальства вслед. По дороге второй раз в жизни сознательно махнул рукой за правила и наплевал на возможные штрафы. Мог думать только об одном – пусть с ней все будет в порядке. А со штрафами разберется потом. Мелодии сейчас была важнее.
В холл больницы мужчина ворвался пятнадцать минут спустя. Долго пытался получить хоть какую-то информацию на стойке ресепшн, и в итоге был отправлен в отделении хирургии. Но и там не смогли сказать ничего конкретного, пообещав, что доктор выйдет и поговорит с ним, как только освободиться. И когда паника уже достигла наивысшей точки, Адам заметил расхаживающею из угла в угол Рену. И, нет, не успокоился. Но теперь было кому адресовать свои вопросы. И получить на них хоть какие-то ответы.
- Как это произошло? – шагнув к Рене, заставил остановиться, едва не влетев в него, и нахмурился. Кричать и ругаться не собирался. Пока что. Но, говоря откровенно, был уже на грани. Испытываемый страх за сестру сделал свое дело. И Рена вдруг показалась тем объектом, на которого весь этот страх можно было бы обрушить. Потом. Ну или сейчас частично. Потому и задал вопрос «как», а не «что». Что случилось – она скажет сама. А потом и врач объяснит. Глядя на Рену, важнее оказалось понять – как. Как такое могло произойти. Попросив девушку посидеть с сестрой, Адам рассчитывал на то, что это будет страховкой от таких вот ситуаций. Как оказалось – зря.

+1

4

Сказать честно, Рена переживала никак не меньше Адама, кляня себя на все лады за то, что плохо уследила. Черти ее дернули потащить Мелоди с собой в гараж! И вроде хорошая девчонка, и ей было даже интересно… Согласно всем правилам безопасности, Рена выдала девчонке свою каску (впервые в жизни серьезно задумавшись о том, зачем ее вообще полагается надевать), указала наиболее опасные зоны и попросила близко к ним не подходить, и, чтобы девчонке не стало скучно, подрядила ее к себе – помогать. Хотя помощью это называлось с натяжкой: едва ли Мел знала названия всех имеющихся в распоряжении и под рукой механика разнообразных инструментов.
Что именно и в какой момент произошло, Рена до сих пор не могла объяснить себе сама – но слава богу! – на девчонке была каска, это хоть как-то уберегло от травмы голову! Просто в какой-то момент Рена слишком увлеклась движком и выпустила Мелоди из поля зрения. Как оказалось – совершенно зря, потому что гаражного типа ремонтная мастерская таит для ребенка просто неисчислимое количество опасностей. Даже предупреждение «товарищей по цеху» и просьба «быть внимательнее» не помогли.
- Эй, чей ребенок? – стороннее высказывание вызвало недоумение.
«Ребенок? Какой ребенок?» А потом как осенило. «Мел!!!» И Рена, сломя голову, кинулась на зов, однако для нее оказалось уже слишком поздно.
- Еб… вашу мать, какого хера! – досталось в равной степени парням и мужикам, столпившимся этаким «кружком любопытных и сочувствующих». Рена сорвала с места первую попавшуюся машину «на ходу», чтобы только отвезти Мелоди в ближайшую приличную больничку, откуда, разумеется, просто обязаны были сообщить опекуну, и лично ее это не радовало совершенно. И если, не приведи бог, с Мел что-то серьезное…
«Загрызу суку», - не замечая толком ничего вокруг себя, Рена металась, не отходя далеко от заветной двери, раздраженно сбрасывая звонки мобильного, пока вдруг не врезалась в Адама. Почти впечаталась в него, на самом деле, с неудовольствием понимая, что явился он как-то слишком быстро. Она сама еще толком ничего не знала, кроме того, что на снимках вроде страшного ничего нет, кроме перелома.
- Блядь, разумеется, случайно, - Рена раздраженно повела плечом, упираясь взглядом в подбородок Адама и не решаясь поднять взгляд выше. – Ты же не думаешь, что я могла намеренно Мел до больницы довести?
Впрочем, поднять глаза все равно пришлось. И закусить губу, чтобы не словить чего лишнего.
- С ней все нормально, - отчаянно врала, также отчаянно понадеявшись на брошенные вскользь слова врача про снимки. – Сломала руку, всё срастётся. Я пару раз ломала – ничего. Срослось отлично, даже не заметно.
Все эти слова, вся эта бравада конечно должны были отвлечь Адама от допроса по поводу того, каким образом, находясь дома, Мел могла сломать себе руку. Как ни крути, со всех сторон выходило, что без участия Рены каким-то образом тут не обошлось. Как же не вовремя зазвенел мобильный!
Рена в очередной раз сбросила звонок, буквально чувствуя, как Адам буравит ее тяжелым мрачным взглядом, и именно сейчас поняла, что признаваться-то придется. Вне зависимости от того, хочет она это делать или нет.
- Я взяла ее с собой на работу, - не глядя в его сторону, проговорила в конце концов девчонка, коротко выдохнув эти слова, и уперлась неожиданно упрямым и несгибаемым взглядом глаза в глаза. – Мне позвонили, там аврал, просили выйти раньше ночной смены. Я не могла оставить Мел дома одну и взяла ее с собой, в гаражную мастерскую.
Ну? А теперь что? «Искра, буря, безумие»?

Отредактировано Irene Fall (2016-12-08 18:09:34)

0


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Моя "прекрасная" няня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC